Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ17-19СП от 06.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 11 -АПУ17-19СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 6 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Пейсиковой Е.В. и Смирнова В.П.

с участием осужденных Хаметова Ф.А., Ткаченко К.А., Тихонова В.Н и Королева А.П. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Поддубного СВ., Лунина Д.М., Шаповаловой Н.Ю., Процюка М.М. и прокурора Потапова И.Е.

при ведении протокола секретарем Поповой Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Хаметова Ф.А., Ткаченко К.А Тихонова В.Н., адвокатов Хамматовой Д.М., Нигматуллина Р.Н., Гараева Р.Р., Сафиной Э.А. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 9 июня 2017 г., по которому

ХАМЕТОВ Ф А

осужден по п.п. «г», «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы;

п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы,

п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы,

ч. 1 ст. 167 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием ежемесячно 10 процентов заработка в доход государства,

ч. 5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не уходить из дома в период с 22 до 6 часов, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места общественного питания, в которых разрешено употребление алкогольной продукции, не посещать места проведения массовых общественно-политических, культурно-зрелищных и спортивных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться 2 раза в месяц для регистрации в указанный специализированный орган;

ТКАЧЕНКО К А

осужден по п.п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

ч. 1 ст. 167 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием ежемесячно 10 процентов заработка в доход государства,

ч. 5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не уходить из дома в период с 22 до 6 часов, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места общественного питания, в которых разрешено употребление алкогольной продукции, не посещать места проведения массовых общественно-политических, культурно-зрелищных и спортивных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться 2 раза в месяц для регистрации в указанный специализированный орган;

ТИХОНОВ В Н ,

осужден по п.п. «г», «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с оправданием по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 167 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений, с признанием права на реабилитацию;

КОРОЛЕВ А П

осужден по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с оправданием по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 167 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений, с признанием права на реабилитацию.

Постановлено исчислять начало срока наказания Хаметова Ф.А Ткаченко К.А., Тихонова В.Н. и Королева А.П. с 9 июня 2017 г., с зачетом времени предварительного содержания Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А. под стражей с 15 июня 2016 г, а Тихонова В.Н. и Королева А.П. - с 10 октября 2016 г.

Решено взыскать: в пользу Г с Хаметова Ф.А. 700 000 рублей, а с Ткаченко К.А. 500 000 рублей в качестве компенсации морального вреда;

в федеральный бюджет процессуальные издержки с Хаметова Ф.А. в сумме 58 800 рублей, с Ткаченко К.А. 24 600 рублей, с Тихонова В.Н. 54 000 рублей, с Королева А.П. 42 000 рублей.е

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб дополнений к ним и возражений на них, выступления осужденных Хаметова Ф.А., Ткаченко К.А., Тихонова В.Н. и Королева А.П., поддержавших доводы апелляционных жалоб, адвоката Поддубного СВ. в защиту осужденного Хаметова Ф.А., адвоката Лунина Д.М. в защиту осужденного Ткаченко К.А адвоката Шаповаловой Н.Ю. в защиту осужденного Тихонова В.Н., адвоката Процюка М.М. в защиту осужденного Королева А.П., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Хаметов Ф.А Ткаченко К.А., Тихонов В.Н. и Королев А.П. осуждены за совершение 1 июня 2016 г. на территории района Республики Татарстан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, преступлений в отношении С а именно:

- за причинение вреда здоровью С средней тяжести совершенное Хаметовым Ф.А., Ткаченко К.А., Тихоновым В.Н. группой лиц по предварительному сговору и Королевым А.П. в группе лиц с применением Хаметовым Ф.А. и Тихоновым В.Н. предметов в качестве оружия;

- за лишение С свободы, совершенное Хаметовым Ф.А и Ткаченко К.А. группой лиц;

- за кражу мобильного телефона, причинившую значительный ущерб С совершенную Ткаченко К.А. и Тихоновым В.Н.;

- за угон автомобиля С совершенный Хаметовым Ф.А и Ткаченко К.А. группой лиц по предварительному сговору;

- за (согласно описанию преступного деяния) умышленное убийство С и умышленное уничтожение его автомобиля, совершенные Хаметовым Ф.А. и Ткаченко К.А. с целью скрыть другое преступление путем утопления потерпевшего и его автомобиля.

В своей апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Хаметов Ф.А. просит отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство, так как считает, что до присяжных заседателей не были доведены все обстоятельства дела. При этом осужденный ссылается на то, что доказательства его виновности в убийстве С отсутствуют, а обвинение построено только на показаниях заинтересованных лиц; председательствующий отказал в удовлетворении всех его ходатайств; свидетель И - дочь потерпевшего, дала в судебном заседании ложные показания; председательствующий не дал ему сказать присяжным заседателям все, что он хотел; при назначении наказания суд не учел все обстоятельства, смягчающие его наказание; осужденный Ткаченко К.А. в ходе предварительного следствия давал показания и написал «явку с повинной» под давлением со стороны сотрудников полиции имеются доказательства того, что в период с 1 по 10 июня 2016 года С был жив.

В своей апелляционной жалобе адвокат Хамматова Д.М. просит приговор изменить и смягчить Хаметову Ф.А. назначенное наказание по тем основаниям, что судом был неправильно применен уголовный закон. При этом защитник указывает на то, что по делу не добыта необходимая совокупность доказательств для квалификации действий Хаметова Ф.А. по ч. 5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ; суд не учел при назначении наказания что Хаметов Ф.А. частично признал свою вину.

В своей апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Ткаченко К.А. просит приговор отменить, находя его незаконным. В обоснование своей просьбы Ткаченко К.А. указывает на то, что ходатайство осужденного Хаметова Ф.А. об исключении из числа доказательств некоторых протоколов следственных действий являлось обоснованным умысла на убийство С не было, имел место несчастный случай; согласно заключениям экспертиз и показаниям экспертов К

и Ш в трупе потерпевшего обнаружен этиловый спирт; в ходе предварительного следствия он, Ткаченко К.А., оговорил себя и других осужденных в результате обмана и примененного к нему насилия со стороны сотрудников полиции, что подтверждается справкой из районной больницы; правдивыми по делу являются лишь показания осужденного Хаметова Ф.А.; судом не были исследованы все материалы дела; дата смерти С установлен неправильно; потерпевший спрыгнул в воду сам; в судебном заседании председательствующий отклонил все его ходатайства и не позволил ему довести до присяжных заседателей доказательства его невиновности в убийстве.

В своей апелляционной жалобе адвокат Нигматуллин Р.Н. просит приговор в отношении Ткаченко К.А. отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в связи с существенными нарушения уголовно-процессуального закона, выразившимися в том, что председательствующий отказал стороне защиты в вызове для допроса эксперта, сделавшего предположительные выводы о времени наступления смерти потерпевшего; потерпевшая в судебном заседании заявила, что «алкоголь может образоваться в трупе» и эта информация могла повлиять на мнение присяжных заседателей о времени наступления смерти С.

; при назначении наказания суд применил только положения ч. 1 ст. 65 УК РФ, но не применил положения ч. 1 ст. 62 и ст. 64 УК РФ, тогда как для этого были все основания: положительные характеристики осужденного, его молодой возраст, второстепенная роль в совершении преступлений, наличие умственной отсталости, вовлеченность его в совершение преступления лицом, более старшим по возрасту.

В своей апелляционной жалобе осужденный Тихонов В.Н. просит приговор в отношении него изменить, определить ему условное осуждение либо 2 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В обоснование своей просьбы Тихонов В.Н. ссылается на то, что суд назначил ему срок лишения свободы на один год больше, чем просил государственный обвинитель; он находился под стражей 9 месяцев имеет положительные характеристики; мобильный телефон у потерпевшего похитил Ткаченко К.А., о чем он, Тихонов В.Н., не знал.

В своей апелляционной жалобе адвокат Гараев Р.Р. просит приговор в отношении Тихонова В.Н. изменить и снизить срок назначенного ему наказания, находя его чрезмерно суровым. При этом защитник считает, что суд формально указал в приговоре обстоятельства, смягчающие наказание Тихонова В.Н., но не в полной мере учел их при определении срока наказания; поведение потерпевшего было противоправным, Тихонов В.Н активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, ранее к уголовной ответственности не привлекался.

В своей апелляционной жалобе и в дополнениях к ней адвокат Сафина Э.А. просит приговор в отношении Королева А.П. изменить в сторону смягчения назначенного ему наказания. При этом защитник ссылается на то что у осужденного имеется ряд обстоятельств, смягчающих его наказание однако суд не учел их в полной мере и назначил Королеву А.П. чрезмерно суровое наказание; кроме того, суд не учел в качестве обстоятельства смягчающего наказание Королева А.П., то обстоятельство, что его мать К имеет еще детей, 2001, 2008, 2009 и 2015 годов рождения которой Королев А.П. оказывал всестороннюю поддержку.

Государственный обвинитель Мухамедзянов И.А. и потерпевшая Гатиятуллина Н.К. принесли письменные возражения на апелляционные жалобы.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Как видно из материалов настоящего уголовного дела, по ходатайству осужденных оно было рассмотрено судом с участием коллегии присяжных заседателей, законность избрания которой в целом и каждого присяжного заседателя в отдельности в апелляционных жалобах не оспаривается. А как видно из протокола судебного заседания, формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в результате чего участники судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ (л.д. 55-67 т. 13).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, анализ протокола судебного заседания показывает, что судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено полно и всесторонне, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства с целью установления фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

То обстоятельство, что председательствующий снимал некоторые вопросы и делал замечания участникам судебного заседания со стороны обвинения и со стороны защиты, а также отказывал в удовлетворении ряда ходатайств не может свидетельствовать о его предвзятости, поскольку в силу специфики судебного разбирательства с участием коллегии присяжных заседателей указанные выше действия председательствующего судьи были продиктованы соблюдением требований ч. 7 ст. 335 УПК РФ.

Помимо всего прочего председательствующий принимал меры к тому чтобы до присяжных заседателей не была доведена недопустимая информация, а если такая информация все же до них доводилась государственным обвинителем, осужденными, адвокатами и свидетелями, то он давал присяжным заседателям соответствующие разъяснения на этот счет.

Всем участникам судебного разбирательства по настоящему уголовному делу со стороны обвинения и со стороны защиты суд предоставил возможность выступить перед присяжными заседателями в прениях, с репликами, а осужденным еще и с последним словом.

Напутственное слово председательствующим подготовлено в письменном виде (л.д. 1-23 т. 13) и произнесено им перед коллегией присяжных заседателей в соответствии с требованиями ч.ч. 2-4 ст. 340 УПК РФ. Возражений по содержанию напутственного слова в порядке ч. 6 ст. 340 УПК РФ никто из участников судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты не заявил (л.д. 199 т. 13).

Действия Хаметова Ф.А. по п.п. «г», «з» ч. 2 ст. 112, п. «а» ч. 2 ст. 127, п. «а» ч. 2 ст. 166, ч. 1 ст. 167 УК РФ, действия Ткаченко К.А. по п. «г» ч. 2 ст. 112, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 127, п. «а» ч. 2 ст. 166, ч. 1 ст. 167 УК РФ, действия Тихонова В.Н. по п.п. «г», «з» ч. 2 ст. 112, п.п. «а», «в ч. 2 ст. 158 УК РФ и действия Королева А.П. по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ квалифицированы правильно, то есть им дана юридическая оценка соответствующая фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом присяжных заседателей, который за рамки обвинения, предъявленного осужденным и поддержанного государственным обвинителем в судебных прениях, не выходит.

Наказания, назначенные всем осужденным за указанные выше преступления, соответствуют характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступления, а также обстоятельствам их совершения (ч. 1 ст. 6 УК РФ). При этом суд учел все обстоятельства, перечисленные в ч. 3 ст. 60 УК РФ, а именно, положительные данные о личности каждого осужденного, наличие у них ряда обстоятельств, смягчающих наказание, и наличие у Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А. по ч. 1 ст. 167 УК РФ отягчающего обстоятельства в виде совершения преступления группой лиц. Кроме того суд убедительно мотивировал почему он не применил ко всем осужденным положения ст. 64 и 73 УК РФ и определил им отбывание наказания в условиях изоляции от общества.

Санкции ч. 2 ст. 112 и ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривают наказания в виде лишения свободы на срок до 5 лет. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения назначенных наказаний Тихонову В.Н. могло быть назначено лишение свободы на срок до 5 лет 6 месяцев. Суд назначил Тихонову В.Н. и Королеву А.П. лишение свободы в размерах существенно ниже указанных максимальных сроков. Из чего следует, что он в полной мере учел все обстоятельства, смягчающие их наказание, в том числе и те, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах.

Указание суда о том, что положения ч. 1 ст. 62 УК РФ при признании подсудимого присяжными заседателями заслуживающим снисхождения (ст. 65 УК РФ) не применяются, является правильным.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы адвоката Сафиной Э.А. о необходимости признания в качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденного Королева А.П наличие у его матери четверых несовершеннолетних детей, поскольку доказательств, свидетельствующих о том, что указанные родственники Королева А.П. находились на его иждивении, не представлено.

Вместе с тем приговор в отношении Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А. в части их осуждения по ч. 5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит отмене с прекращением уголовного дела в этой части за отсутствием в деянии состава преступления. Данное решение Судебная коллегия приняла

15 17 на основании п. 2 ст. 389 и ч. 1 ст. 389 УПК РФ, в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на вынесение законного судебного решения и выразившимися в следующем.

В силу ч. 1 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, в вопросном листе ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что данное деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Согласно предъявленному Хаметову Ф.А., Ткаченко К.А., Тихонову В.Н. и Королеву А.П. обвинению, поддержанному государственным обвинителем в судебных прениях, после избиения ими С в лесопосадках вблизи родника в г. и перемещения потерпевшего на левый берег реки , «Тихонов В.Н., реализуя совместные с Хаметовым Ф.А. и Ткаченко К.А. преступные намерения, направленные на убийство С с целью скрыть совершенные преступления, вступил в преступный сговор с Королевым А.П. на совместное совершение преступления. Реализуя задуманное, Тихонов В.Н. и Королев А.П. взяли избитого С за руки и ноги и сбросили его с обрывистого берега высотой около 5 м. в воду реки , а Хаметов Ф.А. и Ткаченко К.А действуя совместно и согласованно с Тихоновым В.Н. и Королевым А.П сбросили с берега в воду реки автомобиль потерпевшего. Убедившись что С и его автомобиль скрылись под воду, Хаметов Ф.А Ткаченко К.А., Тихонов В.Н. и Королев А.П. скрылись с места совершения преступления. Смерть С наступила 1 июня 2016 г. в результате асфиксии от утопления в воде».

Председательствующий сформулировал первый основной вопрос (вопрос № 5.) в вопросном листе следующим образом: «Доказано ли, что 1 июня 2016 г. в период с 22 часов 30 минут до 24 часов примерно в 3-х км от с. муниципального района Республики Татарстан С для его лишения жизни, с телесными повреждениями, был сброшен в воду с обрывистого левого берега реки высотой около 5 метров, и труп которого был обнаружен 13 июня 2016 года в воде ниже по течению реки ; смерть С наступила в результате асфиксии от утопления в воде?».

Исходя из указанного выше обвинения, предъявленного Хаметову Ф.А., Ткаченко К.А., Тихонову В.Н. и Королеву А.П., и формулировки первого основного вопроса, председательствующий, по мнению Судебной коллегии, должен был вначале сформулировать второй и третий основные вопросы в отношении Тихонова В.Н. и Королева А.П., а затем поставить эти же вопросы в отношении Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А., сопроводив их пояснением о том, что на них следует отвечать, только если на второй и третий основные вопросы в отношении Тихонова В.Н. и Королева А.П. были даны утвердительные ответы.

Данный вывод Судебной коллегии основывается на положениях ст. 252 УПК РФ, согласно которым судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

В суде с участием присяжных заседателей соблюдение требований ст. 252 УПК РФ добавлено положением ч. 6 ст. 339 УПК РФ о том, что формулировки вопросов в вопросном листе не должны допускать при каком либо ответе на них признание подсудимого виновным в совершении деяния по которому государственный обвинитель не предъявил ему обвинение либо не поддерживает обвинение к моменту постановки вопросов.

Однако по настоящему уголовному делу председательствующий в нарушение требований ст. 252 и ч. 6 ст. 339 УПК РФ сформулировал второй и третий основные вопросы в отношении каждого подсудимого следующим образом и поставил их в следующем порядке: «если на вопрос № 5 дан утвердительный ответ, то доказано ли, что описанное в нем деяние совершил (Хаметов Ф.А., вопросы № 5.1 и № 5.2), (Ткаченко К.А., вопросы № 5.4 и № 5.5), (Тихонов В.Н., вопросы № 5.7 и № 5.8), (Королев А.П., вопросы № 5.10 и № 5,11) и виновен ли он в совершении доказанных действий?». При этом вопреки требованию ч. 8 ст. 339 УПК РФ о том, что вопросы должны ставиться в понятных присяжным заседателям формулировках председательствующий, конкретизируя действия Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А. в вопросах № 5.1 и № 5.4, не указал о том, кто именно согласно предъявленному подсудимым обвинению сбросил потерпевшего в реку.

На данные вопросы коллегия присяжных заседателей дала утвердительные ответы в отношении Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А. и отрицательные ответы в отношении Тихонова В.Н. и Королева А.П.

Таким образом, в результате неправильно сформулированных председательствующим вопросов Хаметов Ф.А. и Ткаченко К.А. были признаны присяжными заседателями лицами, совершившими умышленное сбрасывание потерпевшего в открытый водоем, тогда как обвинение им в этом не предъявлялось. В связи с чем их действия были описаны председательствующим в приговоре как соисполнительство в убийстве С Так, в описании преступного деяния, признанного доказанным, он указал, что Хаметов Ф.А. и Ткаченко К.А., «реализуя совместный преступный умысел, направленный на убийство С

с целью скрыть совершенные перед этим в отношении него преступления, прибыли на приисканный Ткаченко К.А. левый берег реки »,

где «С был извлечен из багажного отделения автомобиля и сброшен с обрывистого берега в воду реки . Затем Хаметов Ф.А. и Ткаченко К.А. для сокрытия следов лишения С жизни сбросили с берега в воду автомобиль, принадлежащий С » «Убедившись, что С и его автомобиль скрылись под водой осознавая, что тем самым причинили смерть С Хаметов Ф.А и Ткаченко К.А. покинули место преступления. Их «совместными умышленными преступными действиями С была причинена смерть, которая наступила в результате асфиксии от утопления в воде».

Вместо того, чтобы использовать в сложившейся ситуации положения ч. 4 ст. 348 УПК РФ, председательствующий, противореча вердикту коллегии присяжных заседателей и собственному описанию в приговоре преступного деяния, квалифицировал действия Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А. по ч. 5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как пособничество в умышленном убийстве С мотивировав свое решение тем, что «вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Хаметов Ф.А. и Ткаченко К.А непосредственно не участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего применяя к нему насилие», однако они «нашли место для убийства доставили туда потерпевшего в багажном отделении автомобиля, а затем для сокрытия следов преступления сбросили в реку автомобиль потерпевшего».

Однако из данной мотивировки преступного деяния и его квалификации следует, что Хаметов Ф.А. и Ткаченко К.А. оказали пособничество неизвестным исполнителям умышленного утопления С тогда как согласно обстоятельствам дела кроме Хаметова Ф.А., Ткаченко К.А., Тихонова В.Н. и Королева А.П. на берегу реки во время сбрасывания С в воду другие лица не находились, а Тихонов В.Н. и Королев А.П. по обвинению в этом были оправданы.

Учитывая отсутствие процессуального повода для отмены приговора в связи с указанными выше нарушениями уголовно-процессуального закона Судебная коллегия считает необходимым принять решение, улучшающее положение осужденных Хаметова Ф.А. и Ткаченко К.А., с прекращением уголовного дела за отсутствием в их действиях состава преступления.

В связи с отменой приговора в части, с прекращением дела по реабилитирующему основанию, подлежит отмене и решение суда по иску потерпевшей Г о компенсации морального вреда, с отказом в удовлетворении данного иска.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 38920, 38928 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 9 июня 2017 г. в отношении ХАМЕТОВА Ф А и ТКАЧЕНКО К а А в части их осуждения по ч. 5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, уголовное дело в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления, с признанием за ними права на реабилитацию.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «г», «з» ч. 2 ст. 112, п. «а» ч. 2 ст. 127, п. «а» ч. 2 ст. 166, ч. 1 ст. 167 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить ХАМЕТОВУ Ф А наказание в виде лишения свободы на срок шесть лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 112, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 127, п. «а» ч. 2 ст. 166, ч. 1 ст. 167 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить ТКАЧЕНКО К А наказание в виде лишения свободы на срок пять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этот же приговор в части решения о взыскании с Хаметова Ф.А. 700 000 рублей и с Ткаченко К.А. 500 000 рублей в пользу Г.

отменить; в удовлетворении иска Г к Хаметову Ф.А и Ткаченко К.А. о компенсации морального вреда отказать.

В остальном этот же приговор в отношении ХАМЕТОВА ФА и ТКАЧЕНКО К А а также в отношении ТИХОНОВА В Н и КОРОЛЕВА А П оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судь

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 33 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта