Информация

Решение Верховного суда: Определение N 9-АПУ17-6 от 04.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №9-АПУ 17-6

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 4 мая 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Дубовика Н.П судей Шмотиковой СА. и ЗателепинаОК при секретаре Воронине М.А с участием прокурора Щукиной Л.В переводчиков И . иГ осужденных Мирзошоева Р. К., Мирзошозоды Е.К., Мирзоева У.Э., Наимова А.Т., Асадова ФА. и Меликова И.М. в режиме видеоконференц-связи адвокатов: Кротовой СВ., Арутюновой И.В., Живовой Т.Г., Прохоровой С.А., Бондаренко В. X. и Панченко О.В рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя и апелляционным жалобам осужденных Мирзошоева Р. К., Мирзошозоды Е.К., Мирзоева У.Э., Наимова А.Т. и Асадова Ф.А., а также адвокатов Борисовой Г.А., Мигачевой И.А., Каталымовой И.А., Серебряковой М.А Поляковой Н.В. и Зыковой СЮ. в защиту интересов Меликова И.М. на приговор Нижегородского областного суда от 1 ноября 2016 года по которому

Мирзошоев Р К

ранее не судимый, осужден поп. «а,б»ч.4ст. 162 УК РФ ( преступление от 18 июля 2014 года) к лишению свободы сроком на 9 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год, по ч.1 ст. 209 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы на 1 год, по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 24 января 2015 года) к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и установлением ограничений из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Мирзошозода Е К ,

ранее не судимый, осужден по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 18 июля 2014 года) к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы на 1 год, по ч.2 ст. 209 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы на 1 год, по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 24 января 2015 года к лишению свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и установлением ограничений из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Мирзоев У Э,

ранее не судимый, осужден поп. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 18 июля 2014 года) к лишению свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год, по ч.2 ст. 209 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы на 1 год, по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 24 января 2015 года) к лишению свободы сроком на 9 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и установлением ограничений из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Наймов А Т ,,

ранее не судимый, осужден по ч.2 ст. 209 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы на 1 год, по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 24 января 2015 года) к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев и установлением ограничений из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Асадов Ф А о ,

ранее не судимый, осужден по ч.2 ст. 209 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы на 1 год, по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 24 января 2015 года) к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев и установлением ограничений из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Меликов И М

ранее не судимый, осужден по ч.2 ст. 209 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с ограничением свободы на 1 год, по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ ( преступление от 24 января 2015 года) к лишению свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года и установлением ограничений из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Срок наказания осужденным исчисляется с 1 ноября 2016 года зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей Мирзошоеву Р. К., Мирзошозоде Е.К., Меликову И.М., Асадову ФА. с 25 февраля 2015 года по 31 октября 2016 года, Мирзоеву У.Э. с 21 января 2016 года по 31 октября 2016 года, Наимову А.Т. с 23 марта 2015 года по 31 октября 2016 года.

По делу разрешены гражданские иски и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шмотиковой С А. об обстоятельствах дела, выступления осужденных Мирзошоева Р. К., Мирзошозоды Е.К., Мирзоева У.Э., Наимова А.Т Асадова Ф.А., Меликова И.М., адвокатов Кротовой СВ., Арутюновой И.В Живовой Т.Г., Прохоровой С.А., Бондаренко В.Х., Панченко О.В поддержавших доводы жалоб и просивших отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство, а также выступление прокурора Генеральной прокурату РФ Щукиной Л.В., поддержавшей доводы апелляционного представления и возражавшей против удовлетворения жалоб осужденных и их адвокатов, Судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда Мирзошоев, Мирзошозода и Мирзоев признаны виновными в том, что в составе организованной группы в ночь на 18 июля 2014 года совершили разбойное нападение на охранника ООО « », в ходе которого, направив на потерпевшего пистолет и высказав угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья проникли на охраняемую территорию и, взломав запорное устройство складского помещения, похитили сантехническое оборудование на сумму 3365041руб.85 коп., что составляет особо крупный размер.

Мирзошоев также признан виновным в том, что в декабре 2014 года принял решение о создании устойчивой организованной вооруженной группы (банды) для занятия преступной деятельностью специализирующейся на совершении нападений на граждан и организации, в состав которой кроме своих родственников Мирзошозоды и Мирзоева вовлек также Меликова, Асадова и Наимова.

В ночь на 24 января 2015 года в составе банды, угрожая старшей дежурной М и дежурному С ножом и пистолетом МР-79- 9ТМ, осужденные Мирзошоев, Мирзошозода, Мирзоев, Меликов, Асадов и Наймов совершили разбойное нападение на складской комплекс ЗАО « ». Взломав деревянный забор складского комплекса и нейтрализовав охранников, при помощи монтировки сломали дверь в помещение ангара № похитили и вывезли рулоны ткани и кожзаменителя предназначенные для мебельного производства, на сумму 1725200 рублей причинив ущерб в особо крупном размере.

В судебном заседании Мирзошоев, Мирзошозода и Мирзоев вину в совершении в ночь на 18 июля 2014 года разбойного нападения на ООО « » не признали, участие в хищении имущества принадлежащего ЗАО « » Мирзошоев, Мирзошозода Мирзоев, Меликов и Асадов признали частично, а Наймов - не признал, все осужденные отрицали свое участие в банде, Мирзошоев и ее создание.

В апелляционном представлении ставится вопрос об изменении приговора суда в части назначения осужденным дополнительного наказания в виде ограничения свободы, поскольку в соответствии с ч.б ст. 53 УК РФ ограничение свободы иностранным гражданам не назначается, а как следует из материалов дела осужденные, за исключением Асадова, являются гражданами Республики , а Асадов - гражданином.

Кроме того, автор представления просит внести уточнения во вводную часть приговора и указать гражданство Асадова.

В апелляционной жалобе осужденный Мирзошоев Р.К. оспаривает осуждение по ч. 1 ст. 209 УК РФ, утверждая, что его вина в создании банды и совершении в ее составе преступлений, не доказана. Также полагает, что его действия по эпизоду хищения имущества, принадлежащего ООО « », подлежат квалификации по п. «а,б» ч.4 ст. 161 УК РФ поскольку действий по причинению или угрозе причинения вреда здоровью не совершал.

С учетом изложенного, просит об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Адвокат Борисова Г.А. в защиту Мирзошоева Р.К. - указывает, что в деле отсутствуют объективные доказательства причастности ее подзащитного к совершению преступления от 18 июля 2014 года в отношении имущества ООО « ». Не дано должной оценки нарушениям уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия.

Ставит под сомнение проведение опознания Мирзошоева потерпевшим С , считает, что было допущено нарушение его права на защиту, в связи с чем протокол опознания является недопустимым доказательством по делу.

Указывает на противоречивость показаний С в ходе предварительного следствия.

Ссылаясь на заключения трасологических экспертиз, данные с камер видеонаблюдения, которыми в ночь на 18 июля 2014 года не зафиксирована автомашина, похожая по описанию, которое дал С утверждает о непричастности к данному преступлению Мирзошоева. По его мнению, проверка показаний Мирзошоева на месте проведена формально однако этому обстоятельству суд оценки не дал.

Сведения о том, что в ночь с 17 на 18 июля 2014 года с телефонного номера Мирзошозоды осуществлялись неоднократные звонки на абонентский номер Мирзошоева, не подтверждают вывод суда о том, что они находились именно на месте совершения преступления. Доводы защиты об оспаривании данного факта проигнорированы судом.

Показания представителя ООО « »Ш , свидетелей Б иЧ не являются доказательством участия Мирзошоева в совершении преступления, поскольку о случившемся им известно исключительно со слов С

Из показаний свидетеля К следует, что он мог принять игрушечный пистолет за настоящий.

Обращает внимание на утверждение подсудимых о том, что признательные показания на следствии ими даны под давлением оперативных сотрудников, объективных доказательств виновности Мирзошоева в создании и руководстве бандой в судебном заседании не добыто.

В жалобе адвокат ставит под сомнение допустимость экспертиз по пистолету. Акцентирует внимание на том, что на исследование пистолет и патроны поступили в одинаково упакованном виде, сведений о повторной упаковке первым экспертом в условиях передачи исследуемых объектов другому эксперту в материалах нет.

Считает, что при упаковке обнаруженного пистолета и патронов были нарушены требования ст. 177 УПК РФ, допрошенные в суде в качестве свидетелей С и С пояснили, что одновременно с составлением протокола осмотра места происшествия и опечатыванием найденного занимались сбором водолазного оборудования, т.о. процесс опечатывания не контролировали, что делает данное доказательство и проведенные по пистолету и патронам экспертизы недопустимыми. Кроме того, обнаружение данного оружия не свидетельствует о том, что Мирзошоев ранее видел его или знал о его существовании.

Подвергает сомнению достоверность показаний «засекреченного свидетеля И .

Наличие между Мирзошоевым и другими осужденными определенных родственных и дружеских отношений не свидетельствует об объединении их в банду для совершения преступления. Обстоятельства совершения хищения имущества ИП С ( ЗАО «НПМТС)

свидетельствуют о том, что действия осужденных носили спонтанный характер, организатором преступления Мирзошоев не являлся полагает, что доводы осужденного о том, что организатором данного преступления был В , который выступил в роли «засекреченного свидетеля под псевдонимом И , не опровергнуты. Вместе с тем возражения стороны защиты против допроса свидетеля И в условиях исключающих визуальное наблюдение, судом оставлено без должного внимания.

Ссылаясь на показания других осужденных в судебном заседании утверждает, что Мирзошоев не знал о наличии у Мирзошозоды ножа, а у Меликова - пистолета, который тот взял с собой по собственной инициативе он не предполагал, что в момент хищения им может быть оказано сопротивление, т.к. о присутствии охранников узнал уже по время совершения хищения, угроз никому не высказывал и насилия не применял.

Обращает внимания, что заключения трасологических дактилоскопической экспертиз, несмотря на вывод суда об этом, вину Мирзошоева также не подтверждают.

Считает завышенным размер исковых требований, поскольку объективные доказательства объемов похищенного имущества и его закупочной стоимости отсутствуют.

Назначенное Мирзошоеву наказание не соответствует тяжести совершенного преступления. Полагает, что судом не в полной мере учтены такие обстоятельства, как раскаяние в содеянном, частичное возмещение ущерба ИП С способствование розыску похищенного отсутствие отягчающих обстоятельств, положительные характеристики осужденного, наличие престарелых родителей, нуждающихся в его поддержке.

Защитник просит приговор изменить, оправдать Мирзошоева по ч. 1 ст. 209 УК РФ в связи с отсутствием события преступления; в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч. 4 ст. 162 УК РФ - по преступлению в отношении ООО « », оправдать в связи с непричастностью к его совершению; действия Мирзошоева по преступлению от 24 января 2015 года в отношении ЗАО «НПМТС « т переквалифицировать на пп. «а, в, д» ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ - условно. В удовлетворении гражданских исков потерпевших отказать.

Осужденный Мирзошозода Е.К. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней указывает, что приговор является несправедливым, его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела установленным судом первой инстанции.

Полагает, что с самого начала рассмотрения уголовного дела суд проявил заинтересованность в его исходе, избирательность в процессе исследования и оценки доказательств, ходатайства защиты о признании недопустимыми доказательствами, в том числе, протокола осмотра местности от 17 июня 2015 года (т. 10 л.д. 63-69), заключения баллистической экспертизы (т. 6 л.д. 14-16) судом необоснованно отклонены.

Утверждает, что преступление 18 июля 2014 года не совершал, узнал об обстоятельствах его совершения от оперативных сотрудников, его виновность не нашла подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Оценивая показания потерпевшего С , данные на предварительном следствии, находит их противоречивыми, не согласен с оценкой судом этих показаний.

В протоколе предъявления лица для опознания от 8 апреля 2015 года не определен его процессуальный статус и не разъяснены права.

В ходе судебного следствия были оглашены его показания на следствии по данному эпизоду, которые он не подтвердил, поскольку они давались под давлением, утверждает, что его заставляли подписывать протоколы.

Неоднократное прекращение уголовного дела по преступлению от 18 июля 2014 года в связи с неустановлением лица его совершившего, по мнению осужденного, свидетельствует о том, что органы следствия сомневались в правдивости показаний С и его ( Мирзошозоды причастности к совершению данного преступления.

Считает, что его необоснованно осудили по ч. 2 ст. 209 УК РФ поскольку не доказано его участие в устойчивой вооруженной группе. В материалах дела отсутствуют признаки банды - устойчивость и сплоченность участников преступной группы, их осведомленность о наличии в группе огнестрельного оружия, предназначенного для совершения преступлений. Не оценены должным образом их показания об отсутствии оружия, о применении к ним со стороны сотрудников органов дознания и следствия морального и физического воздействия с целью получения признательных показаний.

Все обстоятельства, по мнению осужденного, свидетельствуют о том что тщательной подготовки к совершению преступлений не было Обвинение основано на недопустимых доказательствах, к которым относит заключение баллистических экспертиз № и№ . Считает вывод суда о соблюдении требований УПК РФ по опечатыванию вещественных доказательств формальным, поскольку сведения о повторной упаковке пистолета экспертом и условиях передачи исследуемых объектов другому эксперту отсутствуют.

Обращая внимание на показания свидетелей С и С , указанных в качестве понятых, оспаривает соблюдение требований ст. 177 УПК РФ при составлении протокола осмотра места.

Оспаривает достоверность показаний свидетеля И .

Наличие между ним, Мирзошоевым, Мирзоевым и Меликовым определенных отношений не является доказательством их объединения в банду, а факт проживания в одной квартире двух братьев, периодическое посещение земляками и данные о телефонных соединениях между ними не могут свидетельствовать о сплоченности участников группы и его (Мирзошозоды) виновности в участии в банде.

Также указывает на отсутствие объективных доказательств совершения преступления в составе организованной группы. Считает, что фактические обстоятельства совершения преступления, направленные на хищение имущества ИП С ЗАО НПМТС « ), свидетельствуют о том, что их действия были спонтанны, объединение соучастников не носило организованного характера.

Их действия должны быть квалифицированы как грабеж. Утверждает что масок ни у кого не было, пистолет увидел у Меликова только тогда, когда он его достал на ул. Объем и размер похищенного потерпевшим завышен, сведения о цене похищенного товара отсутствуют ущерб определен со слов потерпевшего.

Полагает, что при назначении наказания судом неправильно применен уголовный закон, ограничение свободы к нему как иностранному гражданину применено быть не может, недостаточно приняты во внимание обстоятельства, влияющие на назначение наказания, частичное возмещение ущерба, его положительные характеристики с места жительства из.

Просит по ч. 2 ст. 209 УК РФ, а также в совершении преступления в отношении ООО « » его оправдать, а действия, совершенные в отношении ЗАО «НПМТС « », переквалифицировать с ч.4 ст. 162 УК РФ на п. «а, в, д» ч. 2 ст. 161 УК РФ и снизить наказание.

Адвокат Мигачева И.А. в апелляционной жалобе ставит вопрос об изменении приговора в отношении Мирзошозоды: по ч.2 ст. 209 УК РФ и по эпизоду от 18 июля 2014 года, квалифицированному по п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ, оправдать, а действия по эпизоду от 24 января 2015 года переквалифицировать с ч.4 ст. 162 на п. «а,б,д» ч.2 ст. 161 УК РФ.

Поддерживая позицию своего подзащитного, утверждает о невиновности Мирзошозоды в совершении разбойного нападения на ООО»,

об отсутствии доказательств его причастности к совершению данного преступления.

Анализируя показания потерпевшего С в ходе предварительного следствия и судебного заседания, ставит под сомнение их правдивость, поскольку из первоначальных показаний следовало, что потерпевший не запомнил лиц, напавших на него и совершивших хищение а спустя 8 месяцев заявил о том, что может составить фотороботы и 8 апреля 2015 года опознал Мирзошозода как лицо, находившееся в группе лиц, совершивших 18 июля 2014 года хищение со склада. Считает, что при проведении опознания были нарушены требования уголовно процессуального закона.

Полагает, что судом необоснованно положены в обоснование обвинительного приговора показания Мирзошозоды в ходе предварительного следствия, которые были оглашены в суде. Данные показание оспаривались им в судебном заседании по мотиву оказания на него давления со стороны сотрудников правоохранительных органов, на что Мирзошозода неоднократно указывал в своих жалобах, в том числе, в Следственный комитет РФ и Генеральную прокуратуру.

Считает недоказанным участие Мирзошозоды в устойчивой вооруженной группе, поскольку доказательств устойчивости, сплоченности и вооруженности группы в судебном заседании не представлено.

Обращает внимание на родственные отношения Мирзошозоды и Мирзошоева, на совместное проживание в одной квартире с Меликовым, на знакомство с Асадовым только в день совершения преступления в январе 2015 года, что, по мнению адвоката, опровергает вывод суда о том, что они специально объединились в целях совершения преступлений, тщательно планировали и готовили их, распределяли роли между собой. Показания Мирзошозоды о том, что никому из осужденных он не показывал кухонный нож, который взял с собой перед тем, как идти на преступление ( по эпизоду от 24 января 2015 года), не опровергнуты в суде, напротив, эти показания согласуются с показаниями Мирзошоева, Меликова и Асадова в судебном заседании. Полагает, что судом необоснованно не приняты во внимание показания осужденных в суде о том, что в ходе предварительного следствия на них оказывалось физическое и моральное воздействие с целью получения признательных показаний.

Приводя показания Мирзошозоды о его участии в хищении в ночь на 24 января 2015 года ткани со склада ЗАО « » и сопоставляя их с показаниями других осужденных, адвокат считает, что действия Мирзошозоды следует квалифицировать как грабеж, поскольку имевшийся нож он не применял и не демонстрировал, о наличии у Меликова пистолета ранее не знал, кровь на голове потерпевшей М не видел, также считает завышенной объем и стоимость похищенного товара.

Просит внести изменения в приговор и по ч.2 ст. 161 УК РФ назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ, а по ч.2 ст. 209 УК РФ - оправдать.

Осужденный Мирзоев У.Э. указывает на недоказанность его вины в совершении преступления 18 июля 2014 года, его явка с повинной не подтверждается фактическими обстоятельствами. Не приняты по внимание отказ Меликова и Асадова от показаний, данных в ходе предварительного следствия в результате оказанного на них давления.

Настаивает на том, что участником банды не являлся, преступления в ее составе не совершал.

Считает, что его действия по преступлению, совершенному 24 января 2015 года, судом квалифицированы неверно, умысел его был направлен на открытое хищение чужого имущества. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Адвокат Каталымова И.А. в защиту Мирзоева У.Э. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Оспаривает наличие организованной вооруженной преступной группы. Анализируя показания осужденных, в том числе Мирзоева, и приводя его позицию о частичном признании вины, утверждает, что предварительной подготовки к совершению преступления не было, роли не распределялись, Мирзоев не был осведомлен о наличии у соучастников какого либо оружия, факт совершения разбойного нападения не нашел подтверждения. Считает, что действия Мирзоева следовало квалифицировать как грабеж, доказательств, подтверждающих наличие организованной группы, обвинением также не представлено. Применение оружия Меликовым является эксцессом исполнителя, за который Мирзоев не должен нести ответственность.

Что касается хищения в ночь с 17 на 18 июля 2014 года имущества принадлежащего ООО « », то адвокат утверждает об отсутствии доказательств причастности Мирзоева и других осужденных к его совершению.

К противоречивым показаниям потерпевшего С , положенным в обоснование приговора, суду следовало отнестись критически, иных доказательств, подтверждающих обвинение Мирзоева в совершении данного преступления, по мнению адвоката, не имеется.

Считает, что утверждение осужденных о применении к ним физического насилия с целью получения признательных показаний, осталось без должного внимания и реакции суда.

Просит оправдать Мирзоева по ч. 2 ст. 209 УК РФ, т.к отсутствуют обязательные признаки банды, поскольку, по мнению адвоката, вывод суда о наличии оружия и осведомленности об этом других участников преступления не основан на материалах дела, а осужденные данный факт отрицают.

Полагает, что судом не в полной мере учтены обстоятельства характеризующие личность ее подзащитного, положительные характеристики с места жительства, учебы и службы, а также то обстоятельство, что преступление совершено им впервые.

Просит оправдать Мирзоева по ч. 2 ст. 209 УК РФ, а также в совершении преступления в отношении ООО », действия совершенные в отношении ЗАО «НПМТС « », переквалифицировать с ч.4 ст. 162 УК РФ на п. «а, в, д» ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначить минимальное наказание.

Осужденный Наймов А.Т. в основной и дополнительной апелляционных жалобах считает приговор незаконным, основанным на догадках и предположениях, а назначенное наказание несправедливым.

Считает, что показания в ходе предварительного следствия Асадова и Меликова о его участии и роли в совершении преступления, оглашенные судом, не подтверждены никакими другими доказательствами по делу, их показания в суде об оказании психологического давления со стороны оперативных сотрудников на стадии предварительного расследования не приняты во внимание. Полагает, что показания данных лиц в ходе предварительного следствия, не подтвержденные им в судебном заседании следует признать недопустимым доказательством.

Приводя в жалобе показания Асадова, указывает на наличие в них противоречий, которые судом не устранены.

Полагает, что адвокаты, предоставленные по назначению, не осуществляли должной помощи в защите их интересов.

Кроме того, считает, что суд, несмотря на его ходатайство, не запросил и не проверил детализацию телефонных переговоров между ним и Мирзошоевым в течение ночи 24 января 2015 года, чтобы определить территориальное местонахождение абонентов в момент соединения.

Полагает, что вывод суда о наличии организованной вооруженной преступной группы необоснован, доказательств ее создания, существования и присутствия основных признаков банды в материалах уголовного дела не имеется.

Также считает, что выводы суда содержат в себе противоречия.

Не оспаривая, что утром 24 января 2015 года помогал разгружать автомашину « по договоренности с Мирзошоевым, отрицает свое непосредственное присутствие на месте преступления и участие в хищении.

Считает надуманным обвинение по ч.2 ст. 209 УК РФ, которое безосновательно поддержано судом.

Просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Адвокат Серебрякова М.А. в защиту интересов Наимова в апелляционной жалобе указывает на незаконность приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, считает, что вывод суда о виновности Наимова не подтвержден доказательствами.

Обращает внимание, что показания Наимова о непричастности к совершенному преступлению были последовательными и логичными на протяжении всего предварительного расследования и судебного заседания и подтверждены в суде другими осужденными.

Судом не установлен мотив совершения Наимовым преступления, из показаний свидетелей следует, что Наймов имел постоянную работу и доход вел законопослушный образ жизни, положительно характеризуется, однако этим обстоятельствам суд должной оценки не дал.

Обвинение основано только на показаниях других обвиняемых по делу на стадии предварительного расследования, от которых они отказались в суде, объяснив это применением недозволенных методов ведения следствия со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Ставит под сомнение показания «засекреченного» свидетеля допрошенного под псевдонимом «И , приведенные в приговоре показания свидетелей не подтверждают участие Наимова в преступлении в отношении ЗАО « ».

Полагает, что не нашло своего подтверждение обвинение по ч.2 ст. 209 УК РФ, т.к признаки, характеризующие наличие банды: устойчивость организованность, вооруженность, наличие цели нападения на граждан и организации, множество участников, не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Доводы Наимова о том, что он не знал о наличии огнестрельного оружия и никогда его не видел у других осужденных, не опровергнуты.

В связи с отсутствием, по мнению адвоката, доказательств виновности Наимова, защитник просит приговор в отношении его отменить и производство по делу прекратить в связи с непричастностью к совершенным преступлениям.

Осужденный Асадов Ф А . в апелляционной жалобе отрицает свою причастность к банде и совершенному преступлению, просит оправдать его по ч. 2 ст. 209 УК РФ, а действия, квалифицированные судом по п. «а, б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, переквалифицировать на п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Адвокат Полякова Н.В., оспаривая приговор в отношении Асадова, просит переквалифицировать его действия с п. «а,б» ч.4 ст. 162 УК РФ на п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ, и с учетом данных о его личности и смягчающих обстоятельств назначить более мягкое наказание, а по ч.2 ст. 209 УК РФ оправдать.

Жалобу мотивирует тем, что согласно показаниям Асадова, которые по мнению адвоката, не опровергнуты обвинением, он согласился на предложение других участников преступления совершить кражу товаров с базы, т.к. нуждался в деньгах, и его роль заключалась только в том, чтобы привезти остальных к базе, а затем увезти, о наличии оружия, о роли других участников в похищении имущества ему известно не было, потому его действия не могут расцениваться как участие в банде.

Адвокат Зыкова С Ю . в защиту интересов осужденного Меликова в апелляционной жалобе указывает на незаконность и необоснованность приговора, просит о его отмене в части осуждения по ч.2 ст. 209 УК РФ, а из обвинения по ч.4 ст. 162 УК РФ исключить квалифицирующий признак совершение преступления в составе организованной группы», учитывая, что вину в совершении разбойного нападения Меликов частично признал. При назначении наказания просит применить ст. 73 УК РФ об условном осуждении.

Жалобу мотивирует тем, что выводы суда о наличии в преступной группе признаков банды и участие в ней Меликова не подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании, и противоречат требованиям уголовного закона.

Обращает внимание, что Меликов, не отрицая знакомства с другими осужденными, утверждал о приятельских отношениях между ними. О помощи при совершении преступления Мирзошоев попросил Меликова за сутки до нападения, о тщательной подготовке преступления, о характере преступления и о предмете хищения не знал, участия в совершении первого преступления не принимал, в связи с чем вывод об устойчивости состава банды является надуманным. Его показания о неосведомленности других осужденных о том, что он принесет с собой пистолет и использует его не опровергнуты в суде, потому вывод суда о вооруженности группы находит несостоятельным.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Т.М. Госенов находит доводы, изложенные в них, необоснованными, просит их отклонить.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб и возражений на них, проверив законность и обоснованность приговора, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, правильными, основанными на совокупности доказательств исследованных в судебном заседании, которым суд в соответствии с требованиями ст. 17 и ст.88 УПК РФ дал надлежащую оценку в приговоре.

Несмотря на отрицание в судебном заседании осужденными Мирзошоевым, Мирзошозодой и Мирзоевым вины в совершении ими в ночь на 18 июля 2014 года разбойного нападения на ООО «»,

расположенное в Г и хищения принадлежащего обществу сантехнического оборудования участие их в совершении данного преступления подтверждается:

- показаниями представителя ООО « Ш о том, что на строительный объект ночью 18 июля 2014 года было совершено нападение, в ходе которого было похищено сантехническое оборудование на сумму 3365041 руб.85 коп., копиями счетов-фактур, подтверждающих приобретение данного оборудования, и актом ревизии, которым установлена данная сумма недостачи; -показаниями потерпевшего С работавшего охранником строящегося объекта, о том, что, обходя ночью территорию, он услышал скрежет металла, после чего увидел троих ранее незнакомых ему людей двоих из них - Мирзошоева и Мирзошозоду он опознал в ходе следствия при этом Мирзошозода, достав из одежды пистолет, по внешнему виду похожий на пистолет «Макарова», приказав ему сесть на корточки, закрыть лицо руками и вести себя спокойно, остался охранять его, а Мирзошоев с другим мужчиной ушли в сторону склада; он видел, как последние выносили из складского помещения коробки в сторону ворот, к которым как он понял по звуку, подъехала автомашина. Коробки выносили в течение одного-полутора часов, после чего Мирзошозода и еще один из участников хищения завели его в складское помещение и привязали к стулу. Перед тем как уйти, его сфотографировали и пригрозили расправиться в случае, если он расскажет о них сотрудникам полиции;

- показаниями свидетеля Б об обстоятельствах совершения преступления, известных ему со слов С ;

- аналогичными показаниями свидетеля Ч - начальника охраны объекта, пояснившего, что о совершенном преступлении С сообщил ему по телефону около Зчас.ЗО минут 18 июля 2014 года, приехав на место узнал об обстоятельствах нападения, о том, что неизвестные угрожали С пистолетом и связали его, вынесли со склада находившиеся там коробки; осмотрев территорию, он обнаружил в заборе рядом с воротами отогнутый лист профнастила;

-показаниями свидетеля К о том, что примерно в апреле 2014 года он видел у своего знакомого Мирзошоева пистолет;

- показаниями свидетеля, допрошенного в суде по псевдонимом «И.»,

о том, что видел у Мирзошоева пистолет, похожий на пистолет «Макарова», при этом последний пояснял, что пистолет боевой, летом 2014 года Мирзошоев говорил ему о том, что с земляками совершили хищение сантехники со строящегося объекта в верхней части Г. - протоколами опознания С Мирзошозоды и Мирзошоева от 8 апреля 2015 года;

- показаниями Меликова в ходе предварительного следствия ( протоколы допросов от 8 мая, 8 сентября и 5 ноября 2015 года) о том, что со слов Мирзошоева ему стало известно о совершении последним совместно с Мирзошозодой и Мирзоевым в июле 2014 года разбойного нападения на строящийся объект по ул. которое было хорошо спланировано и потому прошло удачно, в феврале 2015 года Мирзошоев сказал ему о том что необходимо избавиться от пистолета, который использовался при нападении, по его просьбе он ( Меликов) выбросил пистолет в озеро; в ходе следствия указал это место, впоследствии опознал обнаруженный в озере пистолет; - показаниями Асадова, содержащимися в протоколе его допроса от 4 сентября 2015 года, о том, что от Мирзошоева, с которым у него сложились доверительные отношения, узнал о совершенном им совместно с Мирзошозодой и Мирзоевым в июле 2014 года разбойного нападения.

Приведенные доказательства в полной мере согласуются с показаниями осужденных Мирзошоева, Мирзошозоды и Мирзоева, которые они давали в ходе предварительного следствия.

Так, Мирзошоев при допросе 19 августа 2015 года признавал свое участие в хищении сантехники со строящегося объекта, давал подробные пояснения об обстоятельствах совершения преступления, о роли Мирзошозоды и Мирзоева, пояснял, что после проникновения на территорию объекта навстречу им попался сторож, Мирзошозода направил на него пистолет, велев оставаться на месте, после чего сторожа связали и предупредили о том, что не тронут его, если будет вести себя тихо Мирзошозода остался с охранником, чтобы тот не смог освободиться и сообщить об их действиях, а он с Мирзоевым стал выносить коробки со склада, которые затем увезли на автомашине « ». При этом говорил что с собой у них был игрушечный пистолет, чтобы в случае необходимости можно было припугнуть охранника. Также Мирзошоев в этих показаниях объяснял причину отрицания им в ходе проведенной ранее очной ставки с С своего участия в совершении данного преступления желанием избежать уголовной ответственности.

Аналогичные сведения об обстоятельствах совершения хищения сантехнического оборудования из складского помещения строящегося объекта в ночь на 18 июля 2014 года содержатся в протоколах допроса Мирзошозоды от 18 и 27 августа 2015 года, в протоколе допроса Мирзоева от 9 февраля 2016 года и протоколе его явки с повинной от 9 февраля 2016 года, также оглашенных в суде в соответствии со ст. 276 УПК РФ;

Доводы осужденных Мирзошоева, Мирзошозоды и Мирзоева, их адвокатов, изложенные в апелляционных жалобах, о непричастности к совершению данного преступления, об оговоре себя в ходе следствия в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия, в том числе физического насилия, вопреки утверждениям осужденных и их адвокатов, были предметом тщательной проверки суда 1 инстанции.

В связи с заявлениями осужденных в судебном заседании об оказании на них в ходе предварительного следствия давления и применения физического насилия проведена дополнительная проверка, в результате которой факты применения недозволенных методов со стороны оперативных сотрудников не подтвердились, о чем 16 сентября 2016 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления.

Учитывая, что все показания обвиняемыми давались в присутствии адвокатов, до проведения допросов им разъяснялось право не свидетельствовать против себя и отказаться от дачи показаний, после предупреждения о том, что в случае согласия дать показания, эти показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу, в том числе и при последующем отказе от дачи показаний, протоколы проведенных с участием осужденных следственных действий, которые были исследованы в судебном заседании, подписаны участвовавшими в этих следственных действиях лицами без каких-либо заявлений относительно использования незаконных методов расследования или ограничения права на защиту Судебная коллегия находит правильным вывод суда о допустимости данных доказательств и достоверности сведений, содержащихся в протоколах допросов и иных следственных действиях, а доводы апелляционных жалоб о том, что данные в ходе предварительного следствия показания носили вынужденный характер, несостоятельными.

Заявление осужденного Мирзошозоды о нахождении его в период совершения преступления 18 июля 2014 года на учебе в г опровергнуто в судебном заседании на основании справки университета об отчислении его из университета и непроживании в общежитии университета с 18 мая 2014 года, а также информацией предоставленной сотовой компанией ОАО « » о том, что с абонентского номера, зарегистрированного на Мирзошозоду, 17 и 18 июля 2014 года осуществлялись телефонные соединения с абонентским номером принадлежащем Мирзошоеву, с территории Г. , что опровергает утверждение Мирзошозоды об отсутствии его в городе и невозможностью по этой причине участвовать в совершении преступления.

Вопреки доводам осужденных и адвокатов в апелляционных жалобах существенных противоречий в показаниях потерпевшего С не имеется. Суд, проанализировав в приговоре его показания на предварительном следствии и в судебном заседании, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований сомневаться в их достоверности. С учетом высказанных осужденными в его адрес угроз фотографирование потерпевшего на телефон и предупреждение о возможной мести в случае, если он расскажет о них полиции, причина, по которой С в первоначальных показаниях не дал показаний относительно описания внешности нападавших, признана судом заслуживающей внимания. Оснований для оговора С осужденных судом не установлено, не указывают на них и осужденные в своих жалобах.

Нарушений требований ст. 193 УПК РФ при проведении С опознания Мирзошоева и Мирзошозоды, которые влекли бы признание данных доказательств недопустимыми, допущено не было. Несмотря на то обстоятельство, что оба обвиняемых в присутствии понятых отказались от подписи в протоколе, никаких замечаний по процедуре проведения данного следственного действия не высказали, результат опознания не оспаривали из материалов дела не усматривается, что обвиняемые ходатайствовали о предоставлении им защитников в порядке ст. 50 УПК РФ при предъявлении их для опознания, что также не позволяет сделать вывод о нарушении их конституционных прав.

Виновность всех осужденных в совершении 24 января 2015 года разбойного нападения на ЗАО «НПМТС « », в ходе которого было похищено имущество, принадлежащее С , на сумму 1725200 рублей также нашла свое подтверждение в судебном заседании.

Кроме частичного признания осужденными Мирзошоевым Мирзошозодой, Мирзоевым, Асадовым и Меликовым своей вины в совершении проникновения в ангар № складского комплекса расположенного на ул. в г. , и хищения из него рулонов ткани и искусственной кожи, которые они вывезли на автомашине « », виновность их установлена совокупностью других доказательств исследованных судом и приведенных в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей М следует, что осуществляя охрану складского комплекса, при подходе к ангару № она увидела, как через проем в деревянном заборе на территорию комплекса пробрались неизвестные мужчины, на лицах которых были надеты матерчатые маски с вырезами для глаз, в руках одного из них была монтировка, второй, подбежав к ней, стал угрожающе размахивать ножом, а затем достал из кармана пистолет и пригрозил выстрелить, если она не будет вести себя спокойно, в подтверждение своих слов направил на нее пистолет после чего один или два раза ударил ее рукояткой пистолета по голове и отвел в сторожевое помещение, где в то время другой нападавший удерживал ее напарника - С их связали. Один из нападавших приставил пистолет сначала к голове, а затем направил его на ноги, угрожающе потребовал вести себя спокойно, в противном случае пообещал применить оружие, между собой напавшие общались на нерусском языке.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы установленная у М ссадина теменной области носит характер тупой травмы, не причинившей вреда здоровью, которая могла образоваться от удара тупым твердым предметом, что соответствует показаниям потерпевшей об обстоятельствах нападения на нее.

Аналогичные показания об обстоятельствах нападения в ходе предварительного следствия и в судебном заседании даны потерпевшим С кроме того, он подтвердил, что в руках одного из нападавших были монтировка и нож, своим видом он дал понять, что готов нанести удар в случае оказания сопротивления, а другой нападавший который завел в сторожевое помещение М пригрозил выстрелить ей в голову, при этом он слышал щелканье затвора пистолета.

Подтвердил обстоятельства нападения на сторожей и хищение имущества свидетель С - генеральный директор ЗАО «НПМТС « ».

Свидетель К пояснил в суде, что Мирзошоев, который должен был ему крупную сумму денег, в феврале 2015 года обещал вернуть их после реализации большой партии мебельной ткани и попросил помочь в реализации товара.

Свидетель Ф показала, что по просьбе Мирзошоева в январе 2015 года она разрешила ему оставить на хранение в подвале своего дома рулоны ткани, через несколько дней он заполнил подвальное помещение дома большим количеством рулонов ткани, которые впоследствии были изъяты сотрудниками полиции.

Аналогичные по содержанию показания дали свидетели Ф иЖ

При проверке показаний на месте 22 мая 2015 года, а также в ходе очной ставки с Мирзошозодой 24 июля 2015 года и с Наимовым 21 июля 2015 года Асадов подтвердил обстоятельства совершения им совместно с Мирзошоевым, Мирзошозодой, Мирзоевым, Меликовым и Наимовым разбойного нападения на складской комплекс ЗАО «НПМТС « ».

Согласно показаниям свидетеля, допрошенного под псевдонимом «И », Мирзошоев говорил ему о том, что планирует совершить с братом Е Асадовым, с парнем по имени И и другим земляком преступление, связанное с нападением на склад, расположенный на ул.

где хранятся рулоны ткани, в связи с чем присматривается к территории и ее охране. Позже со слов Мирзошоева ему стало известно, что преступление ими было совершено, при этом использовался пистолет который он видел ранее у Мирзошоева. При очередной встрече Мирзошоев говорил о том, что вынужден был избавиться от пистолета т.к. предполагал о слежке за ним со стороны сотрудников полиции, интересовался возможностью приобретения другого пистолета, как он понял, для дальнейшей преступной деятельности.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о том, что показания свидетеля, допрошенного под псевдонимом « И », не могут являться допустимым доказательством. Процедура допроса данного свидетеля, предусмотренная ч.5 ст. 278 УПК РФ, судом соблюдена оснований подвергать сомнению достоверность данных показаний у суда не имелось, поскольку, они в целом соответствуют другим доказательствам по делу, анализ которых приведен в приговоре.

Кроме того, виновность осужденных подтверждена протоколом осмотра места происшествия и видеорегистратора, зафиксировавшего действия лиц, совершивших данное преступление, передвижение их по территории базы, применение насилия к потерпевшей М два въезда на территорию склада и выезда автомобиля « », протоколом осмотра видеозаписи с участием осужденных, в ходе которых М Мирзошозода, Асадов и Мирзошоев опознали на видеозаписи себя и друг друга, а также Мирзоева, который с монтировкой в руках пробежал в сторожевое помещение, протоколами явок с повинной Мирзошозоды Мирзошоева, Асадова, Меликова, протоколом проверки показаний на месте Меликова, в ходе которой он указал место, где по указанию Мирзошоева выбросил в озеро пистолет, протоколом осмотра участка озера, в котором зафиксирован факт обнаружения на дне указанного водоема пистолета и трех патронов к нему, опознанного Меликовым как пистолет, которым он угрожал потерпевшей при разбойном нападении 24 января 2015 года (протокол предъявления предмета для опознания от 14 июля 2015 года), а также опознанного осужденным Асадовым как пистолет, который он неоднократно видел у Мирзошоева и который был передан последним Меликову для устрашения охранника при совершении преступления 24 января 2015 года.

Согласно заключению баллистической экспертизы обнаруженный пистолет является пистолетом МР-79-9ТМ калибра 9 мм РА. отечественного производства, относится к категории огнестрельного оружия ограниченного поражения, находится в исправном состоянии и пригоден для стрельбы 9мм РА. пистолетными патронами травматического, газового и светозвукового действия, а три патрона, представленные на экспертизу, являются пистолетными патронами травматического действия 9мм РА отечественного производства и не относятся к категории боеприпасов.

Вопреки доводам жалоб, нарушений требований уголовно процессуального закона при проведении баллистической экспертизы не допущено. Вывод суда 1 инстанции, содержащийся в приговоре относительно допустимости данного доказательства Судебная коллегия находит правильным и обоснованным.

Приведенные доказательства согласуются и с показаниями осужденных, за исключением Наимова, об обстоятельствах совершения данного преступления.

К показаниям Наимова, отрицавшего причастность к совершению преступления 24 января 2015 года, и утверждению других осужденных в судебном заседании о том, что Наймов не принимал в нем участие, суд обоснованно отнесся критически, поскольку они опровергаются последовательными показаниями Мирзошоева, Мирзошозоды, Мирзоева Меликова и Асадова в ходе предварительного следствия, оглашенными в суде с соблюдением требований ст. 276 УПК РФ, о том, что, Наймов совместно с ними участвовал в хищении рулонов ткани со склада на ул.

при этом согласно заранее отведенной ему роли занимался разгрузкой похищенного товара.

С учетом установленных судом фактических обстоятельств суд пришел к обоснованному выводу о том, что Наймов, действуя в составе организованной вооруженной группы, согласно предварительной договоренности и распределению ролей, в целях осуществления единого преступного умысла ожидал других участников преступной группы у дома № по ул. в г. для осуществления разгрузки рулонов ткани, а также последующей загрузке и разгрузке ткани на ул Д

Судом дана оценка противоречивым показаниям Наимова в ходе предварительного следствия и судебного заседания относительно его алиби на период совершения преступления в ночь на 24 января 2015 года, с которой соглашается и Судебная коллегия.

Сумма причиненного ущерба объективно подтверждается бухгалтерскими документами, исследованными в судебном заседании, в связи с чем доводы осужденных о завышенном размере стоимости похищенного имущества являются несостоятельными.

Судебная коллегия также обоснованными находит выводы суда о создании Мирзошоевым устойчивой вооруженной группы(банды) в целях нападения на граждан и организации, руководстве такой группой и об участии в ней осужденных Мирзошозоды, Мирзоева, Меликова, Асадова и Наимова, в составе которой они совместно совершили разбойное нападение 24 января 2015 года.

Вопреки доводам жалоб необходимые признаки организованной преступной группы и банды по настоящему уголовному делу установлены судом, они подробно мотивированы в приговоре.

Согласно ч.З ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Как правильно указано в приговоре, разбойное нападение 18 июля 2014 года Мирзошоев, Мирзошозода и Мирзоев совершили в составе организованной группы, преступление было тщательно спланировано и подготовлено, причем организующая роль в нем принадлежала Мирзошоеву он же дал Мирзоеву указание обеспечить группу транспортом для перевозки похищенного.

Фактические обстоятельства дела и последовательность, с которой развивались события, последующее вовлечение в преступную группу Меликова, Асадова и Наимова свидетельствуют об устойчивости группы объединившейся под руководством Мирзошоева для совершения преступлений, ее сплоченности, тщательной подготовке и планировании преступлений.

Являясь разновидностью организованной преступной группы, банда отличается ее вооруженностью и специальной целью - совершение нападений на граждан и организации.

Созданную Мирзошоевым преступную группу он вооружил огнестрельным пистолетом ограниченного поражения марки МР-79-9ТМ калибра 9мм Р.А., к которому имелись соответствующие патроны, кроме того, на вооружении банды имелся нож, являющийся холодным оружием, а также ими использовались другие ножи и предметы (монтировки).

Суд на основании совокупности доказательств, приведенных в приговоре, пришел к обоснованному выводу о том, что все осужденные были осведомлены о наличии, в том числе, огнестрельного оружия и возможности его применения при совершении преступления.

При изложенных обстоятельствах доводы апелляционных жалоб о том что вывод суда о существовании банды и о совершении осужденными в ее составе 24 января 2015 года преступления основан на предположениях Судебная коллегия находит несостоятельными.

Всесторонний анализ показаний осужденных, данных ими в судебном заседании, а также на стадии предварительного расследования, в том числе на очных ставках, при проверке показаний на месте, исследованных в судебном заседании, а также показаний потерпевших об обстоятельствах совершения разбойных нападений позволил суду установить не только роль каждого из осужденных в совершенных преступлениях, но и их осведомленность об участии друг друга, о наличии оружия, которое использовалось при совершении преступления, сделать обоснованный вывод о согласованности действий осужденных.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах о необъективности суда, судебное разбирательство по делу проведено с соблюдением норм уголовно-процессуального закона при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон, заявленные в суде ходатайства разрешены в соответствии с требованиями закона. Доказательства положенные в основу обжалуемого приговора, отвечают требованиям допустимости, при их исследовании и оценке нарушений, которые могли бы повлиять на правильность установления судом фактических обстоятельств совершения преступлений, не установлено. Мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, приведены в приговоре.

Всем доказательствам, исследованным в судебном заседании и приведенным в приговоре, судом дана надлежащая оценка с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности достаточности для постановления обвинительного приговора.

В соответствии с установленными обстоятельствами совершения преступлений судом дана правильная правовая оценка действиям каждого из осужденных, вывод о квалификации их действий мотивирован в приговоре.

В связи с чем Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных Мирзошоева, Мирзошозоды, Мирзоева и их адвокатов о необходимости квалифицировать действия, совершенные ими 24 января 2015 года, направленные на хищение имущества, принадлежащего ЗАО «НПМТС « », как грабеж, т.е. по ч. 2 ст. 161 УК РФ, а также с доводами осужденного Асадова о том, что его действия по данному эпизоду следует квалифицировать как кражу, т.е. по ч.З ст. 158 УК РФ, и с аргументами адвоката Зыковой в защиту интересов Меликова о неправильной квалификации его действий - совершение разбойного нападения в составе организованной группы.

При назначении наказания судом выполнены требования ст. 6, 60 УК РФ, учтены данные о личности каждого из осужденных, характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений и другие заслуживающие внимание обстоятельства, в том числе установленные судом в отношении осужденных Мирзошоева, Мирзошозоды, Мирзоева, Меликова и Асадова смягчающие обстоятельства.

Назначенное наказание в виде лишения свободы как за каждое из совершенных преступлений, так и по совокупности преступлений следует признать справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по основаниям изложенным в апелляционном представлении государственного обвинителя ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении осужденным как за каждое из преступлений, так и по совокупности преступлений дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Как обоснованно указано в представлении, в соответствии с ч.б ст. 53 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы не назначается иностранным гражданам.

Из материалов дела усматривается, что Мирзошоев, Мирзошозода Мирзоев, Меликов и Наймов являются гражданами Республики,

а Асадов - гражданином Республики в связи с чем дополнительное наказание в виде ограничения свободы назначено им в нарушение требований уголовного закона, оно подлежит исключению из приговора.

Также судебная коллегия находит необходимым внести уточнение во вводную часть приговора относительно гражданства Асадова, поскольку данное обстоятельство о личности осужденного имеет значение для уголовного дела.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с требованиями Гражданского кодекса РФ с учетом установленного судом размера причиненного материального ущерба.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Нижегородского областного суда от 1 ноября 2016 года в отношении Мирзошоева Р К Мирзошозоды Е К , Мирзоева У Э Наимова А Т Асадова Ф А о и Меликова И М изменить.

Исключить назначение им за каждое из совершенных преступлений, а также по совокупности преступлений дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Уточнить вводную часть приговора указанием на то, что Асадов Ф А о является гражданином Республики

В остальном приговор в отношении Мирзошоева Р.К., Мирзошозоды Е.К., Мирзоева У.Э., Наимова А.Т., Асадова ФА. и Меликова И. М. оставить без изменения, а доводы жалоб - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 53 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта