Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ16-14 от 17.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 73-АПУ16-14

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 17 а в г у с т а 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шамова А.В.

судей Ведерниковой ОН., Ермолаевой Т.А.

при секретаре Щукиной Ю.В рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Шафикова М.Ш., Петросяна В.А. и Тулохонова СМ., адвоката Содбоева СВ в интересах осужденного Тулохонова СМ. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 04 марта 2016 года, по которому

Шафиков М Ш

судимый:

- 1 марта 1989 года Верховным Судом ТАССР по ст. 102 п. «е»,

ст. 149 ч.2, ст.212-1 ч.З УК РСФСР к 14 годам лишения свободы,

освободился 17 февраля 2009 года,

- 23 июня 2014 г. Советским районным судом г.Улан-Удэ по ст.30

ст. 158 ч.2 п. «б» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с

испытательным сроком 3 года осужден к лишению свободы

• по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 18 лет с ограничением свободы сроком

на 2 года. В соответствии со ст.53 ч.1 УК РФ, возложены на Шафикова

М.Ш. в период отбывания дополнительного наказания в виде

ограничения свободы следующие виды ограничений: не изменять

места жительства и места пребывания без согласия уголовно-

исполнительной инспекции, не выезжать за пределы территории

муниципального образования места жительства - район

области, возложена обязанность являться для регистрации

в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства не реже

двух раз в месяц;

• по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - н а 10 лет;

• по ч.З ст. 162 УК РФ - на 9 лет;

• по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ - на 4 года;

• поч.1 ст.222 УК РФ - на 2 года лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Шафикову М.Ш назначено 24 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года.

В соответствии со ст.53 ч.1 УК РФ, возложены на Шафикова М.Ш. в период отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы следующие виды ограничений: не изменять места жительства и места пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции, не выезжать за пределы территории муниципального образования места жительства -

район области, возложена обязанность являться для регистрации в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства не реже двух раз в месяц;

Петросян В А ,

несудимый осужден по ч.2 ст. 162 УК РФ - к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

Тулохонов С М

несудимый осужден по ч.З ст. 162 УК РФ - к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой ОН., объяснения осужденных Шафикова М.Ш., Петросяна В.А. и Тулохонова СМ., выступления их защитников-адвокатов Кузнецова С.А., Чумакова Р.Л, Уколовой Ю.А поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Шафиков осужден за

- убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку сопряженное с разбоем,

- разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере;

кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище;.

незаконное приобретение, хранение, ношение, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов.

Петросян осужден за разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия.

Тулохонов осужден за разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере.

Преступления совершены на территории Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

• осужденный Шафиков М.Ш. считает приговор незаконным,

необоснованным, несправедливым и подлежащим отмене, без указания

конкретных доводов. В суде апелляционной инстанции сообщил, что

не совершал убийство потерпевшего П 30.12.2012 г. до 22

часов находился на заводе, чему есть свидетели, но они не были

вызваны в суд. Показания свидетелей обвинения А иЗ

оглашены, несмотря на возражения подсудимых и их защитников. По

завершении судебного заседания ему не была предоставлена видео- и

аудиозапись заседания. Просит приговор отменить, дело направить на

новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе. • осужденный Петросян В.А. полагает, что суд с самого начала

судебного разбирательства, в нарушении требований ч. 2 ст. 27

Конституции РФ и ст. 59 УПК РФ, необоснованно отказывал ему в

предоставлении переводчика. Помощь переводчика ему необходима,

он гражданин , русским языком владеет поверхностно,

некоторые слова он понимает, но читать вообще не умеет. Суд не

принял во внимание показания свидетеля Л который

подтвердил то, что он действительно плохо владеет русским языком.

Первоначальные показания были им подписаны в отсутствии

переводчика и под давлением со стороны сотрудников полиции,

которые производили его задержание. Обвинительное заключение

было вручено ему в отсутствии переводчика. Он расценивает отказ в

предоставлении переводчика как дискриминацию по расовому и

национальному признаку.

Приговор считает незаконным, поскольку необоснованно признан

виновным в преступлении. Его вина в совершении преступления,

предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, была установлена судом на

основании показаний свидетелей, которые его оговорили. Суд не

принял во внимание показания, данные им в ходе судебного

разбирательства. Доказательства, оправдывающие его, оставлены

судом без исследования и надлежащей оценки. Судебное следствие по

его делу было проведено с обвинительным уклоном. Версия стороны

защиты была необоснованно отвергнута. Суд положил в основу

приговора первоначальные показания всех подсудимых, которые были

добыты при помощи давления.

Полагает, что исследованных судом доказательств недостаточно

для вывода о его виновности в инкриминируемом ему преступлении.

Поскольку судебное следствие проведено односторонне и

поверхностно, можно усомниться в правильности выводов суда о его

виновности, в справедливости, разумности и соразмерности

назначенного ему наказания. Указывает о нарушениях УПК РФ,

утверждает, что при наличии противоречивых доказательств, имеющих

существенное значение для дела, в приговоре не указано, по каким

основаниям суд принял во внимание одни из этих доказательств, а

другие отверг.

В дополнении к жалобе от 18 апреля 2016 г. указывает о

несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, в

приговоре не указано, по каким основаниям при наличии

противоречивых доказательств, суд принял одни из них и отверг

другие. Ссылается на нарушение норм международного права, включая

договор между Российской Федерацией и Республикой Армения,

указывает, что его первоначальные показания являются недопустимым

доказательством, поскольку даны без переводчика и под давлением со

стороны полиции. Указывает о нарушении принципа гуманизма, норм

Конституции РФ и международных актов о правах человека,

содержащих запрет пыток, жестокого и бесчеловечного обращения.

Сообщает, что по факту причинения побоев и пыток в отношении его

не было проведено прокурорской проверки. В ходе предварительного

расследования и в судебном заседании ему не предоставлялись никакие

следственные и судебные документы, не было предоставлено

последнее слово. Просит отменить приговор, дело направить на новое

судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе.

• адвокат Содбоев СВ. в интересах Тулохонова СМ. выражает

несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным,

ссылаясь на то, что его подзащитный не признает инкриминируемый

ему состав преступления, умысел Тулохонова был направлен на тайное

хищение чужого имущества. Ни в ходе предварительного

расследования, ни в суде не было найдено доказательств совершения

Тулохоновым преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 УК РФ.

Потерпевший З не имеет к Тулохонову никаких претензий, в ходе

судебного заседания З пояснил, что Тулохонов ничего не

говорил, не наносил побоев, не угрожал. В суде З высказал свое

мнение - определить Тулохонову наказание не связанное с лишением

свободы, однако, в приговоре не приведено мнение З , что

является неучтенным фактическим обстоятельством при рассмотрении

данного дела.

Действия соучастника Шафикова - это эксцесс исполнителя.

Роль Тулохонова сводилась только к наблюдению за обстановкой на

улице. Исходя из умысла Тулохонова, квалификация по ч. 3 ст. 162 УК

РФ не соответствует его действиям. В данном случае необходимо

применить ст. 36 УК РФ. Тулохонов ранее не судим, положительно

характеризуется, планирует возместить свою часть нанесенного

потерпевшему ущерба. Адвокат просит изменить приговор суда в части

квалификации действий Тулохонова СМ. со ст. 162 ч. 3 УК РФ на ст.

158 ч. 2 п. «а» УК РФ и назначить ему более мягкое наказание, не

связанное с лишением свободы.

• осужденный Тулохонов СМ. считает приговор

необоснованным, несправедливым, незаконным. При постановлении

приговора суд неправильно применил уголовный и уголовно-

процессуальный закон. Судом допущено несоответствие выводов

фактическим обстоятельствам дела. При наличии противоречивых

доказательств, имеющих существенное значение для дела, суд не

указал в приговоре, по каким основаниям одни доказательства

отвергнуты, а другие приняты во внимание. Вывод суда о том, что при

нападении на З у Шафикова был пистолет и Тулохонов знал об

этом, не обоснованы. В суд не было представлено никакого оружия

либо предметов, используемых в качестве оружия, которыми они

(Шафиков и Тулохонов) могли бы причинить вред здоровью

потерпевшего З . В рапорте дежурного ОП от 22.04.2012 г. (т. 4

л.д. 180) ничего не сказано об оружии и угрозе убийством.

Полагает, что следователь сфабриковал дело, предъявив ему

обвинение по ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку не предоставил суду

доказательств наличия в сейфе ООО « денежных средств,

принадлежащих потерпевшему Б О наличии этих денег

в сейфе и их принадлежности известно только со слов Б .

Отсутствуют документы, необходимые для правильной квалификации

действия лица, совершившего кражу, в том числе, об имущественном

положении потерпевшего Б о стоимости похищенного и его

значимости для потерпевшего; о размере заработной платы, пенсии,

наличии или отсутствии иждивенцев; о совокупном доходе членов

семьи. Тулохонов считает, что обвинительное заключение содержит

ложные факты о хищении чужого имущества.

Сообщает, что при постановлении приговора суд отнесся

критически к показаниям, данным подсудимыми в ходе судебного

разбирательства, и принял во внимание показания потерпевших,

несмотря на то, что они голословны и ничем не подтверждены. Суд

не учел смягчающее обстоятельство, наличие у Тулохонова

заболевания - туберкулеза. Просит отменить приговор и направить

уголовное дело на новое судебное рассмотрение. Просит

переквалифицировать обвинение на ст. 158 УК РФ.

В возражениях на жалобы осужденных государственный обвинитель Мархандаева И.В. выражает согласие с приговором, считает его законным и обоснованным, приводит доводы, в соответствии с которыми просит оставить приговор без изменения, жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденных в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждается показаниями самих осужденных, данными на предварительном следствии и в судебном заседании, показаниями свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертов другими доказательствами, исследованными судом и изложенными в приговоре.

Суд проанализировал все исследованные доказательства в их совокупности и дал им надлежащую правовую оценку с приведением мотивов, по которым принял во внимания одни доказательства и критически оценил другие.

Виновность Шафикова в убийстве и разбойном нападении на П Петросяна - в разбойном нападении на указанного потерпевшего, установлена судом на основе показаний Шафикова и Петросяна на предварительном следствии, которые обоснованно положены судом в основу приговора, поскольку согласуются не только между собой, но и с показаниями свидетелей: Р в судебном заседании и на предварительном следствии, З иА , оглашенными в судебном заседании.

У суда не имелось оснований полагать, что свидетели по каким-либо причинам оговаривают Шафикова и Петросяна. Существенных противоречий в показаниях всех указанных лиц, которые могли бы повлиять на выводы о доказанности их вины, суд не установил и потому доводы жалоб в данной части являются несостоятельными.

Доводы жалобы Шафикова о незаконном оглашении показаний свидетелей З аиА проверены Судебной коллегией.

Установлено, что судом на протяжении длительного времени принимались меры по установлению местонахождения свидетелей Зи А о чем в материалах дела имеются многочисленные справки с ответами различных ведомств. Однако положительного результата не было достигнуто, возможности суда были исчерпаны. С учетом сложившейся ситуации судом было принято решение о признании данного обстоятельства чрезвычайным и удовлетворено ходатайство обвинения об оглашении показаний данных свидетелей.

На основании изложенного выше, а также всех материалов дела в совокупности, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что оглашение показаний свидетелей З иА не привело к ограничению права осужденных на защиту в такой степени, которая несовместима с гарантиями предусмотренными подпунктом «о!» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и не повлияло на справедливость судебного разбирательства в целом, поскольку неявка свидетелей в судебное заседание была обусловлена чрезвычайными обстоятельствами, а выводы суда о виновности Шафикова и Петросяна не были основаны исключительно или главным образом на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях не явившихся в судебное заседание свидетелей, но сформулированы на основе анализа совокупности исследованных судом доказательств.

Так, показания Шафикова и Петросяна об обстоятельствах содеянного объективно подтверждаются выводами судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего, характере и механизме образования огнестрельного дробового ранения, данными осмотров места происшествия и трупа, выводами криминалистических экспертиз.

Доводы жалобы Шафикова о том, что у него есть алиби, поскольку 30.12.2012 г. до 22 часов он находился на заводе, где у них был корпоратив опровергаются показаниями свидетеля С директора данного завода который суду показал, что корпоратив был 29 декабря 2012 года, перенесен с рабочего дня 31 декабря 2012 года (т. 12 л.д.214-219).

Кроме того, показания Шафикова и Петросяна на предварительном следствии о том, что потерпевший П нес деньги в пакете подтверждаются показаниями свидетелей К ,Н , а также потерпевшей П

Размер похищенных денежных средств, 67 000 рублей, установлен показаниями потерпевшей П свидетелей К Н . Не доверять этим показаниям у суда оснований не имелось.

Доводы осужденных о том, что в ходе предварительного следствия они оговорили себя в результате недозволенных методов ведения следствия рассматривались судом первой инстанции и найдены им несостоятельными поскольку полностью опровергаются совокупностью исследованных судом и приведенных в приговоре доказательств.

Судом проведена проверка заявлений подсудимых о примененном к ним насилии: в судебном заседании допрошены оперуполномоченные управления уголовного розыска П Ф К , которые дали суду показания о задержании Шафикова, Петросяна и Тулохонова опровергая их доводы о применении насилия, пыток и длительного содержания в помещении управления. Кроме того, судом допрошены следователи Д Б ,Ч , осуществлявшие предварительное следствие по данному делу в разные периоды, которые показали, что от обвиняемых жалоб на действия сотрудников полиции не поступало показания они давали самостоятельно и добровольно в присутствии своих защитников.

В результате, суд пришел к выводу, что показания Шафикова и Петросяна на предварительном следствии были получены без нарушений закона и должны быть приведены в подтверждение вины подсудимых.

Таким образом, оснований для признания первоначальных показаний подсудимых недопустимым доказательством у суда не имелось и Судебная коллегия таковых не усматривает.

Доводы жалобы Петросяна о том, что при первоначальных допросах отсутствовал переводчик, суд правильно нашел несостоятельными поскольку перед началом допроса в качестве подозреваемого от 11 июля 2012 г. данный вопрос выяснялся следователем. Перед допросом Петросян В.А. заявил, что в услугах переводчика не нуждается, хорошо владеет русским языком, хорошо читает и пишет. Имеет неоконченное высшее образование по специальности эколог. В школе и институте в Армении он изучал русский язык. На территории Российской Федерации и Республики Бурятия находится пять лет. Под протоколом Петросян собственноручно указал, что протокол им прочитан лично (т.6 л.д. 180-184).

Кроме того, в протоколе допроса в качестве обвиняемого от 12 июля 2012 г. имеется собственноручная запись Петросяна о том, что он желает давать показания на русском языке (т.6 л.д.208), протокол допроса обвиняемого от 12 ноября 2014 г. содержит собственноручную запись Петросяна о том, что протокол им прочитан (т. б.л.д.220-214).

В ходе судебного заседания также возникал вопрос о предоставлении Петросяну переводчика. Суд, ссылаясь на то, что ранее на предварительном следствии Петросян отказывался от услуг переводчика, выполнял записи в протоколах собственноручно, с 2011 года проживает на территории Российской Федерации, имеет высшее педагогическое образование, имеет сертификат о прохождении государственного тестирования по русскому языку и владеет русским языком на базовом уровне (т. 6 л. д. 256), жена работает учителем средней школы, отказал в удовлетворении ходатайства в предоставлении подсудимому переводчика, придя к выводу о том, что русским языком он владеет и в услугах переводчика не нуждается (т. 11 л.д.30).

Допрошенный в качестве свидетеля следователь Ч пояснил, что при допросах Петросян в услугах переводчика не нуждался, поскольку хорошо владеет русским языком, препятствий при общении с ним не возникало.

Показания свидетеля Л о том, что Петросян плохо владеет русским языком, получили оценку суда, который признал их данными из дружеских отношений с целью помочь Петросяну затянуть рассмотрение уголовного дела, в итоге помочь избежать уголовной ответственности.

С учетом изложенного выше суд пришел к правильному выводу о том что такая позиция подсудимого связана с затягиванием рассмотрения уголовного дела.

По окончании предварительного следствия Петросян и его защитник Новолодский были ознакомлены со всеми материалами дела в полном объеме, что подтверждают подписи осужденного и его защитника под соответствующим протоколом, а также графики ознакомления с материалами дела (т. 10 л.д.95- 110). При ознакомлении с материалами дела Петросян не указал, что не умеет читать на русском языке и не просил предоставить ему переводчика.

В судебном заседании Петросяну обвинение было понятно (т. 12 л.д.70). Первоначально отказавшись от дачи показаний без переводчика, в дальнейшем он давал подробные показания на русском языке, отвечая на вопросы государственного обвинителя и председательствующего по делу (т. 12 л.д. 193-196).

Таким образом, Петросян не был лишен права давать показания на языке, которым он владеет, и выступать в свою защиту.

Апелляционные жалобы Петросяна написаны на русском языке. Во время заседания суда апелляционной инстанции Судебная коллегия также могла убедиться в том, что осужденный владеет русским языком и может эффективно осуществлять свою защиту.

На основании изложенного нарушения норм конституционного международного (в том числе, Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и др.), а также российского уголовно процессуального права в связи с отказом суда в удовлетворении ходатайства Петросяна о предоставлении переводчика Судебная коллегия не усматривает.

Также не усматривается нарушений норм международных договоров между Россией и Арменией, включая Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Армения 1997 г., согласно которому стороны обязались обеспечивать гражданам своих стран права и свободы личности, не допускать любые формы дискриминации по национальному признаку или признакам пола, языка, религии, по политическим или иным убеждениям в соответствии с общепризнанными нормами международного права (ст.8).

В решении суда проявления дискриминации по расовому и национальному признаку в отношении Петросяна не установлено.

Вина Тулухонова в разбойном нападении на ООО подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе, показаниями Шафикова и самого Тулухонова, данными на предварительном следствии и в судебном заседании, согласно которым они заранее договорились ограбить магазин « », при этом у Шафикова при себе был пневматический пистолет, чтобы припугнуть сторожа. Ему (Тулохонову) были нужны деньги и он согласился совершить хищение.

О том, что вовремя нападения на ООО « » у нападавших был пистолет, которым они угрожали охраннику, показал сам потерпевший З чьи показания были оглашены в судебном заседании.

Тот факт, что использованный нападавшими пистолет не был исследован в судебном заседании, не опровергает выводов суда о том, что разбойное нападение на ООО « было совершено с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку данный факт подтверждается исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями потерпевшего Зайцева.

В то же время, поскольку в ходе предварительного следствия пистолет не был установлен, суд обоснованно исключил из обвинения квалифицирующий признак «с применением предметов, используемых в качестве оружия».

Сумма похищенного имущества установлена судом на основе показаний потерпевшего Б - генерального директора ООО « ». Оснований полагать, что потерпевший Б завысил сумму похищенных денежных средств: 750 000 рублей, принадлежащих лично ему, 208 000 рублей ООО « , - у суда не имелось, поскольку представленная из налоговой инспекции справка в отношении ООО позволяет сделать вывод о том, что такая сумма реальна и могла находиться на хранении. Так, доходы за 1 квартал 2012 года составили 27 785 692 руб., а за 1 полугодие 2012 года - 63 702 394 рубля.

Крупный размер похищенного у ООО » подтверждается также показаниями Тулухонова, данными при допросе в качестве подозреваемого 09.06.2014 г., согласно которым при дележе похищенных из сейфа денег Шафиков отдал ему 250 тыс. рублей, остальные деньги забрал себе. Сколько было денег в сейфе, он не знает.

С учетом п.4 примечания к ст. 158 УК РФ крупный размер похищенного установлен верно, поскольку похищенное имущество превысило 250 тыс рублей. При таких обстоятельствах закон не требует учета дополнительных обстоятельств, включая имущественное положение потерпевшего значимость похищенного имущества для потерпевшего, размер заработной платы, совокупный доход членов семьи, и др.

Оснований полагать, что потерпевшие по данному делу охранник З и генеральный директор ООО « Б дали ложные показания относительно обстоятельств содеянного и суммы похищенного у суда не имелось и Судебная коллегия таковых не усматривает.

Таким образом, на основе исследования представленных доказательств суд пришел к правильному выводу о том, что конкретные действия Шафикова и Тулохонова, связанные с нападением на сторожа З применение орудий преступления свидетельствуют о наличии умысла на совершение разбоя, а не иного вида хищения. Умыслом Тулохонова охватывалось совершение разбоя при нападении на сторожа З Тулохонов был осведомлен о наличии у Шафикова пистолета. В сложившейся конкретной ситуации у потерпевшего З имелись основания опасаться осуществления высказанной Шафиковым ему угрозы убийством.

С учетом изложенного выше оснований утверждать, что действия Шафикова являются эксцессом исполнителя - не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания Петросяну, как и остальным подсудимым, было предоставлено последнее слово, чем он и воспользовался, (т. 12 л.д.286).

Действия осужденных получили правильную юридическую оценку оснований для изменения квалификации содеянного не усматривается.

Назначение всем осужденным наказания в виде лишения свободы в приговоре мотивировано.

При назначении наказания суд учел, в соответствии со ст.60 УК РФ характер и степень общественной опасности совершенных преступлений данные о личности подсудимых, влияние назначенного наказания на исправление виновных и условия жизни их семей, смягчающие обстоятельства, а в отношении Шафикова - отягчающее обстоятельство которым признал опасный рецидив преступлений.

Смягчающими обстоятельствами суд признал признание всеми подсудимыми вины на предварительном следствии и активное способствование расследованию преступлений, наличие у всех подсудимых несовершеннолетних детей, положительные характеристики, состояние здоровья каждого, в том числе, наличие у Тулохонова туберкулемы.

Также судом учтено мнение потерпевшего З о назначении нестрогого наказания подсудимым Шафикову и Тулохонову.

Отягчающих обстоятельств в отношении Петросяна и Тулохонова суд не установил.

Сомневаться в справедливости, разумности и соразмерности назначенного судом наказания оснований не имеется.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.38913, 38915, 38918, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 04 марта 2016 года в отношении Шафикова М Ш , Петросяна В А и Тулохонова С М оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 36 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта