Информация

Решение Верховного суда: Определение N 201-АПУ13-2СП от 25.07.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№201-АПУ13-2СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 25 июля 2013 г.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Соловьева А.И.,

судей Королева Л.А. и Шалякина А.С.,

при секретаре Балакиревой Н.А.,

с участием военного прокурора 2 отдела 4 Управления Главной военной прокуратуры Мацкевича Ю.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело в отношении осужденных Довнаровича С.Н., Сизоненко Д.С., Прокопьева Е.В., Борисова А.А. по апелляционным жалобам осужденного Борисова А.А., его защитника - адвоката Ахтырской И.Ю., осужденного Довнаровича С.Н., его защитника - адвоката Галкина В.В., осужденного Прокопьева Е.В., его защитников - адвокатов Овсянкиной Е.Р., Плешкан Н.Г., Мигачевой И.А., защит ника осужденного Сизоненко Д.С. - адвоката Семернина СП., на приговор Московского окружного военного суда от 27 марта 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева А.И., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание при говора, существо апелляционных жалоб, возражений на них, объяснения осужденных Довнаровича С.Н., Сизоненко Д.С, Прокопьева Е.В., Борисова А.А., адвокатов Гончарука В.С, Корнеева М.М., Астапова К.Г., Вольвач Я.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление потерпевшего И. ,

возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, мнение прокурора Мацкевича Ю.И., полагавшего приговор оставить без изменения,

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

указанным приговором, постановленным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, военнослужащие войсковой части :

сержант Довнарович С Н

несудимый осужден за совершение преступлений, предусмотренных:

- пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, к 12 го дам 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы, с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания «сержант»;

- п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, к 9 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы;

- ч. 2 ст. 325 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей.

Окончательное наказание Довнаровичу назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на 19 лет в исправительной колонии строгого режима без штрафа и ограничения свободы, с лишением воинского звания «сержант». Наказание в виде штрафа в размере 30 000 рублей постановлено исполнять самостоятельно;

сержант Сизоненко Д С,

несу­

димый осужден за совершение преступлений, предусмотренных:

- пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ, к 11 годам 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы, с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания «сержант»;

- п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ, к 9 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.

Окончательное наказание Сизоненко назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на 16 лет в исправительной колонии строгого режима без штрафа и ограничения свободы, с лишением воинского звания «сержант»;

старший сержант Прокопьев Е В

родившийся 11 июля 1988 г. в Селе

Грибовка Старомайнского района Уль­

яновской области, несудимый осужден за совершение преступлений, предусмотренных:

- пп. «ж», «з» ч. 2 ст. ст. 105 УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ к 11 годам лишения свободы без ограничения свободы, с лишением в соответствии со ст. 48 УК РФ воинского звания «старший сержант»;

- п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ, к 8 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.

Окончательное наказание Прокопьеву назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на 15 лет в исправительной колонии строгого режима без штрафа и ограничения свободы, с лишением воинского звания «старший сержант».

Гражданин Борисов А А

несудимый осужден за совершение преступлений, предусмотренных:

- пп. «ж», «з» ч. 2 ст. ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев;

- по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

Окончательное наказание Борисову назначено в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на 16 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, без штрафа, с ограничением свободы сроком на 2 года и установлением запрета из менять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту жительства, с возложением на него обязанности являться в специализированный государственный орган для регистрации 2 раза в месяц.

Этим же приговором удовлетворен гражданский иск потерпевшего И к осужденным Довнаровичу, Сизоненко, Прокопьеву, Борисову о возмещении материального ущерба. В пользу потерпевшего с осужденных в солидарном порядке постановлено взыскать рублей

копеек.

В удовлетворении исковых требований И о компенсации морального вреда в его пользу постановлено взыскать с осужденного Довна ровича - рублей, с осужденных Сизоненко, Прокопьева, Борисова - по

рублей, с каждого.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Довнарович, Сизоненко, Прокопьев, Борисов признаны виновными в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью, а также в убийстве, совершенном группой лиц, сопряженным с разбоем.

Кроме того, Довнарович признан виновным в похищении у И

паспорта, водительского удостоверения и свидетельства о регистрации транспортного средства.

В апелляционных жалобах, адресованных в Военную коллегию Верховно го Суда Российской Федерации, осужденные и их защитники просят отменить приговор суда и направить дело на новое судебное рассмотрение в суд первой ин станции.

В обоснование этого осужденные Довнарович, Прокопьев, а также защит ники Ахтырская, Овсянкина, Плешкан, Мигачева, Галкин в жалобах указывают на то, что с участием присяжных заседателей были исследованы объяснения Довна ровича и Прокопьева, протоколы их явок с повинной, которые сделаны в отсутствие адвокатов и согласно ст. 74 УПК РФ не относятся к числу доказательств по уголовному делу. Судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств об их исключении из числа доказательств как недопустимых. Эти доказательства могли сформировать у присяжных заседателей ошибочную убежденность относи тельно виновности подсудимых.

Кроме того, осужденные Довнарович, Прокопьев и защитники Ахтырская Овсянкина, Плешкан, Мигачева в жалобах ссылаются на противоречия в эксперт ном заключении от 5 июля 2012 г. относительно обстоятельств совершения преступления.

Однако, несмотря на это, судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о вызове и допросе в судебном заседании эксперта К , а так же оглашении ее показаний в суде и назначении дополнительной судебно медицинской экспертизы.

Далее в жалобе адвокат Ахтырская указывает на то, что судом неправильно квалифицированы действия ее подзащитного Борисова, поскольку, как она полагает, причинение смерти И связано лишь с целью сокрытия грабежа и не обусловлено корыстным мотивом. По делу не доказано причинение насилия опасного для жизни или здоровья последнего при хищении имущества Поэтому действия Борисова надлежало квалифицировать по п. «ж» ч. 2 ст. 105 и пп. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Аналогичные доводы содержатся в апелляционных жалобах осужденного Довнаровича, а также защитника осужденного Сизоненко - адвоката Семернина и защитников Прокопьева - адвокатов Овсянкиной, Плешкан, Мига чевой, которые полагают, что действия их подзащитных должны быть квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 и пп. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

По мнению осужденного Борисова коллегией присяжных заседателей при знано недоказанным наличие между осужденными предварительного сговора на убийство, однако их действия судом квалифицированы с учетом этого признака По делу не установлены все обстоятельства совершения преступлений, а именно роль и мотив содеянного каждым из осужденных в отдельности.

При этом осужденный Борисов обращает внимание на то, что в ходе предварительного слушания его защиту осуществляла адвокат Котова Н.В., которая осуществляла защиту осужденного Сизоненко на стадии предварительного рас следования. Полученная им копия приговора не подписана судьей. Судом необоснованно отказано в оглашении результатов проведенного исследования на поли графе о его непричастности к вмененным преступлениям.

Кроме того, осужденные Борисов, Довнарович и защитники Ахтырская, Се мернин, Овсянкина, Плешкан, Мигачева в жалобах, ссылаясь также на нарушения судом требований ст. 338, 339 УПК РФ, считают, что сформулированные судом вопросы перед присяжными заседателями были недостаточно понятными, по ставлены с обвинительным уклоном и предрешали ответы на последующие по ставленные вопросы. Эти вопросы не позволяли установить действия каждого из подсудимых при совершении инкриминируемых преступлений. Судом неправо мерно отказано во внесении изменений в вопросный лист с учетом вопросов сто роны защиты.

Борисов также обращает внимание на то, что со стороны председательствующего на присяжных заседателей было оказано давление, поскольку первоначальный вердикт он не принял, указав присяжным заседателям на необходимость внести в него изменения.

Осужденные Борисов, Довнарович, Прокопьев, защитники последнего, а также адвокат Семернин считают, что назначенное наказание не соответствует требованиям уголовного закона, является несправедливым в связи с чрезмерной суровостью. Судом не учтены в полной мере данные о личности осужденных.

Кроме того, в апелляционных жалобах выражается несогласие с размером компенсации морального вреда, который суд определил ко взысканию с каждого из осужденных. По убеждению авторов жалоб, размер материального ущерба не подтвержден надлежащими доказательствами.

Осужденный Прокопьев ссылается и на то, что выплата вознаграждения переводчику произведена необоснованно.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Довнаровича, его защитника - адвоката Галкина, осужденного Прокопьева, его защитников - адвокатов Овсянкиной, Плешкан, Мигачевой государственные обвинители указывают что исследованные судом с участием коллегии присяжных заседателей доказательства являлись достаточными для вынесения обвинительного приговора. Эти доказательства получили надлежащую оценку с точки зрения их относимости допустимости и достоверности. В частности, в суде было установлено, что объяснения от Довнаровича и Прокопьева получены в результате их явок с повинной До получения от них объяснений и заявлений о содеянном им были разъяснены права, о чем имеются росписи. Факт добровольного и собственноручного написания объяснений подтвержден в суде подсудимыми. Помимо объяснений, в суде были оглашены иные показания подсудимых, содержащиеся в различных протоколах следственных действий, в том числе и первом протоколе допроса в качестве подозреваемого Довнаровича, в котором последний в присутствии защитника фактически подтвердил свои слова из явки с повинной и объяснений. В основной части Прокопьев также подтвердил в ходе допроса в качестве подозреваемого в присутствии защитника свои заявление о совершенном преступлении и объяснения. По мнению стороны государственного обвинения, совокупность доказательств, представленных присяжным заседателям, а не только объяснения Довна ровича и Прокопьева, позволила коллегии принять единодушное и верное решение о виновности Довнаровича, Прокопьева и других подсудимых в инкриминируемых им преступлениях. Заявленные ходатайства, в том числе о допросе экс перта К , оглашении ее показаний и назначении дополнительной судеб но-медицинской экспертизы, судом разрешены в соответствии с требованиями УПК РФ. Действия Довнаровича квалифицированы в соответствии с требования ми уголовного закона. Наказание определено Довнаровичу и Прокопьеву законно обоснованно и справедливо, с учетом всех обстоятельств дела. Гражданский иск И разрешен верно. Вопросный лист сформулирован председательствующим с учетом мнения сторон и в строгом соответствии с требования ми УПК РФ.

Рассмотрев материалы уголовного дела, выслушав осужденных Довнарови ча С.Н., Сизоненко Д.С, Прокопьева Е.В., Борисова А.А., адвокатов Гончарука В.С, Корнеева М.М., Астапова К.Г., Вольвач Я.В., прокурора Мацкевича Ю.И. и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в возражениях на них государственных обвинителей, полагавших приговор суда оставить без изменения, Военная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, который квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Согласно ч. 2 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются только основания, предусмотренные пп. 2 - 4 ч. 1 вышеуказанной статьи УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб, приговор соответствует требованиям ст. 307-309 УПК РФ и ст. 348-351 УПК РФ.

Как видно из материалов дела, судебное разбирательство проведено с учетом требований уголовно-процессуального закона, определяющих его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Замечаний по проведенному отбору присяжных заседателей, а также ходатайств о роспуске коллегии присяжных заседателей от участников процесса не поступало.

В судебном заседании были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Все представленные суду доказательства были исследованы, а заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке, с учетом мнения сторон.

Данных о том, что в суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, в материалах дела не имеется.

Доводы жалобы о том, что полученные в ходе следствия объяснения от Довнаровича и Прокопьева, протоколы их явок с повинной являются недопустимыми доказательствами, а исследование таких доказательств повлияло на правильность выводов присяжных заседателей, не могут служить основанием для отмены приговора суда.

Согласно ч. 1 ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

При этом перечень доказательств, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК РФ, не является исчерпывающим.

Из материалов уголовного дела видно, что о недопустимости этих доказательств стороной защиты на стадии предварительного слушания не заявлялось. В судебном заседании от 14 марта 2013 г. при разрешении ходатайства государственного обвинителя об их оглашении сторона защиты не просила исключить эти доказательства. Ходатайства о недопустимости данных доказательств заявлены только 15 марта 2013 г. (т. 25, л.д. 133- 135), то есть после того, как они были оглашены в судебном заседании от 14 марта 2013 г. (т. 25, л.д. 229, 231). Эти ходатайства разрешены судом в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ.

Кроме того, добровольное сообщение лиц о совершении ими преступлений (заявление о явке с повинной) и дача соответствующих объяснений основывается на их личном волеизъявлении без вмешательства, в том числе в содержание такого заявления иных лиц, и не может быть кем-либо ограничено.

Данных, свидетельствующих о том, что на Довнаровича и Прокопьева могло оказываться давление, в деле не имеется. Им разъяснены права, предусмотренные ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Уголовно-процессуальный закон не содержит императивных норм, предписывающих обязательное участие адвоката при составлении лицом письменного заявления о явке с повинной и дачи им соответствующих объяснений.

Утверждения в апелляционных жалобах осужденных Довнаровича, Прокопьева, защитников Ахтырской, Овсянкиной, Плешкан, Мигачевой, Галкина о том, что явки с повинной Довнаровича и Прокопьева на предварительном следствии, как и последовавшие после этого их письменные объяснения не могут признаваться доказательствами, являются несостоятельными, поскольку противоречат уголовно-процессуальному законодательству.

В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств, наряду показаниями подозреваемого, обвиняемого, эксперта, специалиста, потерпевшего свидетеля, заключениями эксперта, специалиста, вещественными доказательства ми, протоколами следственных и судебных действий, допускаются и иные доку менты.

Поэтому окружной военный суд правильно сослался в приговоре на протоколы явок с повинной и письменные объяснения указанных лиц в качестве одних из доказательств их виновности в совершении преступных действий совместно с Сизоненко и Борисовым в ночь с 4 на 5 марта 2012 года.

Мнение в апелляционных жалобах об обратном не основано на законе.

Более того, по сути, не противоречащие сведениям, указанным в объяснениях и протоколах явок с повинной, Довнаровичем и Прокопьевым с участием за щитников даны показания при их допросе в качестве подозреваемых (т. 1, л.д. 159-171, 190-198).

Что же касается утверждения в жалобах о наличии противоречий в заключении судебно-медицинской экспертизы от 5 июля 2012 г., то из этого заключения каких-либо противоречий не усматривается (т. 10, л.д. 62-84).

Данное заключение является полным относительно поставленных перед экспертами вопросов, научно обоснованным и не требует дополнительных разъяснений.

По результатам проведенной экспертизы установлено, что причиной смерти И явилась механическая асфиксия от сдавливания органов шеи тупым предметом. Установленный механизм образования повреждений в области шеи не исключает возможность их причинения при удушении от пальцев рук, брючным кожаным ремнем, а также представленным на экспертизу автомобильным буксировочным тросом.

При этом касаемо последовательности причинения повреждений эксперта ми сделан однозначный вывод о том, что все имеющиеся у И повреждения в области головы, шеи, грудной клетки и верхних конечностей образовались прижизненно и в достаточно короткий промежуток времени, что опровергает доводы жалоб о том, что у осужденных изначально возник умысел на хищение имущества, а только после совершения этого преступления - на убийство с целью его скрыть.

Показания, которые дала К в ходе предварительного следствия не противоречат выводам данной экспертизы, проведенной в составе комиссии экспертов с ее участием (т. 11, л.д. 147-151).

С учетом изложенного, исходя из требований ст. 207, 282 УПК РФ, судом правомерно отказано в удовлетворении заявленных ходатайств.

Также в соответствии с требованиями указанных норм и ч. 7 ст. 335 УПК РФ судом с учетом мнения сторон разрешено ходатайство государственного обвинителя по вопросу исследования экспертного заключения № от 1 октября 2012 г., составленного с применением полиграфа, в отношении осужденного Бо рисова (т. 10, л.д. 173-188, т. 25, л.д. 207 - 209).

Это доказательство правомерно признано неподлежащим исследованию с участием присяжных заседателей.

В судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Данных о том, что председательствующий вел судебное разбирательство с обвинительным уклоном, в материалах дела не имеется.

По окончании судебного следствия стороны не имели дополнений и с учетом исследованных доказательств полагали необходимым перейти к судебным прениям (т. 25, л.д. 144).

Таким образом, принцип состязательности не был нарушен.

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ, в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

После окончания прений сторон всем участникам была предоставлена возможность осуществить свое право на реплику, а подсудимым было предоставлено последнее слово.

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями была осуществлена в соответствии со ст. 338 УПК РФ.

Согласно вопросному листу вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей с учетом положений ст. 252 УПК РФ.

Содержание вопросов присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб, судом не допущено нарушений при формулировании вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Что же касается несогласия председательствующего судьи при окончательном формулировании вопросов, вносимых в вопросный лист, с замечаниями и формулировкой поставленных вопросов стороны защиты, то данное обстоятельство не может расцениваться как ограничение прав, повлиявшее на исход дела и законность приговора.

Поданные стороной защиты замечания по содержанию и формулировке вопросов были приняты и приобщены к материалам уголовного дела (т. 25, л.д. 189).

Доводы в жалобах о том, что формулировка вопросов могла оказаться сложной для восприятия и понимания присяжными заседателями, а сами вопросы взаимоисключающими друг друга, противоречат материалам дела.

В частности, после оглашения вопросного листа у присяжных заседателей не возникло неясностей по постановленным вопросам. Заявлений от присяжных заседателей о необходимости дать разъяснения по вопросному листу, не поступало (т. 25, л.д. 190).

Вопросный лист, в отличие от проекта вопросного листа, составленного стороной защиты, является однозначным и понятным для восприятия лиц, не обладающих специальными познаниями в области юриспруденции.

Вопросы, поставленные на разрешение коллегии присяжных заседателей соответствуют предъявленному обвинению, в том числе относительно действий совершенных каждым из осужденных. Каких-либо дополнительных уточнений эти вопросы не требовали.

Напутственное слово произнесено председательствующим с соблюдением принципа объективности и беспристрастности с изложением исследованных доказательств, а также позиции как государственного обвинителя, так и позиции за щиты (т. 26, л.д. 32-64).

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным, непротиворечивым и основан на всей совокупности исследованных доказательств. В соответствии с законом он подписан председательствующим и старшиной присяжных заседателей.

При этом действия председательствующего при провозглашении первоначального вердикта присяжными заседателями не противоречат положениям ч. 2 ст. 345 УПК РФ, что усматривается из протокола судебного заседания (т. 25, л.д. 306-307).

Обвинительный приговор постановлен председательствующим в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных.

Действия всех осужденных квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей, в пределах объема, предъявленного им обвинения.

По делу установлено, что умысел на убийство И возник у каждого из осужденных самостоятельно в процессе разбойного нападения, со вершенного группой лиц по предварительному сговору. Частью имущества, при надлежащего потерпевшему, осужденные завладели в процессе нападения, а частью - после наступления его смерти.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы о неправильной квалификации действий осужденных фактически направлены на переоценку этих обстоятельств, что в соответствии со ст. 389.27 УПК РФ не может являться основанием для пересмотра приговора, вынесенного с участием коллегии присяжных заседателей.

Ссылка Борисова в жалобе на то, что судом ошибочно квалифицированы его действия по ч. 2 ст. 105 УК РФ как совершенные, в том числе по предвари тельному сговору, является несостоятельной, поскольку это квалифицирующее обстоятельство было изменено судом. В содеянном суд правильно усмотрел такой признак как группа лиц.

С учетом изложенного окружной военный суд преступные действия Довна ровича, Сизоненко, Прокопьева и Борисова правильно квалифицировал по п. «в ч. 4 ст. 162 и пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а содеянное Довнаровичем в части хищения им у потерпевшего И паспорта, водительского удостоверения и свидетельства о регистрации транспортного средства - по ч. 2 ст. 325 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, всем обстоятельствам влияющим на назначение наказания. Суд учел все нашедшие подтверждение в судебном заседании смягчающие обстоятельства, в том числе явки с повинной Прокопьева и Довнаровича.

Также при назначении наказания суд в полной мере учитывал и данные о личности осужденных, а именно: привлечение осужденных к уголовной ответственности впервые, положительные характеристики Довнаровича, Сизоненко Прокопьева по месту службы, а Борисова - по месту жительства, их семейное положение и другие данные заслуживающие внимания.

При этом суд принял во внимание и повышенную общественную опасность содеянного, а также наступившие последствия - смерть человека.

Наказание каждому их осужденных в виде лишения свободы суд назначил в соответствии с общими правилами его назначения и соблюдением требований ст. 65 УК РФ, а также с учетом конкретных обстоятельств дела.

Назначенное Довнаровичу наказание по ч. 2 ст. 325 УК РФ не может быть признано чрезмерно суровым.

Применительно к положениям ст. 48 УК РФ суд за совершение особо тяж кого преступления, предусмотренного ст. 105, ч. 2 УК РФ, правомерно принял решение о лишении Довнаровича, Сизоненко и Прокопьева воинских званий.

Вместе с тем, исходя из материального положения осужденных, суд не применил к ним дополнительный вид наказания в виде штрафа, предусмотренный ч. 4 ст. 162 УК РФ.

С учетом изложенного назначенное осужденным наказание не может быть признано несправедливым, каких-либо законных оснований для его снижения не имеется.

Гражданские иски потерпевшего разрешены судом в соответствии нормами материального и процессуального права. Размер материального ущерба правильно определен на основании исследованных судом доказательств, в том числе показаний потерпевшего И представленных им документов о понесенных расходах на похороны его брата И (т. 25, л.д. 322-335).

Оснований сомневаться в достоверности представленных суду доказательств не имеется.

Размер компенсации морального вреда окружным военным судом определен в соответствии со ст. 151, 1099 - 1101 ГК РФ с учетом характера и степени причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, при соблюдении требований разумности и справедливости. I

В точном соответствии с требованиями ст. 131 и 132 УПК РФ суд первой инстанции, вопреки мнению в жалобе осужденного Прокопьева, разрешил вопрос выплаты вознаграждения переводчику.

Вопреки мнению осужденного Борисова, надлежаще оформленная копия приговора ему вручена своевременно.

В апелляционной жалобе осужденный Борисов правильно сослался на факт участия адвоката Котовой, защищавшей его интересы на предварительном слушании, при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Сизоненко.

Как видно из материалов дела, на протяжении всего производства по делу каких-либо противоречий между интересами Борисова и Сизоненко не имелось При таких данных суд в соответствии со ст. 72 УПК РФ обоснованно признал правомерным участие адвоката Котовой по просьбе названных лиц в проведении указанных процессуальных действий.

Доводы жалоб не свидетельствуют о нарушениях норм материального и процессуального права, которые могли бы служить основанием для пересмотра

судом апелляционной инстанции вынесенного в порядке гл. 42 УПК РФ

приговора.

Руководствуясь ст. 389.13,389.20, 389.28 и 389.23 УПК РФ, Военная

коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА :

приговор Московского окружного военного суда от 27 марта 2013 г. в от ношении Довнаровича С Н Сизоненко Д С Прокопьева Е В и Борисова А А оста вить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Довнаровича С.Н., его защитника - адвоката Галкина В.В., защитника осужденного Сизоненко Д.С адвоката Семернина СП., осужденного Прокопьева Е.В., его защитников - адвокатов Овсянкиной Е.Р., Плешкан Н.Г. и Мигачевой И.А., осужденного Борисова А.А. и его защитника - адвоката Ахтырской И.Ю. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 48 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта