Информация

Решение Верховного суда: Постановление N 27П17ПР от 29.03.2017 Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 27-П17

г. Москва 29 м а р т а 2017 г.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего - Серкова П.П членов Президиума - Давыдова В.А., Нечаева В.И., Петровой Т.А., Рудакова СВ., Свириденко О.М., Харламова А.С при секретаре Кепель С В рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г. на апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2016 года в отношении Гамзатова Р.М.

По приговору Верховного Суда Республики Дагестан от 31 марта 2016 года

Гамзатов Р М ,,

ранее не судимый,

осужден:

по ч.З ст.ЗЗ, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением в соответствии со ст.53 УК РФ следующих ограничений: в течение 1 года после отбытия лишения свободы не уходить из дома после 22 часов до 6 часов утра, не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, а также возложена обязанность являться 1 раз в месяц в названный специализированный орган для регистрации;

по ч.2 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ) к 3 годам лишения свободы;

в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением следующих ограничений: в течение 1 года после отбытия лишения свободы не уходить из дома после 22 часов до 6 часов утра, не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, а также возложена обязанность один раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2016 года приговор в отношении Гамзатова Р.М. изменен: его действия переквалифицированы с ч.З ст.ЗЗ, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст. 105 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет 9 месяцев с ограничением свободы и установлением ограничений и обязательств перечисленных в приговоре; на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст. 105, ч.2 ст.222 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет 9 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год и установлением следующих ограничений: в течение 1 года после отбытия лишения свободы не уходить из дома после 22 часов до 6 часов утра, не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, а также возложена обязанность 1 раз в месяц являться в названный специализированный орган для регистрации; исключено указание о приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему группой лиц по предварительному сговору.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Коржинек Л.Г. просит об отмене апелляционного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2016 года в отношении Гамзатова Р.М.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся судебных решений, доводы надзорного представления послужившие основанием его передачи с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Малиновского ВВ., объяснения адвоката Джахбарова Ю.А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

Гамзатов Р.М. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

Гамзатов Р.М. в период с июля по декабрь 2006 года не менее четырех раз совершил развратные действия в отношении не достигшей шестнадцатилетнего возраста Г 21 января 1991 года рождения, - дочери супруги Г от первого брака.

Узнав об этом, Г примерно с начала 2009 года прекратила с мужем Гамзатовым Р.М. семейные отношения и стала угрожать ему тем, что распространит сведения о совершении им в отношении ее несовершеннолетней дочери - Г преступления среди его родственников и жителей села района Республики

Гамзатов Р.М., полагая, что супруга Г может сообщить его родственникам и жителям села о совершенных им в отношении Г развратных действиях, с целью предотвращения распространения указанных сведений и сокрытия совершенного им данного преступления решил убить Г

Для реализации своего преступного намерения примерно в декабре 2011 года в селе района Республики Гамзатов Р.М. с целью убийства Г незаконно, в нарушение установленного федеральным законом порядка, без разрешения компетентных органов, приобрел у М огнестрельное оружие - нарезной короткоствольный пистолет калибра 9 мм., изготовленный самодельным способом путем переделки огнестрельного оружия ограниченного поражения модели «МР-79-9ТМ» для стрельбы боевыми патронами калибра 9x18мм и боеприпасы к нему - патроны калибра 9 мм в количестве не менее 8 штук и хранил его в неустановленном месте.

После этого, в период с 5 по 10 января 2012 года, Гамзатов Р.М встретившись со своим двоюродным братом М в его доме № расположенном на улице М в г. и введя его в заблуждение относительно своего действительного мотива запланированного преступления, сообщил М о том, что его жена - Г

ведет аморальный образ жизни, тайно встречается с посторонними мужчинами, позоря его честь и достоинство в глазах родственников и жителей села , и попросил М совершить за это ее (Г убийство.

М выслушав доводы Гамзатова Р.М., предложил ему мирным способом решить возникшие проблемы, но после долгих уговоров будучи введенным Гамзатовым Р.М. в заблуждение относительно реального мотива преступления, согласился убить Г

В этот же период времени, с 5 по 10 января 2012 года, Гамзатов Р.М. для убийства Г незаконно передал М а последний незаконно, в нарушение установленного федеральным законом порядка, получил ранее приобретенное Гамзатовым Р.М. у М.

вышеуказанное огнестрельное оружие - самодельно изготовленный нарезной короткоствольный пистолет калибра 9 мм и боеприпасы к нему патроны калибра 9 мм в количестве не менее 8 шт. и с этого времени М по договоренности с Г незаконно хранил их в неустановленном месте.

В период с 7 по 10 февраля 2012 года Гамзатов Р.М. в своем доме в селе

с целью планирования убийства Г встретился с М Во время встречи они распределили роли в подготавливаемом убийстве, согласно которым Гамзатов Р.М. должен был сообщить М благоприятное время и место совершения убийства Г а М в свою очередь, обязался, получив сведения от Г о месте и времени нахождения Г совершить ее убийство выстрелом из незаконно переданного ему Г указанного выше огнестрельного оружия.

10 февраля 2012 года Гамзатов Р.М., созвонившись со своим несовершеннолетним сыном Г и узнав о том, что Г

утром 11 февраля 2012 года будет находиться одна по месту своего жительства - в квартире по проспекту г сообщил об этом по телефону М сказав, что имеются благоприятные условия для совершения убийства Г без свидетелей.

11 февраля 2012 года, примерно 8 часов утра, М исполняя свою роль в совершении преступления, с целью убийства Г

вооружившись переданным ему Гамзатовым Р.М. пистолетом снаряженным патронами, узнав от Гамзатова Р.М. о том, что Г в указанное время находится одна по месту своего проживания, прибыл по адресу: дом № г. после чего под предлогом передачи денежных средств от Гамзатова Р.М., таким образом введя Г в заблуждение, вошел в квартиру № вышеуказанного дома, в которой в это время Г находилась одна. Зайдя в квартиру М из имевшегося у него огнестрельного оружия умышленно, с целью убийства Г и причинения ей смерти произвел один выстрел в живот потерпевшей, в результате чего она упала на пол. После этого М видя, что Г еще жива вновь попытался произвести в нее выстрелы, однако не смог, так как пистолет дал осечку. После этого М желая довести до конца совместный с Гамзатовым Р.М. преступный умысел, направленный на убийство Г взял из кухни нож и нанес им не менее 5-6 ударов в грудь и в область сердца. Г от полученных ранений скончалась.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Коржинек Л.Г. просит отменить апелляционное определение в отношении Гамзатова Р.М и передать дело на новое апелляционное рассмотрение, поскольку судом апелляционной инстанции действия Гамзатова Р.М. необоснованно переквалифицированы с ч.З ст.ЗЗ, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст. 105 УК РФ, указывает, что из положений ч. 3 ст. 34 УК РФ следует, что уголовная ответственность организатора наступает по статье предусматривающей наказание за совершенное исполнителем преступление, но со ссылкой на ст. 33 УК РФ. В то же время в ч. 1 ст. 34 УК РФ указано, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления Содержание норм уголовного закона в их системном единстве, регулирующих ответственность соучастников преступления, свидетельствует о самостоятельной природе оснований ответственности за преступления совершенные в соучастии. По настоящему делу у Гамзатова имелся квалифицированный мотив совершения преступления - убийство с целью скрыть другое преступление - совершение развратных действий в отношении несовершеннолетней. Такая правовая позиция согласуется и с принципом вины, закрепленным в ст. 5 УК РФ, в соответствии с которым лицо подлежит уголовной ответственности за те общественно опасные действия и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Правильность установления судом первой инстанции фактических обстоятельств дела Судебная коллегия сомнению не подвергла. В связи с этим, решение суда апелляционной инстанции о том, что организатор преступления (Гамзатов) должен нести уголовную ответственность лишь за то преступление, к которому он склонил исполнителя (М представляется ошибочным. Действия Гамзатова должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть как организация убийства с целью скрыть другое преступление. Допущенное при апелляционном пересмотре уголовного дела в отношении Гамзатова нарушение уголовного закона является существенным, повлиявшим на исход дела искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, что также повлекло назначение несправедливого наказания.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорному представлению, находит апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в отношении Гамзатова Р.М. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч.1 ст.412.9 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения, постановления суда в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно процессуального законов, повлиявшие на исход дела.

Согласно ч.2 ст.412.9, ст. 401.6 УПК РФ, пересмотр в кассационном надзорном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Судом установлено, что Гамзатов Р.М. организовал убийство Г

с целью сокрытия ранее совершенного преступления - развратных действий в отношении Г рождения дочери Г от первого брака и квалифицировал его действия в этой части по ч.З ст.ЗЗ, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ как организация убийства с целью сокрытия преступления.

Действия М непосредственного исполнителя убийства, квалифицированы по ч.1 ст. 105 УК РФ.

Судом апелляционной инстанции не подвергнуты сомнению фактические обстоятельства по делу, в том числе и мотив действий организатора преступления - Гамзатова Р.М.

Несмотря на это, действия Гамзатова Р.М. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации переквалифицировала с ч.З ст.ЗЗ, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст. 105 УК РФ, указав, что «мотив (с целью скрыть другое преступление которым, в действительности, руководствовался организатор убийства Гамзатов Р.М., был скрыт от исполнителя М и следовательно, мотив Гамзатова Р.М. в данном случае не влияет на правовую квалификацию его действий, поскольку он (Гамзатов Р.М.) исполнителя М к квалифицированному убийству Г не склонял».

Судебная коллегия при решении вопроса о переквалификации действий организатора преступления исходила из того, что ч.З ст.34 УК РФ независимо от обстоятельств, относящихся к организатору преступления (в том числе независимо от направленности умысла, от мотива, цели его действий предполагает квалификацию содеянного им по той же норме уголовного закона, что и действия исполнителя.

Однако такой вывод сделан без надлежащего анализа норм уголовного закона и без учета ряда обстоятельств, имеющих значение для правильной правовой оценки содеянного.

Указанную норму уголовного закона (ч.З ст.34 УК РФ) при квалификации действий организатора преступления следует истолковывать во взаимосвязи с положениями ст.5, ч.1 ст.34, ч.5 ст.34, ст.36 УК РФ.

В соответствии с ч.1 ст.34 УК РФ ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

В ч. 3 ст.34 УК РФ предусмотрено общее правило, в соответствии с которым уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

По смыслу этой нормы уголовного закона юридическая оценка действий организатора, подстрекателя, пособника производна от квалификации действий исполнителя преступления при наличии у них всех единого умысла на совершение конкретного преступления и при совершении исполнителем именно этого преступления.

В тех случаях, когда исполнителем преступления совершается преступление, которое не охватывалось умыслом организатора, подстрекателя пособника последние не подлежат уголовной ответственности за эксцесс исполнителя (ст. 36 УК РФ) и их действия следует квалифицировать за фактически совершенное ими преступление, исходя из направленности умысла.

Такой же подход предусмотрен уголовным законом и для юридической оценки содеянного организатором, подстрекателем, пособником в случае недоведения исполнителем преступления до конца по причинам, от него не зависящим (ч. 5 ст. 34 УК РФ), их действия квалифицируются как приготовление к преступлению или покушение на преступление, исходя из содержания умысла.

Таким образом, нормы действующего уголовного закона не препятствуют квалификации действий соучастников и исполнителей преступления по разным статьям и разным частям одной и той же статьи Особенной части УК РФ в зависимости, в том числе, от мотива их преступного поведения, от целей, которые они преследовали, участвуя в преступлении.

В соответствии с ч.1 ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Данные обстоятельства не были учтены судом апелляционной инстанции при истолковании и применении положений ч. 3 ст. 34 УК РФ, что повлекло за собой существенное фундаментальное нарушение уголовного закона (неправильное его применение), повлиявшее на юридическую квалификацию действий осужденного, а значит, и на исход уголовного дела в отношении него.

В связи с этим, апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в отношении Гамзатова Р.М. законным признать нельзя, оно подлежит отмене, уголовное дело - передаче на новое апелляционное рассмотрение.

Что касается доводов адвоката Джахбарова Ю.А., изложенных в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации, о незаконности и необоснованности приговора, неправильном установлении фактических обстоятельств содеянного, то они могут быть проверены при новом рассмотрении дела в апелляционном порядке.

Принимая во внимание, что Гамзатов Р.М. осужден к лишению свободы в том числе, за особо тяжкое преступление, может скрыться от суда и таким образом воспрепятствовать производству по делу в разумные сроки, Президиум в соответствии со ст.ст.97, 108, 255 УПК РФ избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.412.10, п.4 ч.1 ст.412.11 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2016 года в отношении Гамзатова Р М отменить, уголовное дело передать на новое апелляционное рассмотрение.

Избрать в отношении Гамзатова Р.М. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 29 июня 2017 года Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 36 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта