Информация

Решение Верховного суда: Определение N 25-АПУ16-11СП от 18.01.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №25-АПУ 16-11СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 18 января 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Лаврова Н.Г. и Смирнова В.П.

с участием осужденных Петрова И.А. и Суркова Ю.В. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Гасанова РФ., Иванова Л.Н. и прокурора Аверкиевой В.А.

при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Петрова И.А. и адвокатов Жихарева В.Г. и Иванова Л.Н. на приговор Астраханского областного суда от 8 ноября 2016 г., по которому

ПЕТРОВ И А

оправдан по ч. 1 ст. 222 УК РФ на основании п. 1 п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за недоказанностью события преступления и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта с признанием в этой части права на реабилитацию

и

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы,

п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев,

ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 17 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с последующим ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с возложением ограничений не покидать свое жилище в период времени с 21 часа до 6 часов утра, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться для регистрации 2 раза в месяц в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы;

СУРКОВ Ю В области,

оправдан по ч. 2 ст. 228 УК РФ на основании п. 1 п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за недоказанностью события преступления и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта с признанием в этой части права на реабилитацию

и

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы,

п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев,

ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с последующим ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с возложением ограничений не покидать свое жилище в период времени с 21 часа до 6 часов утра, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где он будет проживать, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться для регистрации 2 раза в месяц в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Постановлено исчислять начало срока наказания Петрова И.А. и Суркова Ю.В. с 27 января 2016 г.

Решено взыскать с Петрова И.А. и Суркова Ю.В. в пользу Ф.

по 500 000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб дополнений к ним и возражений на них, выступления осужденных Петрова И.А. и Суркова Ю.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб поданных в их интересах, адвоката Гасанова РФ. в защиту осужденного Петрова И.А., адвоката Иванова Л.Н. в защиту осужденного Суркова Ю.В мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Петров И.А. и Сурков Ю.В. осуждены за разбойное нападение на Д за ее умышленное убийство и за покушение на умышленное уничтожение жилого дома и другого имущества потерпевшей, совершенные 24 декабря 2015 г. в с.

района области при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В своих апелляционных жалобах и в дополнениях к ним осужденный Петров И.А. и его защитник - адвокат Жихарев В.Г., просят приговора в части осуждения Петрова И.А. по п. «в» ч. 4 ст. 162, п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство в связи с существенными нарушениями уголовно процессуального закона. При этом осужденный и защитник ссылаются на то что при формулировании вопросов вопросного листа сторона защиты просила отдельно поставить вопросы по обвинению в убийстве и по обвинению в разбое, поскольку Петров И.А. утверждал, что предварительного сговора и умысла на убийство Д не было однако председательствующий не сделал это, чем нарушил положения ч. 2 ст. 338 УПК РФ; суд ухудшил положение Петрова И.А., заменив квалифицирующий признак совершения убийства «группой лиц по предварительному сговору» признаком «группой лиц», который осужденному органами предварительного следствия не вменялся.

Кроме того Петров И.А. ссылается на то, что председательствующий четыре раза возвращал вопросный лист коллегии присяжных заседателей утверждая, что он заполнен неправильно; назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым; в ходе предварительного следствия он вынужден был оговорить себя в результате применения к нему физического насилия оперативными сотрудниками полиции; слово «единодушно» в вопросном листе написано другим человеком, возможно, председательствующим.

В своей апелляционной жалобе защитник осужденного Суркова Ю.В адвокат Иванов Л.Н., просит приговор в части осуждения Суркова Ю.В отменить и направить уголовное дело в этой части на новое судебное рассмотрение в ином составе суда. В обоснование своей просьбы адвокат ссылается на то, что председательствующий необоснованно отклонил заявление стороны защиты о неспособности коллегии присяжных заседателей вынести объективный вердикт, так как на вопрос: «Кто из вас согласен с тем, что сомнение должно толковаться в пользу обвиняемого утвердительно ответил только один кандидат в присяжные заседатели; 12 октября 2016 г. председательствующий в присутствии присяжных заседателей предложил потерпевшей Ф высказать свое мнение о мере наказания Суркову Ю.В. и Петрову И.А. в случае признания их виновными, чем сориентировал присяжных заседателей на вынесение обвинительного вердикта.

В дополнениях к своей апелляционной жалобе адвокат Иванов Л.Н указывает на то, что председательствующий создал предубеждение у присяжных заседателей о том, что все доказательства, которые представляются стороной обвинения, являются достоверными и присяжным заседателям не стоит их оценивать по своему внутреннему убеждению и совести; указав в судебных прениях на то, что обвинительное заключение по делу утверждено заместителем прокурора Астраханской области государственный обвинитель оказал на присяжных заседателей незаконное воздействие; председательствующий на недопустимые высказывания государственного обвинителя в судебных прениях никак не реагировал; для проверки правильности заполнения вопросного листа председательствующий в совещательную комнату не удалялся, а просто покидал зал судебного заседания; в постановлении судьи о назначении судебного заседания имеется распоряжение о вызове в качестве кандидатов в присяжные заседатели 60 человек, однако предварительный список был составлен на 400 человек; из первых 60 кандидатов явились 3 кандидата, остальные 20 явившихся кандидатов располагались после 60 номера списка, из чего следует, что настоящее уголовное дело было рассмотрено незаконным составом суда назначенное Суркову Ю.В. наказание является чрезмерно суровым, так как у последнего имеется ряд обстоятельств, смягчающих его наказание.

Государственный обвинитель Саенко И.В. принес письменные возражения на апелляционные жалобы с просьбой оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия не нашла оснований для их удовлетворения по следующим мотивам.

По ходатайству осужденных настоящее уголовное дело было рассмотрено судом с участием коллегии присяжных заседателей.

Довод апелляционной жалобы адвоката Иванова Л.Н. о том, что коллегия присяжных заседателей могла быть сформирована только из 60 кандидатов в присяжные заседатели является ошибочным.

Согласно ч. 4 ст. 325 УПК РФ в постановлении о назначении уголовного дела к слушанию судом с участием присяжных заседателей должно быть определено количество кандидатов в присяжные заседатели которые подлежат вызову в судебное заседание и которых должно быть не менее 20 человек. Если в судебное заседание областного суда явилось менее 14 кандидатов в присяжные заседатели, то председательствующий дает распоряжение о дополнительном вызове в суд кандидатов в присяжные заседатели (ч. 3 ст. 327 УПК РФ).

Как видно из протокола судебного заседания для формирования коллегии 11 октября 2016 г. в областной суд явились 23 кандидата в присяжные заседатели (л.д. 3-4 т. 14), что позволило суду сформировать коллегию из данного количества кандидатов без объявления перерыва в судебном заседании для дополнительного вызова в суд кандидатов в присяжные заседатели (л.д. 10 т. 14).

Таким образом, указав в постановлении о назначении судебного заседания по настоящему уголовному о вызове в судебное заседание 60 кандидатов в присяжные заседатели, председательствующий вправе был в дальнейшем дать устное распоряжение об увеличении их количества до 400 человек. То обстоятельство, что он сделал это до начала судебного заседания какого-либо правового значения не имеет.

Формирование коллегии присяжных заседателей по настоящему уголовному делу было проведено в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, в результате чего участники судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ (л.д. 4-11 т. 14).

В силу ч. 1 ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт и требовать ее роспуска.

Адвокат Иванов Л.Н. воспользовался правом, предусмотренным ч. 1 ст. 330 УПК РФ. Однако председательствующий своим постановлением отклонил заявление адвоката Иванова Л.Н. о роспуске коллегии присяжных заседателей (л.д. 234 т. 12). Судебная коллегия находит данное постановление законным и обоснованным. При этом она исходит из того, что согласно ч. 3 ст. 328 УПК РФ вопросы, задаваемые кандидатам в присяжные заседатели, должны касаться их личностей и отношений с другими участниками уголовного судопроизводства, а также должны быть направлены на выяснение обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела. Вместе с тем по смыслу закона при опросе кандидатов в присяжные заседатели председательствующий должен принимать меры к тому, чтобы задаваемые сторонами вопросы понимались однозначно, были конкретными, связанными с обстоятельствами, которые, по мнению опрашивающего, могут препятствовать участию кандидата в присяжные заседатели в рассмотрении данного уголовного дела. Кроме того, на момент формирования коллегии правила оценки доказательств кандидатам в присяжные заседатели еще не разъяснялись, а вывод защитника о том, что некоторые из них должны били знать положения ст. 14 «Презумпция невиновности» УПК РФ в связи с наличием у них юридического образования, нельзя признать состоятельным Более того основания, по которым адвокат Иванов Л.Н. заявил о роспуске коллегии присяжных заседателей, противоречат приведенным выше положениям ч. 1 ст. 330 УПК РФ о том, при каких обстоятельствах участники судебного разбирательства вправе утверждать о тенденциозности сформированной коллегии.

Высказывание потерпевшей Ф своего мнения о суровом наказании виновных лиц, по мнению Судебной коллегии, не может служить основанием для вывода о склонении присяжных заседателей к вынесению обвинительного вердикта, поскольку данное высказывание является мнением участника судебного разбирательства на стороне обвинения и в силу этого обстоятельства оно вполне предсказуемо. Кроме того согласно протоколу судебного заседания сразу же после высказывания своего мнения о наказании председательствующий обратился к присяжным заседателям с просьбой не учитывать эмоциональное состояние лиц допрошенных в судебном заседании (л.д. 28 т. 14). А как правильно указано в возражениях государственного обвинителя на апелляционные жалобы вопрос о наказании определенным образом входит в компетенцию коллегии присяжных заседателей, на разрешение которой в обязательном порядке ставится вопрос о том, заслуживает ли виновное лицо снисхождения либо нет.

Вопреки доводам апелляционных жалоб судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства с целью установления фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

То обстоятельство, что председательствующий снимал некоторые вопросы и делал замечания участникам судебного заседания со стороны обвинения и со стороны защиты, отказывал в удовлетворении ряда их ходатайств, снимал задаваемые вопросы не может свидетельствовать о его предвзятости, поскольку в силу специфики судебного разбирательства с участием коллегии присяжных заседателей указанные выше действия председательствующего судьи были продиктованы соблюдением требований ч. 7 ст. 335 УПК РФ.

Помимо всего прочего председательствующий судья принимал меры к тому, чтобы до присяжных заседателей не была доведена недопустимая информация, а если такая информация все же до них доводилась, то он давал присяжным заседателям соответствующие разъяснения на этот счет.

Как видно из протокола судебного заседания оба осужденных имели возможность довести до присяжных заседателей свое отношение к предъявленному обвинению и дать по нему подробные показания.

Всем участникам судебного разбирательства по настоящему уголовному делу со стороны обвинения и со стороны защиты суд предоставил возможность выступить перед присяжными заседателями в прениях, с репликами, а осужденным еще и с последним словом.

Государственный обвинитель, выступая со вступительной речью и в судебных прениях, выполнял свойственную ему функцию - функцию обвинения. В связи с чем в его высказываниях, на которые обращено внимание в апелляционной жалобе адвоката Иванова Л.Н., недопустимую информацию Судебная коллегия не усматривает.

Вопросный лист по настоящему уголовному делу был сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а вопросы, подлежавшие разрешению присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ. Они составлены с учетом обвинения, предъявленного органами предварительного следствия и поддержанного государственным обвинителем, результатов судебного следствия, прений сторон, после обсуждения их со сторонами, в ясных и понятных выражениях.

В силу ч. 1 и ч. 3 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. После основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности. В необходимых случаях отдельно ставятся вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления. Допустимы вопросы позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Согласно предъявленного Петрову И.А. и Суркову Ю.В. обвинения убийство Д они совершили в ходе разбойного нападения на нее. В связи с чем у председательствующего не было оснований соглашаться с предложением адвокатов о постановке вопросов в зависимости от юридической квалификации содеянного. К тому же, как видно из содержания вердикта, присяжные заседатели правильно сориентировались в вопросе о доказанности виновности Петрова И.А. и Суркова Ю.В. (вопросы № 2 и № 5), поскольку установили, что предварительного сговора на убийство у последних не было ( л.д. 91-92 т. 13).

Напутственное слово председательствующим подготовлено в письменном виде (л.д. 98-109 т. 13) и произнесено им перед коллегией присяжных заседателей в соответствии с требованиями ч.ч. 2-4 ст. 340 УПК РФ (л.д. 110 т. 14).

Доводы апелляционных жалоб адвоката Иванова Л.Н. о том, что председательствующий неправильно разъяснял присяжным заседателям их полномочия и ориентировал их на вынесение обвинительного вердикта опровергаются материалами уголовного дела. Так из текста напутственного слова видно, что председательствующий подробно и в доходчивой форме объяснил присяжным заседателям правила оценки доказательств установленные уголовно-процессуальным законом, и призвал их к вынесению объективного вердикта (л.д. 107-108 т. 13).

В силу ч. 6 ст. 340 УПК РФ стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности.

По настоящему уголовному делу правом, предусмотренным ч. 6 ст. 340 УПК РФ, никто из участников судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты не воспользовался. Лишь адвокат Иванов Л.Н. в очередной раз напомнил присяжным заседателям положения ст. 14 УПК РФ о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а отказ подсудимого от дачи показаний или его молчание в суде не должны истолковываться как свидетельство его виновности (л.д. ПО т. 14).

Согласно ч. 2 ст. 345 УПК РФ, найдя вердикт неясным или противоречивым председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Неоднократное возвращение коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату законом не запрещено. Причины, по которым присяжные заседатели возвращались в совещательную комнату по настоящему уголовному делу, председательствующий огласил публично. Так первый раз председательствующий возвратил присяжных заседателей для уточнения ответа на вопрос № 1 в части нанесения ударов по голове Д с учетом ответов на вопросы № 2 и № 5, а затем председательствующий несколько раз возвращал присяжных заседателей в связи с тем, что в вопросном листе не были указаны результаты голосования на вопросы № 2, 5 и 12 (л.д. ПО т. 14). Последнее обстоятельство объясняет дописку слов «единодушно» в вердикте и в отличие от осужденного Петрова И.А. не создает у Судебной коллегии представления о том, что эта дописка могла быть произведена с нарушением закона.

Удаление председательствующего из зала судебного заседания для изучения вердикта на предмет его непротиворечивости и ясности законом тоже не запрещено. Довод апелляционной жалобы адвоката Иванова Л.Н. о том, что удаление происходило не в совещательную комнату, а в какое-то другое место, не предназначенное для совещания, основано на предположениях и не содержит в данной части убедительной мотивировки существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Доводы апелляционной жалобы осужденного Петрова И.А. о недоказанности его виновности в совершении преступлений, за которые он осужден, не могут быть предметом обсуждения Судебной коллегии поскольку фактические обстоятельства дела, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, являются обязательными для всех и никем не могут быть поставлены под сомнение.

Приговор постановлен на основании обвинительного вердикта и за рамки предъявленного осужденным обвинения не выходит.

Действиям осужденных Петрова И.А. и Суркова Ю.В. дана правильная юридическая оценка по п. «в» ч. 4 ст. 162, п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Согласно фактическим обстоятельствам, установленным присяжными заседателями, оба осужденных принимали непосредственное участие в лишении жизни Д путем ее удушения. Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката Жихарева В.Г. и осужденного Петрова И.А замена председательствующим в соответствии с вердиктом квалифицирующего признака совершения убийства «группой лиц по предварительному сговору» квалифицирующим признаком «группой лиц» не нарушает положение ст. 252 УПК РФ и не ухудшает положение осужденных По смыслу закона более тяжким является обвинение, когда применяется другая норма уголовного закона (статья, часть статьи или пункт), санкция которой предусматривает более строгое наказание; в обвинение включаются дополнительные, не вмененные обвиняемому факты (эпизоды), влекущие изменение квалификации на закон, предусматривающий более строгое наказание, либо увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянному. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору имеет большую степень общественной опасности по сравнению с совершением преступления группой лиц, которые предварительно о совершении преступления не договаривались.

Обоим осужденным по настоящему уголовному делу назначены наказания в соответствии с требованиями уголовного закона.

Так, в силу ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть оно должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Петровым И.А. и Сурковым Ю.В. совершены особо тяжкие преступления.

Санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет либо пожизненное лишение свободы. По данной статье Петров И.А. и Сурков Ю.В. не были признаны присяжными заседателями заслуживающими снисхождения, что в силу ч. 1 ст. 65 УК РФ исключало бы возможность назначения им пожизненное лишение свободы Однако, установив, что Петров И.А. и Сурков Ю.В. активно способствовали раскрытию и расследованию преступлений, в силу ч. 3 ст. 62 УК РФ суд исключил возможность назначения им наказания в виде пожизненного лишения свободы.

В силу ч. 4 ст. 56 УК РФ при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы равен 25 годам.

Петрову И.А. и Суркову Ю.В. как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности назначены сроки лишения свободы далекие от максимальных сроков, предусмотренных санкциями ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, а также ч. 4 ст. 56 УК РФ. Из чего следует, что все те обстоятельства, смягчающие их наказания, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах, были учтены судом первой инстанции в полной мере.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия пришла к выводу о том что оснований, предусмотренных п.п. 2-5 ст. 38915 и ч. 2 ст. 38917 УПК РФ для отмены или изменения приговора, по настоящему уголовному делу не имеется, а поэтому, руководствуясь ст. 38920, 38928УПК РФ,

определила приговор Астраханского областного суда от 8 ноября 2016 г. в отношении ПЕТРОВА И А и СУРКОВА Ю В оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судь

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 56 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта