Информация

Решение Верховного суда: Определение N 16-АПУ17-2 от 15.02.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №16-АПУ 17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 15 февраля 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

с участием осужденных Попова Г.Н., Кондерешко Д.И., Кожакина И.В и Зимина Д.А. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Шаповаловой Н.Ю., Поддубного СВ., Процюка М.М., Лунина Д.М., защитника наряду с адвокатом Черноярова А.П. и прокурора Титова Н.П.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Кожакина И.В., адвокатов Рыкова П.С, Куприяновой А.Г. и защитника наряду с адвокатом Черноярова А.П. на приговор Волгоградского областного суда от 8 декабря 2016 г., по которому

ПОПОВ Г Н ,,

осужден по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы,

п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 19 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года, с установлением ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в период с 22 часов до 6 часов; не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования и не изменять место жительства или пребывания, в которых он будет проживать после отбывания лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы (уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства) в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, с возложением обязанности являться два раза в месяц для регистрации в специализированный государственный орган осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы (уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства);

КОНДЕРЕШКО Д И ,

осужден по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

КОЖАКИН И В ,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы,

п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы

ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 13 годам 9 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

ЗИМИН Д А

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы,

п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 9 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исчислять начало срока наказания Попова Г.Н Кондерешко Д.И., Кожакина ИВ. и Зимина Д.А. с 8 декабря 2016 г., с зачетом времени предварительного содержания Попова Г.Н. под стражей с 24 декабря 2014 г. по 8 декабря 2016 г., а Кондерешко Д.И. и Кожакина И.В. - с 19 декабря 2014 г. по 8 декабря 2016 г., с зачетом времени задержания Зимина Д.А. в качестве подозреваемого и содержания его под домашним арестом с 19 декабря 2014 г. по 8 декабря 2016 г.

Решено взыскать:

с Попова Г.Н. в пользу О компенсацию морального вреда в размере 1 500 000 рублей;

с Попова Г.Н. 70 000 рублей, а с Кондерешко Д.И., Кожакина И.В. и Зимина Д.А. по 30 000 рублей с каждого в пользу О в счет возмещения расходов на представителя.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб дополнений к ним и возражений на них, выступления осужденных Попова Г.Н., Кондерешко Д.И., Кожакина И.В. и Зимина Д.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, поданных в их интересах, адвоката Шаповалову Н.Ю. в защиту осужденного Попова Г.Н., адвоката Поддубного СВ. и защитника наряду с адвокатом Черноярова А.П. в защиту осужденного Кондерешко Д.И., адвоката Процюка М.М. в защиту осужденного Кожакина И.В., адвоката Лунина Д.М. в защиту осужденного Зимина Д.А., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила Попов Г.Н. и Кондерешко Д.И. осуждены за открытое хищение имущества П на сумму 992 рубля, совершенное 30 мая 2014 г. в г.

группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей;

Попов Г.Н., Кондерешко Д.И, Кожакин И.В. и Зимин Д.А. осуждены за разбойное нападение на О совершенное 10 декабря 2014 г. в пос. района области с перемещением на участок степной местности, расположенный в десяти километрах от пос. , группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в ходе которого Попов Г.Н. совершил умышленное убийство О Кроме того во время совершения разбоя Попов Г.Н., Кожакин И.В. и Зимин Д.А. группой лиц по предварительному сговору совершили угон автомашины О

Кожакин И.В. осужден за незаконное хранение в течение суток - 19 декабря 2014 г., по месту своего жительства в г. огнестрельного оружия.

В своей апелляционной жалобе осужденный Кожакин И.В. просит приговор отменить и оправдать его за отсутствием в его действиях составов преступлений. При этом Кожакин И.В. считает, что выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом первой инстанции, а приговор является несправедливым, вследствие чрезмерной суровости. В обоснование своей просьбы Кожакин И.В. ссылается на то, что показания осужденных Зимина Д.А. и Попова Н.Г. о его (Кожакина И.В.) участии в совершении преступлений, данные ими в ходе предварительного следствия, являются противоречивыми, непоследовательными и недостоверными; кроме того Зимин Д.А. оговорил его, так как заключил досудебное соглашение о сотрудничестве и находился под домашним арестом, а Попов Г.Н. сам признался в судебном заседании о даче им в ходе предварительного следствия ложных показаний о его (Кожакина И.В.) участии в совершении преступлений; на месте происшествия не обнаружены следы его присутствия; в момент нападения на О он (Кожакин И.В.) не находился в пос. что подтверждается распечаткой телефонных соединений с его мобильного телефона; не доказано также и то, что револьвер « , изъятый в квартире, в которой он проживал вместе с бывшей женой и сыном, на момент обнаружения и изъятия имел признаки переделки канала ствола.

В своей апелляционной жалобе адвокат Рыков П.С. просит приговор в отношении Попова Г.Н. изменить: по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ Попова Г.Н. оправдать в связи с непричастностью к совершению преступления; по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ переквалифицировать действия Попова Н.Г. на ч. 4 ст. 111 УК РФ, по п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ Попова Н.Г оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступления уменьшить сумму компенсации морального вреда по гражданскому иску О с 1 500 000 рублей до 1 000 000 рублей. В обоснование своей просьбы защитник ссылается на то, что первоначально уголовное дело по факту нападения на П было квалифицировано по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, поскольку потерпевшая не давала никаких показаний о хищении у нее имущества при нападении; причастность Попова Г.Н. к нападению на П не доказана; Попов Г.Н. вправе скрывать лицо шапку которого он мог примерять на себя; показания Попова Г.Н. о том, что он причинил О телесные повреждения на почве личных неприязненных отношений, ничем не опровергнуты; умысел Попова Г.Н. на убийство О не доказан; назначенное осужденному наказание является несправедливым, так как при наличии у него ряда смягчающих обстоятельств суд назначил сроки лишения свободы за каждое преступление в отдельности, близкие к максимальным срокам; размер присужденной компенсации морального вреда является завышенным.

В своей апелляционной жалобе и в дополнениях к ней защитник наряду с адвокатом Ч просит: отменить постановление суда от 16 июля 2016 г. об отказе в возвращении уголовного дела в отношении Кондерешко Д.И. прокурору области для устранения недостатков, препятствующих его рассмотрению судом; отменить приговор в отношении Кондерешко Д.И. с прекращением уголовного преследования по основаниям, предусмотренным ст. 24 УПК РФ. В обоснование своих просьб защитник указывает на то, что обвинительное заключение составлено с нарушениями уголовно-процессуального закона, осужденный Кондерешко Д.И. не смог ознакомиться с материалами уголовного дела в связи с болезненным состоянием здоровья; корыстный мотив нападения на П.

не соответствует показаниям потерпевшей П и свидетелей П и Ц согласно которым у П сложились неприязненные отношения с его охранниками; протокол осмотра места происшествия от 30 мая 2014 г. сфальсифицирован путем дописки

мелким шрифтом перечня изъятых шапки-маски и отрезка веревки; данные

вещественные доказательства в судебном заседании не осматривались; о

похищении у нее денег П при обращении в полицию 30 мая 2014

г. не заявляла; заключение генетической экспертизы в отношении

Кондерешко Д.И. является предположительным; его (Ч

ходатайства о вызове в суд оперативного дежурного УВД

района г. об истребовании договора на установку и

обслуживание видеонаблюдения, об истребовании налоговой декларации

П назначении судебно-медицинской экспертизы в отношении

Кондерешко Д.И. и другие были оставлены без удовлетворения; Кондерешко

Д.И. с детства страдает сахарным диабетом в тяжелой форме, однако в ходе

предварительного следствия последний квалифицированную медицинскую

помощь не получал; кроме того назначенное Кондерешко Д.И. наказание в

виде длительного лишения свободы является негуманным; преступление в

отношении потерпевшего О не раскрыто, поскольку не

установлен ряд важных обстоятельств по делу (в частности, неустановленно

лицо, которое сообщило Кожакину И.В. информацию о наличии у

потерпевшего большой суммы денег); Попов Г.Н. и Зимин Д.А. во время

совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения,

поэтому они не могли управлять автомашиной; на месте происшествия

имелся след только от одной автомашины; показания свидетеля

Д использованные в приговоре, являются недопустимым

доказательством, поскольку данный свидетель до своего допроса в ходе всего

судебного разбирательства находилась в зале судебного заседания;

корыстный мотив нападения на О не соответствует

материалам дела;

В своей апелляционной жалобе адвокат Куприянова А.Г. просит

смягчить наказание, назначенное осужденному Зимину Д.А. При этом

защитник ссылается на то, что суд необоснованно, по ее мнению, не

применил к Зимину Д.А. положения ст. 64 УК РФ, тогда как в ходе

предварительного следствия Зимин Д.А. заключил досудебное соглашение о

сотрудничество, которое было прекращено только потому, что Зимин Д.А. не

согласился с квалификацией его противоправных действий, данной органами

предварительного следствия.

Государственный обвинитель Бережнова Е.П. и представитель

потерпевшей О - П принесли письменные

возражения на апелляционные жалобы с просьбой оставить приговор без

изменения.

I

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Виновность Попова Г.Н., Кожакина И.В., Кондерешко Д.И. и Зимина Д.А. в совершении преступлений, за которые они осуждены, установлена совокупностью доказательств, получивших развернутое отражение в приговоре.

Так, осуждая Попова Г.Н. и Кондерешко Д.И. за групповой грабеж суд первой инстанции обоснованно положил в основу приговора показания потерпевшей П о нападении на нее двух мужчин в масках заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии у П телесных повреждений, протокол осмотра места происшествия, в ходе которого в частности были изъяты шапка-маска и два фрагмента веревки заключения судебно-биологических экспертиз, согласно которым на фрагменте веревки, изъятом с места происшествия, имеются следы пота Кондерешко Д.И., а на шапке-маске - следы пота Попова Г.Н., а также показания свидетелей П Ф М Ц экспертов М Л К которые в общем согласуются между собой и не вызывают у Судебной коллегии сомнений в своей достоверности.

Обстоятельства совершения разбойного нападения на О

в ходе которого была угнана автомашина потерпевшего, а сам О был убит, установлены подробными показаниями осужденного Попова Г.Н., данными в ходе предварительного следствия, и подробными показаниями осужденного Зимина Д.А., данными в ходе предварительного и судебного следствий.

Согласно этим показаниям Кожакин И.В. предложил Попову Г.Н. и своему племяннику Кондерешко Д.И. совершить нападение на главу крестьянского хозяйства О с целью завладения деньгами последнего; для совершения разбоя Попов Г.Н. привлек своего знакомого Зимина Д.А.; договорившись совершить нападение на О с применением к нему насилия, опасного для жизни и здоровья, осужденные разработали план совершения этого преступления и распределили между собой роли; в ходе разбойного нападения Попов Г.Н. нанес металлической битой множество ударов по различным частям тела и по голове О ,

в это время Кожакин И.В. и Зимин Д.А. следили за обстановкой, а затем вместе с Поповым Г.Н. на автомашине потерпевшего вывезли О в безлюдное место, куда на автомашине Зимина Д.А подъехал Кондерешко Д.И. и где Попов Г.Н. продолжил наносить удары по телу О требуя выдачи денег; не добившись от потерпевшего выдачи денег, Попов Г.Н. повредил автомашину О оставив потерпевшего в безлюдном месте, Попов Г.Н., Кожакин И.В., Кондерешко Д.И. и Зимин Д.А. на автомашине последнего уехали в г.

Данные показания Попова Г.Н. и Зимина Д.А. согласуются между собой, а также с результатами осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, локализации и механизме образования телесных повреждений, имевших место на трупе О,

и другими доказательствами, собранными по делу.

Наличие у него газового револьвера «Айсберг 207» калибра 9 мм № осужденный Кожакин И.В. никогда не оспаривал. Согласно же заключению баллистической экспертизы данный револьвер переделан из газового в огнестрельный путем удаления перегородки канала ствола. Вывод о том, что указанная переделка была произведена в то время, когда револьвер находился у Кожакина ИВ., основан на показаниях свидетелей и документах о переходе права пользования данного револьвера от одного лица к другому.

Проверку и оценку приведенных выше и других доказательств суд произвел в соответствии с требованиями ст. 17, ст. 87 и 88 УПК РФ, и в соответствии с требованиями п. 2 ст. 307 УПК РФ привел в приговоре убедительные мотивы, по которым он признал достоверными одни доказательства и отверг другие. При этом суд тщательным образом выяснил причины возникновения противоречий в показаниях потерпевшей П.

и осужденного Попова Г.Н., а также тщательным образом проверил показания осужденных Кожакина И.В. и Кондерешко Д.И. об алиби и сделал по ним свои обоснованные суждения.

По своей сути апелляционные жалобы адвоката Рыкова П.С осужденного Кожакина И.В. и защитника Черноярова А.П. в части оспаривания виновности соответственно Попова Г.Н., Кожакина И.В. и Кондерешко Д.И. в совершении преступлений, за которые они осуждены сводятся к переоценке доказательств, сделанной судом первой инстанции Однако поскольку проверка и оценка доказательств, добытых по настоящему делу, произведена судом в строгом соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, у Судебной коллегии нет никаких оснований ставить их правильность под сомнение.

Довод апелляционной жалобы осужденного Кожакина И.В. о том, что к показаниям осужденного Зимина Д.А. необходимо относиться с недоверием только потому, что последний заключил с органами предварительного следствия досудебное соглашение о сотрудничестве, Судебная коллегия находит несостоятельным. Как видно из материалов дела Зимин Д.А изобличал в совершении преступлений не только Кожакина И.В. и Кондерешко Д.И., но и себя. Какие-либо обоснованные причины, по которым Зимин Д.А. мог бы оговорить Кожакина И.В. и Кондерешко Д.И., в апелляционной жалобе Кожакина И.В. не приведены. Не приведены таковые и в апелляционной жалобе (и в дополнениях к ней) защитника Черноярова А.П.

Анализ материалов настоящего уголовного дела показывает, что оно расследовано правоохранительными органами и рассмотрено судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Все ходатайства участников судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты разрешены судом надлежащим образом после их обсуждения с вынесением по каждому из заявленных ходатайств отдельного определения, в том числе в виде самостоятельного процессуального документа.

Так, 22 августа 2016 г. суд вынес определение об отказе в удовлетворении ходатайства защитника Черноярова А.П. и осужденного Кондерешко Д.И. о направлении уголовного дела прокурору для устранения недостатков, препятствующих его рассмотрению судом, в котором подробно обосновал отсутствие нарушений процессуального закона, на которые ссылались защитник и осужденный в обоснование заявленного ими ходатайства. При этом суд привел убедительные аргументы об отсутствии нарушений права Кондерешко Д.И. на защиту (л.д. 123-132 т. 26). Судебная коллегия разделяет выводы суда, изложенные в данном процессуальном документе, и не видит необходимости еще раз подробно останавливаться на них в своем апелляционном определении.

Просьба защитника Черноярова А.П., содержащаяся в его апелляционной жалобе, об отмене постановления суда от 16 июля 2016 г. не может быть удовлетворена в принципе, поскольку предметом настоящего апелляционного рассмотрения является итоговое судебное решение приговор.

Несостоятельными находит Судебная коллегия и другие доводы апелляционных жалоб, заслуживающие внимания, а именно, как видно из протокола судебного заседания ходатайство об исследовании шапки-маски и фрагмента веревки стороной защиты не заявлялось; переделка канала ствола револьвера «Айсберг» установлена экспертным путем, поэтому нельзя исключать того, что она могла быть не выявлена при визуальном осмотре револьвера в ходе его обнаружения и изъятия.

Противоправным действиям Попова Г.Н., Кондерешко Д.И., Кожакина И.В. и Зимина Д.А. дана правильная юридическая оценка. Она подробно и убедительно мотивирована в приговоре.

Просьба адвоката Рыкова П.С о переквалификации действий осужденного Попова Г.Н. с п. «з» ч. 2 ст. 105 на ч. 4 ст. 111 УК РФ противоречит фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции: орудие преступления (металлическая бита и металлические предметы), нанесение ими ударов в жизненно важные части тела человека и большое их количество с очевидностью указывают на то, что причинение О смерти охватывалось умыслом Попова Г.Н.

Наказания Попову Г.Н., Кондерешко Д.И. и Кожакину И.В. назначены в соответствии с требованиями уголовного закона.

Так, в силу ч. 1 ст. 6 и ч. 3 ст. 60 Общей части УК РФ наказание применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть оно должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. В связи с чем оно должно назначаться судом с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание виновного лица, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Санкция части 2 ст. 105 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет либо пожизненное лишение свободы.

В силу ч. 4 ст. 56 УК РФ при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы равен 25 годам.

Назначение Попову Г.Н. пожизненного лишения свободы исключили отсутствие у него обстоятельств, отягчающих наказание, и его активное способствование раскрытию преступлений в ходе предварительного следствия.

Вопреки доводам апелляционных жалоб Попову Г.Н., Кондерешко Д.И и Кожакину И.В. назначены сроки лишения свободы, далекие от максимальных сроков, предусмотренных санкциями статей, по которым они осуждены, и максимального срока, предусмотренного ч. 4 ст. 56 УК РФ (для Кондерешко Д.И. максимальный срок лишения свободы мог составлять 22 года). Из чего следует, что все обстоятельства, смягчающие их наказания, в том числе и те, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах учтены судом в полной мере.

Гражданские иски О разрешены судом правильно Размер взыскания с Попова Г.Н. компенсации морального вреда отвечает критериям разумности и справедливости.

Таким образом, оснований, предусмотренных ст. 38915 и ч. 2 ст. 38917 УПК РФ, для отмены или изменения приговора в отношении Попова Г.Н Кондерешко Д.И. и Кожакина И.В. не имеется.

Вместе с тем приговор в отношении Зимина Д.А. подлежит изменению по основанию, предусмотренному п. 3 ст. 38915 и п. 1 ч. 1 ст. 38918 УПК РФ в связи с нарушением требований Общей части УК РФ, регламентирующих вопросы назначения наказаний.

Санкция части 4 ст. 162 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 15 лет.

Суд первой инстанции указал в приговоре на то, что он не находит оснований, предусмотренных ст. 64 УК РФ, для назначения Зимину Д.А наказания по ч. 4 ст. 162 УК РФ ниже низшего предела, с чем Судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

В силу ч. 1 и ч. 2 ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.

Перечисленные выше исключительные обстоятельства у Зимина Д.А имеются.

Так, суд первой инстанции не установил у Зимина Д.А. обстоятельств отягчающих его наказание, а в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, признал: наличие на его иждивении четверых малолетних детей активное способствование раскрытию и расследованию преступлений совершенных с его участием; активное способствование изобличению других соучастников преступлений - Попова Г.Н., Кожакина И.В. и Кондерешко Д.И. в разбойном нападении на О и первых двух - в неправомерном завладении автомашины; наличие государственной награды (медали «Жукова») и участие Зимина Д.А. в контртеррористических и боевых действиях на

Кроме того, суд отметил в приговоре, что Зимин Д.А. состоит в браке имеет постоянное место жительства, на наркологическом и психиатрическом учетах не находится, характеризуется положительно по месту регистрации своего жительства и прежней службы в МВД РФ.

Согласно описанию преступного деяния, признанного судом доказанным, Зимин Д.А. не являлся непосредственным причинителем вреда здоровью Олейникова Н.Н.

В ходе предварительного следствия Зимин Д.А. заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с правоохранительными органами, которое по окончании предварительного следствия было прекращено по инициативе прокурора в связи с тем, что Зимин Д.А. не согласился с юридической оценкой его противоправных действий. Несмотря на это, в ходе судебного разбирательства он, в отличие от Попова Г.Н., не изменил ранее данные им показания, что позволило суду установить фактические обстоятельства совершенных групповых преступлений с исчерпывающей полнотой.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия находит довод апелляционной жалобы адвоката Куприяновой А.Г. о наличии по делу оснований для применения в отношении Зимина Д.А. положений ст. 64 УК РФ правильным и считает необходимым смягчить ему наказание назначенное по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем сокращения срока лишения свободы. Вместе с тем, учитывая фактические обстоятельства и степень общественной опасности преступлений, совершенных с участием Зимина Д.А., Судебная коллегия не усматривает возможности для изменения Зимину Д.А. категорий тяжести преступлений и его условного осуждения.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Волгоградского областного суда от 8 декабря 2016 г. в отношении ЗИМИНА Д А изменить:

смягчить наказание, назначенное Зимину Д.А. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ до шести лет шести месяцев лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Зимину Д.А. наказание в виде лишения свободы на срок семь лет.

В остальном этот же приговор в отношении ЗИМИНА Д А а также в отношении ПОПОВА Г Н КОНДЕРЕШКО Д И и КОЖАКИНА И В оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 56 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта