Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-АПУ16-14 от 18.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 20-АПУ16-14

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор.Москва 18 а в г у с т а 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.,

судей Климова А.Н. и Кочиной И.Н.,

при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного об Ешнителя Мусаева А.М апелляционным жалобам потерпевшего Г адвокатов Абдулаева М.М. и Джахбарова Ю.А. на приговор Верховного Суда Республики Дагестана от 31 марта 2016 года, которым

ГАМЗАТОВ Р М ,

ранее не судимый осужден к лишению свободы ч. 3 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 1 год, с установлением обязательств перечисленных, в приговоре, по ч.2 ст. 222 УК РФ на 3 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений и обязательств, перечисленных в приговоре;

МАЛАМАГОМЕДОВ Ш М

ранее не судимый осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. [05 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год. с установлением ограничений и обязательств, перечисленных в приговоре, по ч. 2 ст. 222 УК РФ на 3 года на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений и обязательств, перечисленных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., выступления осужденных Гамзатова Р.М. и Маламагомедова Ш.М., адвокатов Джахбарова Ю.А. и Абдулаева М.М., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Федченко Ю.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В ИЛА:

Гамзатов Р.М. признан виновным в незаконном приобретении хранении и передаче огнестрельное оружие и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, а также в организации умышленного убийства Г с целью скрыть другое преступление, а Маламагомедов Ш.М. признан виновным в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, а также в умышленном причинении смерти Г года рождения.

Данные преступления совершены в период времени с декабря 2011 года по 11 февраля 2012 года в селе района и в г.

Республики при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Гамзатов Р.М. виновным себя не признал, а Маламагомедов Ш.М. - признал частично

В апелляционном представлении государственный обвинитель Мусаев А.М. поставил вопрос об отмене приговора и вынесении нового обвинительного приговора, с признанием Гамзатова Р.М. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «ж, к» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 222 УК РФ, а Маламагомедова Ш,М. - в совершении преступлений предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст. 105 и ч, 3 ст. 222 УК РФ. Предлагается назначить осужденным следующее наказание: Гамзатову Р.М. - 20 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год; а Маламагомедову Ш.М. - 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с установлением им ограничений и обязанностей, предусмотренных ст. 53 УК РФ. Утверждается, что выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам дела, из которых следует, что преступные действия осужденными были совершены в составе организованной группы. При этом Гамзатов Р.М. готовил и планировал преступление, распределил роли с исполнителем Маламагомедовым Ш.М., координировал совместные действия. В нарушении требовании ст. 73 УПК РФ суд не описал обстоятельства, касающиеся виновности Гамзатова Р.М. в приобретении оружия в составе организованной группы, и необоснованно переквалифицировал действия осужденных с ч. 3 на ч. 2 ст. 222 УК РФ Государственный обвинитель считает также, что назначенное осужденным наказание является чрезмерно мягким, и суд в полной мере не учел, что преступление Гамзатовым Р.М. было совершено с целью скрыть развратные действия в отношении несовершеннолетней.

В апелляционных жалобах с дополнениями:

- потерпевший Г (отец погибшей) просит приговор изменить, назначить Гамзатову Р.М. максимальное наказание в виде лишения свободы и удовлетворить заявленн Е.Ш гражданский иск в полном объеме, либо отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение. Утверждает, что суд необоснованно исключил из обвинения осужденных признак «совершения убийства в составе группы лиц по предварительному сговору», так как после задержания сам Гамзатов Р.М рассказал об исполнителе убийства, об их сговоре на совершение убийства. С учетом судебного решения о лишении родительских прав Гамзатова Р.М., суд необоснованно признал наличие у него малолетних детей в качестве смягчающего наказание обстоятельства, поскольку Гамзатов Р.М. вину свою не признал, не раскаялся в содеянном, оставил сиротами четверых детей, трое из которых являются несовершеннолетними, то за такое тяжкое преступление он заслуживает более сурового наказания и взыскания с него в счет возмещения ущерба в пользу потерпевших 5000000 рублей;

- адвокат Абдулаев ММ. просит приговор в отношении осужденного Маламагомедова Ш.М. изменить, переквалифицировать его действия с ч. 2 на ч. 1 ст. 222 УК РФ и смягчить ему наказание. Указывает, что суд оставил без внимания показания подсудимых о том, что Гамзатов Р.М. не передавал Маламагомедову Ш.М. пистолет, и что он приобрел его у ныне покойного Магомедалиева, и поэтому действия Маламагомедова Ш.М ошибочно квалифицированы по ч. 2 ст. 222 УК РФ. Кроме того Маламагомедов Ш.М. имел пистолет с глушителем, а в качестве вещественного доказательства был представлен пистолет без глушителя, и это обстоятельство в должной мере не нашло своего отражения в приговоре. Просит учесть, что Маламагомедов Ш.М. вину свою признал, в содеянном раскаялся, способствовал раскрытию преступления положительно характеризуется, имеет на иждивении мать-инвалида, и с учетом всех перечисленных обстоятельств назначенное ему наказание подлежит смягчению;

- адвокат Джахбаров Ю.А. просит приговор в отношении Гамзатова Р.М. отменить с передачей дела на новое судебное рассмотрение указывая, что в ходе предварительного следствия были нарушены процессуальные права Гамзатова Р.М., в том числе и право на защиту, как со стороны следователя, так и со стороны сотрудников правоохранительных органов, применявших к нему недозволенные методы расследования. Выводы суда о совершение Гамзатовым Р.М. развратных действий в отношении Г не подтверждены достоверными доказательствами. Показания Гамзатова Р.М. о том, что они с Г начали встречаться уже после достижении ею 18 лет, а не раньше, как ошибочно установил суд, материалами дела не опровергнуты. Согласие Гамзатова Р.М. на прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности не свидетельствует о признании им своей вины в этой части. По версии обвинения, убийство жены Гамзатовым Р.М. было совершено с целью предотвратить разглашение информации об интимных отношениях между ним и Г однако из показаний родственников и знакомых потерпевшей Г

следует, что об этих отношениях знали многие жители

района. Выводы суда о том, что Гамзатов Р.М. сообщил по телефону Маламагомедову Ш.М. о благоприятных условиях для совершения убийства Г также не соответствует фактическим обстоятельствам дела, основаны на предположениях противоречивых показаниях свидетелей. В приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие. При описании преступного деяния суд в приговоре не привел обстоятельства свидетельствующие о противоправном поведении самой потерпевшей Г и не описал другие важные для дела обстоятельства свидетельствующие об ином мотиве ее убийства.

В возражениях на апелляционное представление и апелляционную жалобу потерпевшего Г адвокаты Джахбаров Ю.А. и Абдулаев М.М. указывают о своем несогласии с ними и просят оставить их без удовлетворения.

В возражениях на апелляционные жалобы адвокатов Джахбарова Ю.А. и Абдулаева М.М. государственный обвинитель Мусаев А.М утверждает о своем несогласии с их доводами и просит оставить их без удовлетворения.

В возражении на апелляционную жалобу адвоката Джахбарова Ю.А поданную в интересах осужденного Гамзатова Р.М., потерпевший Г

просит оставить ее без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления, судебная коллегия находит приговор, подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Гамзатова Р.М. и Маламагомедова Ш.М. в незаконном обороте оружием и в лишении жизни Г при соучастии между ними основаны на совокупности следующих доказательств.

Так, из показаний Гамзатова Р.М. от 14.02.2012 года, данных им в ходе расследования в качестве подозреваемого и обвиняемого от 29 и 30 июля 2015 года, усматривается, что он не отрицал свою причастность к склонению Маламагомедова Ш.М. к убийству супруги Г с целью сокрытия ранее совершенных им развратных действий в отношении не достигшей шестнадцатилетнего возраста Г а также к незаконному приобретению и хранению огнестрельного оружия и боеприпасов к нему группой лиц по предварительному сговору (т.1 л.д.158-170,т.1 л.д.183-191).

Он также показывал, что в конце декабря 2011 года его жена Г с которой они уже жили раздельно, узнала о его желании жениться на девушке из их села, в связи с этим стала его пугать, что расскажет об его интимной близости с ее дочерью от первого брака Д В связи с этим у него возникла МЕ.ГСЛЬ убить ее. Он позвонил к своему брату М попросил достать пистолет, и тот привез ему пистолет «Макарова» с глушителем кустарного производства В начале января 2012 г. он встретился со своим двоюродным братом Маламагомедовым Ш , завел разговор о разгульном образе жизни Г и сообщил, что хочет убить ее за это, но не сам, чтобы отвести подозрения. Примерно 10 января 2012 г он вновь попросил Ш совершить убийство Г , так как она продолжает позорить его передал Ш пистолет для убийства, обещал сообщить об удобном случае. В период с 8 по 10 февраля 2012 года Ш согласился совершить убийство, сказав, что на это он идет только ради него как брата. 10 февраля 2012 г. он позвонил своим детям и узнал, что они находятся у бабушки и дедушки, а жена находится дома одна. Он сообщил об этом Ш и сказал, что 11 февраля, до 9 часов, до того, как Г пойдет на работу, можно убить ее. 11 февраля 2012 г. вечером приехал Ш и сообщил, что убил Г (т. 10. л.д.72-81,87-93, 122-137).

Допрошенный дополнительно 29 сентября 2015 года в качестве обвиняемого Гамзатов Р.М. признал свою вину в совершении в 2006 году развратных действий в отношении дочери супруги от первого брака Г не достигшей к том) времени шестнадцатилетнего возраста, т. е. в совершении вмененного ему преступления предусмотренного ч. 1 ст. 135 УК РФ, и подтвердил свои приведенные выше показания. Затем в присутствии защитника Джахбарова Ю.А. он дал согласие на прекращение возбужденного по заявлению потерпевшей уголовного дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, то есть по не реабилитирующему основанию (т. 13 л. д. 80-87).

Осужденный Маламагомедов Ш.М. в судебном заседании признал себя виновным в убийстве Г из-за неприязни, возникшей по поводу ее сексуальных отношений с посторонними мужчинами. Также он признал свою вину в незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, но приобретенных у Магомедалиева М.М., а не у осужденного Гамзатова Р.М.

Между тем, из показаний Маламагомедова Ш.М., данных им в ходе предварительного следствия, усматривается, что он совершил убийство Г по просьбе Гамзатова Р'.М. выстрелом из пистолета переданного ему лично Гамзатовым Р.М. (т. 10 л.д. 15-25, 138-149). Эти же показания он подтвердил и на месте совершения преступления (т. 10 л.д. 29-35).

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену постановле ЕШОГО приговора, по делу не установлено.

Все приведенные выше показания осужденных об обстоятельствах совершенных ими преступлений были получены следователем с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии защитников и с подробным разъяснением Гамзатову Р.М. и Маламагомедову Ш.М. их процессуальных прав, в том числе и права не свидетельствовать против себя самого. При таких данных доводы жалоб о самооговоре Гамзатова Р.М. и об оговоре его со стороны Маламагомедова Ш.М. на предварительном следствии судебная коллегия признает несостоятельными.

Показания Гамзатова Р.М. о применении к нему недозволенных методов расследования и о нарушении его права на защиту, на которые в своей апелляционной жалобе ссылается адвокат Джахбаров Ю.А тщательно проверялись в суде первой инстанции и обоснованно были отвергнуты.

Так, 29, 30 и 31 июля 2015 года Гамзатов Р.М. был допрошен в качестве обвиняемого с участием адЕюката Магомедовой Д.Р назначенной ему по его же письменному заявлению после того, как он отказался от адвокатов Чаллаевой М.С. и Джахбарова Ю.А., ранее осуществлявших его защиту, и замена адвокатов была проведена с соблюдением положений ст. 52 УПК РФ.

Кроме того, 29 июля 2012 года, в день допроса в качестве обвиняемого, Гамзатов Р.М. был освидетельствован врачом, и, как указано в заключении судебно-медицинского эксперта № от 29.07.2015 г., у Гамзатова Р. М. телесные повреждения не обнаружены, а со слов обследуемого, при задержании либо после него его никто не бил (т. 10, л.д.63).

По заявлению защитников в отношении сотрудников уголовного розыска отделения полиции УМВД РФ по г. Махачкала была проведена соответствующая проверка, однако приведенные в заявлении факты применения насилия в отношении Гамзатова Р.М. не подтвердились, и по ее результатам 12 сентября 2015 года следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (т. 9, я .д. 2-3, т. 12, л.д. 141-144).

Из показаний потерпевшей Г усматривается, что ее мать Г после развода с ее отцом, вышла замуж за Гамзатова Р В июле-августе 2006 года, когда ей исполнилось 15 лет, Гамзатов Р стал уделять ей особые знаки внимания: относился ласково пытался остаться наедине, просил делать массаж, притрагивался к ее оголенным ногам, груди и другим интимным местам, помещал руку под ее одежду. Она понимала, что действия Р являются сексуальными, но никому об этом не говорила, так как ей было стыдно в этом признаться Аналогичные действия Гамзатов продолжал совершать и в 2007 году, а с марта 2008 года они стали вступать в половые отношения. В июне 2008 года он вывез ее и маму в горную местность и рассказал матери об их отношениях, после чего они поругались, и в августе 2011 года мать с детьми переехала жить в В конце 2011 года Гамзатов рассказал ей, что до ее матери Г дошли слухи о том, что он собирается жениться на какой-то девушке, и мать пригрозила ему рассказать родственникам и знакомым о совершении развратных действий с ее несовершеннолетней дочерью, т. е. с нею. Мать и сама подтвердила это в разговоре с ней. 10 февраля 2012 года она получила СМС сообщение от Гамзатова о том, что ее мать с детьми едет к бабушке поэтому он знал, что мать останется в квар гире одна. 11 февраля мать не отвечала на телефонные звонки, а утром 12 февраля их родственница Н сообщила об ее убийстве.

Показания потерпевшей Г суд правомерно признал достоверными, поскольку они последовательные и согласуются с показаниями потерпевшего Г свидетелей С и С

По заключению эксперта-психолога от 18.10.2012 года, в показаниях Г данных ею в ходе предварительного расследования не обнаружены признаки оказываемого на г ее психологического давления принуждения, внушения, заучивания, фантазирования, необычного состояния психики, которые могли бы свидетельствовать о недобросовестности либо несамостоятельности дачи показаний, а с учетом ее возрастных и индивидуально-психологических особенностей психологического состояния и уровня психического развития, конкретных обстоятельств исследуемой ситуации, она в 2006-2007 годах могла правильно воспринимать происходящие события, совершаемые с нею действия, осознавать их характер и значение, сохранить их в памяти и давать о них показания, однако не могла оказать сопротивления (т.9 л.д.39 -50).

Помимо этого, виновность Гамзатова Р.М. и Маламагомедова Ш.М подтверждается также показаниями свидетелей Г А и С (детей погибшей), протоколом осмотра места происшествия (т.1,л.д.5-13), заключениями проведенных по делу экспертиз и другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре.

В частности, из заключений судебно-медицинских исследований следует, что смерть Гамзатовой Г.А. наступила от проникающих в грудную полость колото-резаных ранений груди слева с повреждением жизненно-важных органов: легкого и сердца. На теле Гамзатовой Г.А обнаружено также огнестрельное пулевое ранение живота, проникающее в брюшную полость с повреждением кишечника, которое у живых лиц квалифицируется как тяжкий вред здоровью, причиненное при выстреле из боевого оружия, снаряженного оболочеч ной пулей калибра 9 мм (т.1, л.д.26-29, т. 3, л.д. 57-61, 65-67, т. 5, л.д. 146-149, т. 8, л.д.64-68, 75-78, т. 9, л.д.60-68).

По заключению эксперта от 12.09.2012, извлеченный из трупа Г металлический предмет является пулей, относящийся к части штатного патрона калибра 9мм. к пистолету системы Макарова «ПМ», системы Стечкина «АПС» и их модификаций. Указанная пуля отстрелена из экземпляра оружия - пистолета калибра 9мм, модели «ПМ или пистолета, переделанного под патрон калибра 9мм (т.8, л.д.128-131).

По данным пулегильзотеки МВД России, пуля от патрона калибра 9x18 мм, извлеченная из трупа Г возможно, отстреляна из пистолета Макарова без номера, изъятого по уголовному делу о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов совершенного 27 июня 2012 года на контрольно-заградительном посту расположенном недалеко от села района Республики (т. 10 л.д. 5).

Из заключений криминалистически:»: экспертиз, в том числе повторной комиссионной, следует, что пуля, извлеченная в ходе эксгумации и осмотра трупа Г выстреляна из представленного для исследования переделанного самодельным способом (путем замены ствола) огнестрельного оружия ограниченного поражения отечественного производства: пистолета модели «МР-79-9ТМ» (т. 12, л.д.175-184;т.15, л.д. 28-99).

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что наличие или отсутствие прибора для бесшумной стрельбы (глушителя) на орудии убийства - пистолете в момент совершения осужденными преступлений определяющего значения для юридической оценки их действий не имеет, поскольку было достоверно установлено, что во время лишения жизни Г в потерпевшую был произведен выстрел именно из огнестрельного оружия, переданного Гамзатовым Р.М непосредственному исполнителю убийства Маламагомедову Ш.М.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, однако с юридической оценкой действий осужденного Гамзатова Р.М. по ч. 3 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 34 УК РФ уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье предусматривающей наказание за совершение преступление со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись и соисполнителями преступления.

Исходя из положений ч. 3 ст. 34 и ч. 3 ст. 33 УК РФ, в их взаимосвязи и учитывая, что организатор сам непосредственно не выполняет объективную сторону общественно опасного деяния, то он несет уголовно правовую ответственность лишь за то преступление, к совершению которого он и склонил исполнителя, но со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Из анализа приведенных выше норм уголовного закона также следует, что обстоятельства, известные организатору, но неизвестные исполнителю, не являются квалифицирующими признаками преступления как для исполнителя, так и для его соучастника, включая и организатора уголовно наказуемого деяния.

Приговором суда установлено, что мотив (с целью скрыть другое преступление), которым в действительности руководствовался организатор убийства Гамзатов Р.М., был скрыт от исполнителя Маламагомедова Ш.М и, следовательно, мотив Гамзатова Р.М. и данном случае не влияет на правовую квалификацию его действий, поскольку он (Гамзатов Р.М исполнителя Маламагомедова Ш.М. к квалифицированному убийству Г не склонял.

При таких данных судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Гамзатова Р.М. с ч. 3 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК' РФ как организация убийства Г из-за неприязни.

Кроме того, из обстоятельств, установленных судом первой инстанции, следует, что Гамзатов Р.М. приобрел оружие и боеприпасы самостоятельно и Маламагомедов Ш.М. именно к этому деянию никакого отношения не имел. Примерно спустя один месяц после данного события Гамзатов Р.М. и Маламагомедов Ш.М., согласовав свои действия, в том числе и в части незаконного оборота оружия и боеприпасов, продолжили осуществлять его совместное владение и хранение вплоть до лишения жизни Г

При таких данных, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание суда о приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему Гамзатовым Р.М. и Маламагомедовым Ш.М группой лиц по предварительному сговору.

Что касается доводов апелляционного представления прокурора Мусаева А.М. и апелляционной жалобы потерпевшего Г об ошибочной переквалификации действий осужденных на закон о менее тяжком преступлении, то с ними судебная коллегия согласиться не может поскольку непродолжительная преступная деятельность Гамзатова Р.М. и Маламагомедова Ш.М., их родственные огношения и способ убийства не свидетельствует об устойчивости преступных связей между ними, которая согласно положениям ст. 35 УК РФ, обязательно требуется для признания совершения преступлений в составе организованной группы.

Психическое состояние Гамзатова Р.М. и Маламагомедова Ш.М проверено полно (т. 12 л.д. 109-114, 116-132), и они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание Гамзатову Р.М. и Маламагомедову Ш.М. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о личности каждого из них, влиянии назначенного наказания на их исправление и других обстоятельств, приведенных в приговоре. Оснований считать назначенное Гамзатову Р.М. и Маламагомедову Ш.М. наказание излишне мягким либо чрезмерно суровым судебная коллегия не усматривает.

Несмотря на вносимое в приговор изменение в части осуждения Гамзатова Р.М. и Маламагомедова Ш.М. по ст. 222 ч. 2 УК РФ и учитывая его незначительный характер, судебная коллегия не находит оснований для смягчения им наказания за данное преступление.

В связи с переквалификации действий Гамзатова Р.М. в части его осуждения за соучастие в лишении жизни Г на закон о менее тяжком преступления, наказание ему назначается в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 62 УК РФ.

Вопреки доводам жалобы потерпевшего Г признание судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие у Гамзатова Р.М. малолетних детей не противоречит требованиям действующего законодательства. Гамзатов Р.М. по решению суда действительно был лишен родительских прав, но это решение было вынесено уже после совершения вмененных ему преступлений (т. 17 л.д.90). Кроме того, из приговора суда также следует, что Гамзатов Р.М общественно опасных деяний в отношении своих детей не совершал, и лишение родительских прав не освобождает его, как отца, от обязанности материального их содержания.

Гражданский иск по настоящему делу разрешен судом в соответствии с требованиями действующего законодательства, а взысканные с осужденных суммы в счет компенсации морального вреда, причиненного потерпевшему Г определены с учетом требований разумности и справедливости. Что касается материального вреда причиненного преступлением детям погибшей Г и другим ее близким родственникам, то такие требования имущественного характера могут быть разрешены в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 31 марта 2016 года в отношении Гамзатова Р М и Маламагомедова Ш М изменить:

переквалифицировать действия Гамзатова Р М с ч.З ст.ЗЗ, п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ на ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст.105 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет 9 месяцев, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничением и обязательств, перечисленных в приговоре,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105, ч. 2 ст. 222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Гамзатову Р М назначить 10 лет 9 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год;

в соответствии со ст. 53 УК РФ установить Гамзатову Р.М. следующие ограничения: в течение одного года после отбытия лишения свободы

I

13

запрещается ему уходить из дома после 22 часов и до 6 часов утра изменять место жительства и выезжать за пределы территории муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбытием наказания в виде ограничения свободы, обязать его один раз в месяц являться в названный специализированный орган для ре пистрации;

исключить указание о приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему Гамзатовым Р.М. и Маламагомедовым Ш.М. группой лиц по предварительному сговору.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Мусаева А.М. и апелляционные жалобы потерпевшего Г адвокатов Абдулаева М.М. и Джахбарова Ю.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 34 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта