Информация

Решение Верховного суда: Определение N 33-АПУ13-18СП от 18.11.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№_33-АПУ13-18сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 18 ноября 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Магомедова М.М судей Истоминой Г.Н. и Шалумова М.С при секретаре Вершило А.Н с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Луканиной Я.Н защитника осужденного - адвоката Селюкова А.Е рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Ведерникова А.Г., его защитников Рудченко С.Н. и Селюкова А.Е. на приговор Ленинградского областного суда с участием присяжных заседателей от 12 июля 2013 года, которым

Ведерников А Г

несудимый осужден по ч. 4 ст. 33, пп. «г», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима ограничением свободы на 1 год.

1

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционной жалобы, выступления осужденного Ведерниюва А.Г. и его защитника адвоката Селюкова А.Е поддержавших доводы жалоб об отмене приговора, выступление государственного обвинителя Луканиной Я.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Ведерников осужден за подстрекательство к убийству по найму и из корыстных побуждений П заведомо для него находившейся в состоянии беременности.

Преступление совершено им с января по 12 апреля 2012 года на территории г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Рудченко С.Н. в защиту интересов осужденного Ведерников А.Г. указывает на незаконность приговора, ввиду допущенных в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно процессуального закона. Ссылаясь на положения п. 10 ст. 343, чч. 1,2 ст. 345 УПК РФ и п. 36 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 года № 23, указывает на нарушение процедуры судопроизводства, что не может быть устранено в суде апелляционной инстанции, а именно, на несоблюдение порядка совещания присяжных заседателей в части касающейся времени, по истечении которого они могут приступить к формулированию в вопросном листе ответов, принятых большинством голосов в результате голосования. Утверждает, что 11 июля 2013 года до истечения трех часов после удаления присяжных заседателей в совещательную комнату старшина, открыв дверь совещательной комнаты попросила передать ей новый бланк вопросного листа ввиду допущенной ею ошибки при заполнении, председательствующий попросил всех присяжных заседателей выйти из совещательной комнаты и стал выяснять требуются ли им разъяснения по поставленному в вопросном листе вопросу при этом на его вопрос о том, подписан ли вопросный лист, старшина В поставила свою подпись и передала вопросный лист председательствующему, который, ознакомившись с ним, предложил старшине зачеркнуть неверно сделанную ею запись, рядом написать другую и указать «исправленному верить», после чего присяжные удалились в совещательную комнату.

Считает, что подписание вопросного листа не в совещательной комнате и до истечения трех часов, могло повлиять на вынесение вердикта и постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

2

В связи с допущенными нарушениями процедуры судопроизводства просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Об этом же ставит вопрос в апелляционной жалобе осужденный Ведерников А.Г., приводя доводы, аналогичные изложенным адвокатом Рудченко СП. Кроме этого обращает внимание на несправедливость назначенного ему наказания. Суд, по его мнению, не учел наличие у него на иждивении дочки 1994 года рождения, матери-пенсионерки, являющейся инвалидом и страдающей хроническими заболеваниями, его состояние здоровья, а также то, что А заведомо знавшему о беременности потерпевшей, назначено 9 лет лишения свободы.

В дополнениях к апелляционной жалобе осужденный Ведерников А.Г и его защитник адвокат Селюков А.Е. ссылаются на нарушения положений п. 6 ч. 3 ст. 259 УПК РФ, выразившиеся в том, что в протоколе судебного заседания не отражена речь государственного обвинителя Михайлова В.В который при обращении со вступительным заявлением, излагая существо предъявленного подсудимому Ведерникову А.Г. обвинения, фактически предубедил коллегию присяжных заседателей в виновности Ведерникова А.Г. в инкриминируемом ему преступлении. Государственный обвинитель в присутствии коллегии присяжных заседателей изложил сведения о том, что Ведерников А.Г. является «черным риелтором» и нечестным на руку человеком, основной характеристикой личности его является то, что он непомерно жаден и не остановится ни перед чем ради наживы, тем самым государственный обвинитель нарушил положения ч. 8 ст. 335 УПК РФ.

Указывают на положительные характеристики личности осужденного Ведерникова А.Г. по месту жительства и работы, на то, что он имеет стабильный доход и семью, ранее к уголовной ответственности не привлекался. Обращают внимание на доверительный характер отношений между Ведерниковым А.Г. и П которой осужденный оказывал помощь в продаже квартиры и покупке комнаты, денежные средства от реализации недвижимости находились в банковской ячейке, при этом у Ведерникова А.Г. отсутствовал мотив подстрекать А к убийству Суд необоснованно отнесся критически к показаниям осужденного и положил в основу приговора показания А иГ

С учетом этих нарушений считают приговор незаконным, просят отменить его и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного и его защитников государственный обвинитель Михайлов В В . просит оставить приговор без изменения.

з

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и жалобы, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Ведерникова в подстрекательстве другого лица к убийству П по найму, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Данных о том, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора из материалов дела не усматривается.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности судебного следствия с участием присяжных заседателей.

Подсудимому и его защитнику была предоставлена возможность осуществлять свои права, они активно участвовали в исследовании доказательств по делу и каких-либо заявлений об ограничении их в представлении доказательств, а также ходатайств о признании показаний свидетелей недопустимыми доказательствами ни от подсудимого, ни от его защитника в судебном заседании не поступало.

Не возражала сторона защиты и против удовлетворения ходатайства государственного обвинителя о допросе свидетеля Ф который принимал участие в операциях с квартирой П допрос которого вызывался необходимостью проверки показаний подсудимого Ведерникова о том, что А предлагала ему обмануть П . Допрошен был свидетель Ф в судебном заседании с соблюдением требований ст. 278 и ч. 7 ст. 335 УПК РФ. Вопреки доводам стороны защиты Ф не характеризовал Ведерникова как «жадного мошенника». Ф дал пояснения об обстоятельствах участия жены А в сделке по продаже квартиры П , о том, что его жена вложила в операции с квартирой П рублей и потеряла их из-за Ведерникова.

С учетом предъявленного Ведерникову обвинения в подстрекательстве к убийству П с целью завладения деньгами от продажи ее квартиры свидетель Ф мог быть допрошен в присутствии присяжных заседателей по указанным вопросам, поскольку они касались выяснения обстоятельств предъявленного подсудимому обвинения.

4

Стороной защиты и в ходе судебного следствия и в прениях была дана оценка исследованным доказательствам, в том числе и показаниям свидетелей А иГ , которые, якобы оговорили Ведерникова.

Выступая в прениях, государственный обвинитель также высказывал свое мнение по данной позиции стороны защиты, оценил ее как несостоятельную в связи с тем, что А , дав показания в отношении Ведерникова, который предложил ему за денежное вознаграждение убить П не облегчил свое положение, сообщив о совершении более тяжкого преступления, и в подтверждение этого сравнил санкцию ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 2 ст. 105 УК РФ. Такие высказывания государственного обвинителя не могут рассматриваться как незаконное воздействие на присяжных заседателей и введение их в заблуждение.

Находясь в совещательной комнате, присяжные заседатели располагали мнение обеих сторон по вопросу о достоверности показаний свидетелей А иГ , а также по другим обсуждаемым им вопросам.

Интересы Ведерникова в судебном заседании защищал адвокат Рудченко С.Н., который активно участвовал в исследовании представленных стороной обвинения доказательств, заявлял ходатайства, представлял доказательства, выступая в прениях, поддержал согласованную с подсудимым позицию, принес жалобу на приговор. Заявлений об отказе от услуг адвоката Рудченко С.Н., о замене адвоката осуждены Ведерников не делал в судебном заседании, а потому мнение осужденного о том, что адвокат Рудченко С.Н. недобросовестно исполнял свои обязанности, не может рассматриваться как нарушение его права на защиту.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339, 343 УПК РФ.

Вопросы в вопросном листе сформулированы председательствующим с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не содержит противоречий.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, стороны не имеют права.

5

Из материалов дела видно, что осужденному разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, в частности, особенности прав обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения по такому делу.

Вердиктом коллегии присяжных установлена виновность Ведерникова в подстрекательстве к убийству П а потому доводы жалобы осужденного и его защитника о том, что о непричастности к совершению этих преступлений, об оговоре его А иГ удовлетворению не подлежат.

Действиям осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 161, п. «в» ч. 4 ст. 162, пп. «ж», ч. 2 ст. 105 УК РФ суд дал правильную юридическую оценку в соответствии с установленными присяжными заседателями фактическими обстоятельствами содеянного осужденным.

Вместе с тем осуждение Ведерникова по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ и указание суда на совершение убийства из корыстных побуждений подлежат исключению из приговора по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 34 УК РФ уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

Исходя из взаимосвязанных положений части 4 ст. 33 УК РФ и части 3 ст. 34 УК РФ, в силу того, что подстрекатель непосредственно не выполняет объективную сторону преступления, он несет уголовную ответственность за то преступление, к совершению которого он склонил исполнителя, но со ссылкой на ст. 33 УК РФ. В этой связи обстоятельства, хотя и известные подстрекателю, но не охватывающиеся умыслом исполнителя, не могут признаваться квалифицирующими признаками преступления инкриминируемого как исполнителю, так и подстрекателю.

Согласно диспозиции п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем материального или иного вознаграждения.

Лицо, подстрекавшее к убийству за вознаграждение, также несет ответственность по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ.

При этом мотив, которым руководствовался подстрекатель убийства, не влияет на квалификацию убийства, совершенного по найму.

б

Эти положения закона не учтены судом при квалификации действий осужденного.

Так, вердиктом коллегии присяжных заседателей Ведерников признан виновным в совершении следующих действий.

В январе 2012 года Ведерников, намереваясь завладеть деньгами вырученными П от продажи ее квартиры, предложил другому лицу, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, совершить убийство П после чего, в период с января по апрель 2012 года неоднократно напоминал этому лицу о необходимости убить П а в начале апреля 2012 года, не позднее 00 часов 11.04.2012 г., в кафе », зная, что П находится в состоянии беременности, а также о том, что она продала свою квартиру, за не менее чем рублей, с целью завладения указанными деньгами вновь предложил этому лицу совершить убийство П пообещав за это заплатить вознаграждение в сумме рублей и не требовать от него возврата долга в сумме рублей, в результате чего это лицо согласилось и в период с 00 часов 11.04.2012г. до 24 часов 12.04.2012 г. под надуманным предлогом доставило П на проселочную дорогу ведущую в СНТ « от км шоссе в районе области, где совершило ее убийство.

Установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельства свидетельствуют о том, что Ведерников путем подкупа склонил другое лицо к совершению убийства П , в результате чего данное лицо совершило убийство П

С учетом этого суд правильно пришел к выводу о том, что роль Ведерникова заключалась в подстрекательстве к убийству П

В то же время вердиктом установлено, что исполнитель преступления руководствовался только стремлением получить у Ведерникова вознаграждение в размере тысяч рублей и освободиться от возврата долга в такой же сумме.

Из вердикта следует, что Ведерников, склоняя исполнителя к убийству П не говорил ему, что намерен завладеть деньгами П от продажи ее квартиры, не предлагал ему совместно завладеть этими деньгами не ставил исполнителя убийства в известность и о том, что потерпевшая находится в состоянии беременности, не подстрекал его к убийству беременной женщины. Осведомленность исполнителя убийства о беременности П также не установлена вердиктом.

7

Из копии приговора Ленинградского областного суда от 21 мая 2013 года в отношении А следует, что он признан виновным в том, что будучи неосведомленным о беременности П совершил ее убийство по найму за обещанное вознаграждение, за что осужден по п. «з ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В силу ст. 90 УПК РФ установленные вступившим в законную силу приговором в отношении исполнителя убийства квалифицирующие признаки преступления имеют преюдициальное значение при решении вопроса о квалификации действий Ведерникова, являющегося подстрекателем убийства, и должны были учитываться судом наряду с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Принимая во внимание отсутствие в вердикте присяжных заседателей данных о наличии между Ведерниковым и исполнителем убийства сговора об убийстве беременной женщины, о завладении деньгами от продажи квартиры П , а также установленные приговором в отношении А обстоятельства убийства П о беременности которой он не знал, и совершил убийство только за обещанное вознаграждение квалификация действий осужденного по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривающему ответственность за убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и по признаку совершения убийства из корыстных побуждений, является ошибочной, а потому указанные квалифицирующие признаки подлежат исключению из приговора.

В связи с тем, что Ведерников не являлся исполнителем убийства наличие у него корыстных побуждений и его осведомленность о беременности П , что установлено вердиктом, не могут учитываться при квалификации его действий.

В связи с изменением приговора, связанного с уменьшением обвинения Судебная коллегия находит необходимым смягчить назначенное осужденному основное наказание в виде лишения свободы.

Дополнительное наказание в виде ограничения свободы назначено Ведерникову обоснованно, его срок определен судом в пределах санкции ч. 2 ст. 105 У РФ, а конкретные ограничения установлены в соответствии с требованиями ст. 53 УК РФ. Оснований для отмены или изменения дополнительного наказания не имеется.

8

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 , 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ленинградского областного суда от 12 июля 2013 года в отношении Ведерникова А Г изменить.

Исключить его осуждение по ч. 4 ст. 33, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ и указание суда на совершение убийства из корыстных побуждений.

Наказание Ведерникову по ч. 4 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы смягчить до 14 (четырнадцати) лет.

В остальном приговор в отношении Ведерникова А.Г. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его защитников адвокатов Рудченко СП. и Селюкова А.Е. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 481 УПК РФ, в президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года с момента его провозглашения.

Председательствующий Судьи:

9

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 34 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта