Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ17-13 от 14.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 45-АПУ17-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 14 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе:

председательствующего - Сабурова Д.Э.,

судей - Кочиной И.Г., Хомицкой Т.П.,

при секретаре - Горностаевой Е.Е.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Прониной Е.Н.,

защитников - адвокатов Кротовой С В . и Шевченко Е.М.,

осужденных Иванова Н.А. и Новоселова Е.А.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным

жалобам осужденных Иванова НА., Новоселова Е.А., их защитников

адвокатов Согоновой Е.Л. и Суровцева Д.Н. на приговор Свердловского

областного суда от 7 июня 2017 года, которым

Иванов Н А

области, судимый: - 16 сентября 2013 года по пп. «а, в» ч. 2 ст. 158 УКК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожденный 17 июля 2013 года по отбытию наказания; - 3 марта 2014 года по ч. 3 ст. 30, пп. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы; - 30 мая 2014 года по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, постановлением от 4 октября 2014 года в порядке исполнения приговоров от 3 марта и 30 мая 2014 года окончательно назначено 2

!

2

года лишения свободы, освобожденный 24 августа 2015 года вследствие акта амнистии от 29 апреля 2015 года осужден к лишению свободы по: - ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году; -п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам; - п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам с ограничением свободы на 2 года на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 19 годам в исправительной колонии строгого режима с отбыванием первых 6-ти лет в тюрьме, с ограничением свободы на 2 года с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями;

Новоселов Е А ,

судимый:

-21 апреля 2015 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ на основании ст. 70 УК РФ к 2 месяцам 15 дням лишения свободы, освобожденный 3 июля 2015 года по отбытии наказания; - 15 июля 2015 года по ч. 1 ст. 158 (два преступления), п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ на основании ст. 69 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы освобожденный 14 марта 2016 года по отбытии наказания осужден к лишению свободы по: - ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году 6 месяцам; - п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам; - ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам с ограничением свободы на 2 года на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложений наказаний окончательно к 17 годам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями.

Взыскано с обоих в пользу Б солидарно в счет возмещения материального ущерба 129 тыс. 131 рубль, в счет компенсации морального вреда с Иванова И.Н. 2 млн. рублей, с Новоселова Е.А. 1 млн рублей.

Решен вопрос о процессуальных издержках и вещественных доказательствах. Взыскано в доход государства за участие адвокатов в ходе производства по делу с Иванова 25.127 рублей 50 копеек, с Новоселова Е.А. 3.277 рублей 50 копеек.

!

3

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Иванова Н.А. и Новоселова Е.А., их защитников адвокатов Кротовой С В . и Шевченко Е.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражения прокурора Прониной Е.Н., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Иванов и Новоселов совершили действия связанные с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов, группой лиц по предварительному сговору и с применением оружия совершили разбой в отношении К в крупном размере, причинив тяжкий вред здоровью, Иванов при пособничестве Новоселова в ходе разбойного нападения убил потерпевшую.

Преступления совершены в период с февраля 2016 года по 1 мая 2016 года на территории Свердловской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе осужденный Иванов выражает частичное несогласие с приговором.

Считает, что суд необоснованно отказал в возврате дела прокурору для проведения повторной проверки своих показаний, проведения проверки на полиграфе своих, Новоселова и свидетеля Е показаний.

Ссылаясь на то, что труп не был спрятан, имевшиеся у потерпевшей золотые изделия не похищались, сами они не скрывались, совершали поездки на автомашине, похищенный телефон продали хорошо знакомому лицу, осведомленному о их месте жительства, настаивает на отсутствии умысла на убийство.

Подвергает сомнению результаты психолого-психиатрической экспертизы, поскольку в предыдущем приговоре от 30 августа 2004 г имеется информация о наличии у него ряда заболеваний, которые фактически ставят под сомнение результаты экспертизы от 2016 г. В связи с этим считает необоснованным отказ суда в вызове в суд эксперта-психиатра и в проведении повторной экспертизы.

Полагает, что данные о его личности изучены неполно и необъективно, поскольку суд учел характеристику с места регистрации по которому он не проживал длительное время.

Просит приговор отменить и дело направить на новое разбирательство, при котором провести повторную психолого психиатрическую экспертизу, либо смягчить назначенное наказание.

В дополнениях от 13 июня 2017 г. Иванов не согласен с признанием в качестве отягчающего наказание обстоятельства состояние алкогольного опьянения, поскольку указанное обстоятельство экспертным путем не подтверждено и не повлияло на совершение деяния.

Настаивает на том, что выстрелы в потерпевшую были спонтанными от неожиданности, когда она остановила автомобиль.

Полагает необоснованным отказ суда в вызове и допросе свидетелей которые могли предоставить информацию о нем как о личности.

Считает недостоверными показания Е , которая спустя 8 месяцев после произошедшего дала четкие и подробные показания Утверждает, что Е не могла ни видеть, ни слышать то, о чем она давала показания.

Утверждает об отсутствии сговора на убийство.

Считает, что суд занял обвинительный уклон, не проверил все их доводы, о чем свидетельствуют отказы суда в многочисленных ходатайствах.

Также указывает, что умысла на завладение автомашиной у них не было и в их действиях содержится лишь ее угон.

Просит объективно разобраться в деле.

В дополнениях от 20 июня 2017 г. Иванов указывает на неправильное установление его места рождения, необоснованный учет судом характеризующих данных с места регистрации, а не жительства оспаривая при этом характеристику, данную участковым уполномоченным, а также его сестрой и отцом.

Повторяет доводы о несогласии с показаниями Е , считая их недостоверными и ложными.

Полагая недопустимым доказательством явку Новоселова с повинной повторяя свои доводы в первоначальной жалобе, настаивает на отсутствии умысла на убийство и разбой. Утверждает, что автомашиной завладели лишь с целью покататься.

Указывает, что его показания в протоколе судебного заседания отражены не полно и не в том виде как он говорил.

Высказывая недовольство качеством оказываемых ему в период следствия услуг адвокатом Кановой, просит освободить от уплаты процессуальных издержек за участие данного адвоката.

Обращает внимание на свое трудное детство.

Просит приговор отменить, дело вернуть на новое расследование, при котором по новому проверить его показания на месте с применением техники, провести проверку на полиграфе его, Новоселова и Е показаний, назначить повторную психолого-психиатрическую экспертизу собрать в полном объеме характеризующий материал.

В тоже время, ссылаясь на признание вины, раскаяние в содеянном просит смягчить наказание и освободить от уплаты процессуальных издержек за адвокатов на следствии в силу неоказания должной юридической помощи и своего тяжелого материального положения.

В дополнениях от 26 июня 2017 года Иванов обращает внимание на состояние своего здоровья, поскольку является инвалидом с детства по зрению, что судом не принято во внимание и не проверено.

Считает, что мотив их действий не установлен, а указанный судом опровергается фактическими обстоятельствами, согласно которым они не скрывались.

Соглашаясь с тем, что изначально действительно хотели завладеть автомобилем, чтобы его разобрать на запчасти, указывает, что после убийства отказались от этого намерения.

Повторяет доводы о недостоверности, ложности показаний Е .

Настаивает, что их показания в суде являются достоверными и правдивыми, в протоколе с/з они искажены, в связи с чем, просит прослушать аудиозапись хода судебного заседания.

Ссылаясь на наличие различных заболеваний, которые подтверждаются имеющимися в деле документами и на которые имеется ссылка в заключении экспертов-психиатров, просит справедливо и всесторонне рассмотреть дело.

В дополнениях от 7 июля 2017 года Иванов, цитируя постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре», указывает, что суд не проверил должным образом его доводы о том, что протоколы своих допросов в ходе предварительного расследования он подписывал не читая их содержание.

Кроме того, суд, приняв во внимание их и Е показания в ходе предварительного расследования, не учел и не оценил ложность и противоречивость показаний Е

Указывая, что признает вину в убийстве потерпевшей, завладении ее имуществом, применении оружия, отмечает, что все произошло спонтанно, без какого-либо сговора.

Просит принять справедливое решение.

Адвокат Согонова Е.Л. в апелляционной жалобе в защиту Иванова полагает, что судом допущена неполнота судебного следствия.

Указывает, что Иванов пытался объяснить суду, что он не хотел и не собирался убивать потерпевшую. Данные действия не соответствуют его характеру и предшествовавшему поведению. Для него случившееся явилось неожиданностью, и он пытался разобраться в мотивах и в аномалии своей психики, высказывал сомнения в полноценности психического состояния, заявлял ходатайства о допросе эксперта и о проведении повторной экспертизы, в чем было необоснованно отказано.

Считает несправедливым назначенное наказание, поскольку Иванов полностью признал свою вину, искренне раскаялся, активно содействовал раскрытию преступления.

Также отмечает, что суд исключил п. «ж» из ч. 2 ст. 105 УК РФ, но фактически не учел при определении срока наказания.

Осужденный Новоселов в апелляционной жалобе полагает чрезмерно суровым назначенное наказание.

В тоже время считает, что суд неполно выяснил все обстоятельства дела, не учел, что его показания от 02.05.2016 г. сфальсифицированы и являются недопустимыми доказательствами, так как протокол подписан под давлением следствия. Его явка с повинной также написана под диктовку оперативных сотрудников

Обращает внимание на отсутствие между ними сговора на убийство отсутствие умысла на его совершение. Указывает, что с Ивановым была лишь договоренность под угрозой пистолета без его применения на завладение автомашиной.

Полагает недоказанной свою вину в пособничестве на убийство.

Предлагает критически относиться к показаниям Е

Настаивает на том, что не говорил Иванову о необходимости добить потерпевшую. Наоборот, он говорил, чтобы Иванов не убивал ее, а Е или лжет, или просто недослышала.

Оценивая все показания в ходе предварительного расследования Е , делает вывод о наличии многочисленных противоречий нестыковок, вследствие чего и считает ее показания недостоверными.

Считает недоказанным, что его умыслом охватывалось причинение Ивановым тяжкого вреда здоровью потерпевшей, вследствие чего полагает необходимым в данной части свои действия квалифицировать по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Указывает, что по ст. 222 УК РФ вину он признал полностью раскаялся в содеянном, при задержании добровольно указал, где находится пистолет, что давало суду основания для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Высказывает несогласие с признанием в качестве отягчающего наказание обстоятельство - нахождение в состоянии алкогольного опьянения.

Просит по ч. 1 ст. 222 УК РФ смягчить наказание до пределов возможного и с применением ст. 64 УК РФ, переквалифицировать его действия с ч. 4 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ, оправдать по ст. 33 и ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В дополнениях от 2 августа 2017 года Новоселов считает, что судебно-медицинская экспертиза трупа проведена с нарушениями УПК РФ и содержит противоречия.

Также с нарушениями проведена и психолого-психиатрическая экспертиза.

Высказывает предположение, что никаких комплексных экспертиз не проводилось, а заключение, в том числе и в отношении него составлено со слов сотрудников СК, о чем те просили врачей и что он сам лично слышал.

Обращает внимание, что Е в судебном заседании указала, что пистолет она увидела впервые лишь 29 апреля 2016 года, а при допросе в ходе следствия (т. 2 л.д. 191-195) указывала более раннее время.

Ссылается на наличие у него хронического заболевания -

которое подтверждено материалами дела.

Полагает, что следствие и суд не установили мотив их действий, а вывод суда о совершении деяния группой лиц по предварительному сговору не подтвержден фактическими обстоятельствами.

Указывает, что ни он, ни Иванов не скрывались, намеревались явиться с повинной, телефон продали человеку, который хорошо знаком с Ивановым, ездили по деревне на автомобиле, их видели многие Однако следствие не стало устанавливать этих людей, которые бы могли опровергнуть показания Е и Иванова А.Н.

По его мнению, протокол с/з не соответствует действительности, о чем он подавал замечания, которые необоснованно отклонены.

Просит приговор отменить и направить дело на доследование, при котором провести независимую судебную стационарную психологическую экспертизу, оправдать его по ст. 33 и ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание.

Адвокат Суровцев Д.Н. в защиту Новоселова в апелляционной жалобе по ст. 222 УК РФ полагает необходимым смягчить назначенное наказание, поскольку вину тот признал, раскаялся, указывал место нахождения пистолета.

По ст. 162 УК РФ полагает необходимым переквалифицировать действия на ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку тяжкий вред здоровью причинен действиями Иванова, умысел Новоселова был направлен на завладение автомобилем, при этом, зная, что у Иванова имеется револьвер, применять его они не договаривались.

По пособничеству в убийстве считает недоказанной вину Новоселова.

Анализируя его показания в ходе предварительного расследования (т. 6 л.д. 100-106), делает вывод об отсутствии в действиях Новоселова признаков указанного состава преступления.

Предлагает критически относиться к показаниям Е в

судебном заседании. Приводя ее показания сразу после произошедших |

событий в т. 2 на л.д. 191-195, сравнивая их с ее последующими |

показаниями, делает вывод о ложности ее последующих показаний, в !

том числе и на очной ставке с Новоселовым, и как следствие, полагает ;

необходимым оправдать его по указанному составу. *

В возражениях на жалобы осужденных и их защитников I

государственный обвинитель Отраднова М.С. считает приговор суда |

законным и справедливым, а доводы жалоб - не подлежащими \

удовлетворению. [

В «отзыве» на возражения государственного обвинителя Иванов !

высказывает свое несогласие с ними, сообщает, что суд не полно

исследовал психолого-психиатрическую экспертизу, выражает несогласие \

с выводами экспертов, повторяет ранее приведенные доводы о неполном

исследовании всех данных о его личности. |

I

В судебном заседании суда апелляционной инстанции осужденные и ]

их защитники дополнительно указывают: 1

- Иванов - о вынужденности своего отказа на предварительном слушании

от рассмотрения дела с участием присяжных заседателей; \

- Новоселов - о добровольной выдаче пистолета; !

- адвокат Кротова С В . в защиту Иванова - последний не может нести [

материальную ответственность за повреждение автомобиля, причиненное |

Новоселовым. »

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб, |

дополнений и возражений, Судебная коллегия находит приговор в |

отношении обоих законным, обоснованным и справедливым. |

Выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных

преступлениях, являются правильными, основаны на совокупности

исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре [

доказательствах - показаниях самих осужденных в ходе предварительного \

расследования, показаниями непосредственного очевидца убийства I

Е ,Х И И сотрудников ДПС В \

и Б , оглашенными показаниями И потерпевшей I

Б и свидетеля Б а также данными, |

содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела.

_ *

Так, согласно протоколу осмотра места происшествия, труп

К обнаружен 30 апреля 2016 года с множественными *

ранениями в область головы и шеи в лесном массиве вблизи ;

I

I

центральных ворот на территорию социального реабилитационного центра (т. 1 л.д. 159-178).

Смерть К , как следует из заключения судебно-медицинских экспертов, наступила от трех огнестрельных пулевых проникающих ранений головы, в затылочной и височной областях справа с переломом костей свода и основания черепа с повреждениями вещества и оболочек головного мозга, с кровоизлияниями в желудочки головного мозга, в кожный лоскут головы в затылочной и височной областях. Данные повреждения относятся к тяжким, опасны для жизни, могли быть причинены непосредственно перед смертью в короткий промежуток времени тремя выстрелами из огнестрельного оружия с близкой дистанции, пулями калибром около 5-5,6 мм. Также на трупе установлены иные повреждения, которые причинены в результате трех выстрелов из огнестрельного оружия пулями такого же калибра (т. 3 л.д. 85-95).

При осмотре автомобиля внутри установлены следы пальцев рук Иванова и Новоселова (т. 3 л.д. 121-128), а под резиновым ковриком со стороны переднего пассажирского сиденья найдена и изъята пуля (т. 2 л.д. 46-60, 62-63).

На месте фактического задержания Иванова в д. по ул. в с. изъят револьвер, 7 патронов, гильзы и пули (т. 1 л.д. 196-210), который признан огнестрельным оружием, а патроны боеприпасами (т.З л.д. 142-149, т. 4 л.д. 38-40).

Из показаний Иванова и Новоселова в ходе предварительного расследования следует, что в ходе распития спиртного, в том числе и в присутствии Е , с целью добыть денег они договорились найти какого-нибудь водителя, заехать с ним в безлюдное место, убить и завладеть автомобилем, который собирались разобрать и продать по запчастям. Для этого на автостанции в качестве потерпевшей Новоселов выбрал женщину-водителя на автомашине «Лада-Гранта» и договорились о поездке до безлюдного места - детского центра. Новоселов сидел рядом с ней, Е - на заднем сиденье за водителем, Иванов - за Новоселовым. Когда водитель резко затормозила, Иванов, опасаясь, что она может убежать, три раза выстрелил в нее из имевшегося при себе пистолета. Затем после слов Новоселова «Добей ее», выстрелил еще три раза, после чего она опустила голову и отклонилась. Новоселов сел за руль прямо на нее, они проехали в сторону от дороги, где вытащили труп, а затем уехали в с. Первомайское. Предварительно забрали телефон водителя, который затем продали О приобрели спиртное и продолжили распивать в доме отца Иванова. Ночью 1 мая 2016 года Новоселов уехал на автомобиле, допустил ДТП, после чего всех задержали и в диване в доме отца Иванова обнаружили и изъяли пистолет, который Иванов нашел вместе с патронами в феврале при разборке частного дома.

Показания оба давали в присутствии своих защитников, после разъяснения процессуальных прав, в том числе и права не свидетельствовать против самого себя. О возможном использовании их показаний в качестве доказательств оба предупреждались. По окончании допросов каждый из них заверял правильность изложенных в протоколах сведений своей подписью. Замечаний по поводу отраженных показаний никто из них не делал, в связи с чем, соответствующие протоколы следственных действий с их участием правильно признаны допустимыми доказательствами, а доводы об обратном являются несостоятельными.

При этом сообщенные ими сведения согласовывались с другими доказательствами, в том числе и с показаниями непосредственного очевидца преступлений - Е , чьи показания в части описания обстоятельств убийства и разбойного нападения, вопреки доводам жалоб последовательны, непротиворечивы, подтверждаются иными доказательствами и правильно приняты во внимание.

Проанализировав эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных и о доказанности их вины.

Положенные в основу приговора доказательства, в том числе и результаты судебно-медицинской экспертизы трупа, судом оценены с точки зрения относимости и допустимости. Каких-либо противоречий опровергающих выводы суда, они не содержат и в своей совокупности являлись достаточными для обоснования выводов суда о виновности осужденных.

Версии Иванова и Новоселова в судебном заседании об отсутствии умысла на убийство, о непреднамеренном его характере, отсутствии сговора на разбой, проверялись судом первой инстанции и обоснованно с приведением соответствующих мотивов отвергнуты. Выводы суда достаточно полно мотивированы и являются правильными.

Вопреки доводам Иванова его отказ на предварительном слушании от рассмотрения дела с участием присяжных заседателей был заявлен добровольно, после консультаций с защитником (т. 11 л.д. 26-28).

Его интересы при производстве предварительного расследования защищали профессиональные адвокаты, а его доводы о нарушении права на защиту вследствие неоказания должной юридической помощи в том числе и названным им адвокатом, являются его субъективным мнением, не основанным на материалах дела.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, органом предварительного расследования и судом не допущено. Оснований для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ не имелось.

Заявленные ходатайства разрешались судом в соответствие с требованиями закона, после заслушивания мнений всех у частников решения по ним мотивированы, а отказ в удовлетворении того или иного ходатайства при соблюдении процедуры его разрешения не может расцениваться как проявление субъективизма или обвинительного уклона.

Как правильно установил суд на основе совокупности исследованных доказательств, Иванов и Новоселов заранее договорились напасть на водителя чтобы завладеть автомобилем. Для этого спланировали свои действия, оговорили применение имевшегося у Иванова пистолета с патронами, признанных огнестрельным оружием и боеприпасами. В соответствие с этим Новоселов, оказывая пособничество в предстоящем убийстве, в качестве потерпевшей подыскал К , под предлогом поездки, завлек в безлюдное место, где расположен социально реабилитационный центр, адрес которого ему назвал Иванов. По дороге Иванов с ведома Новоселова в салоне произвел не менее шести выстрелов из пистолета в голову и шею К , причинив смертельные ранения. После этого Новоселов пересел на водительское место поверх убитой, заехал вглубь лесного массива, где оба совместно извлекли труп потерпевшей, забрали ее телефон и на похищенном автомобиле, стоимостью 251 тыс. 600 рублей, что является крупным размером, скрылись.

Локализация телесных повреждений, использованное орудие свидетельствуют об умысле на убийство.

При этом умыслом Новоселова, который хотя и не стрелял в потерпевшую, но высказывал требования «Добить ее», а после чего принял непосредственное участие в завладении и распоряжении имуществом потерпевшей, охватывалось причинение не только тяжкого вреда здоровью, но и ее смерти.

Для разбойного нападения и убийства было использовано огнестрельное оружие, пригодное для производства выстрелов, которое Иванов незаконно приобрел, хранил по месту проживания, носил при себе, перевозил, а после убийства передал для незаконного ношения Новоселову.

С учетом изложенного, суд правильно квалифицировал их действия: - обоих по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья (разбой), совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; - обоих по ч. 1 ст. 222 УК РФ, то есть, незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, а Иванова также - их передача, хранение и перевозка; -Иванова по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть убийство, сопряженное с разбоем, а Новоселова - по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть пособничество в убийстве, сопряженном с разбоем.

Мотив действий осужденных, роль каждого в содеянном установлены и указаны в приговоре. Квалифицирующие признаки мотивированы.

То обстоятельство, что из салона автомашины осужденные забрали лишь телефон потерпевшей, который был продан их знакомому, что на похищенной автомашине они приехали в село, жители которого хорошо знали обоих, особенно Иванова, на похищенном автомобиле совершали поездки, не опровергает правильность выводов суда о мотивах их действий при завладении автомобилем и убийстве потерпевшей.

Исходя из исследованных доказательств суд правильно установил, что осужденные стремились не просто угнать автомашину, а завладели ее именно из корыстных побуждений. При этом они предварительно договорились на убийство водителя, которое должен был совершить Иванов.

Обстоятельств, влекущих освобождение обоих от ответственности на основании примечания к ст. 222 УК РФ, не имеется.

Психическое состояние осужденных изучено полно и объективно В ходе предварительного расследования в отношении обоих проводились сначала амбулаторная, а затем и стационарная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

Согласно выводам экспертов: - Иванов каким-либо хроническим психическим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики которое лишало бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает, обнаруживал и обнаруживает признаки психического расстройства в форме смешанного расстройства личности, которые не сопровождаются болезненными изменениями или снижением психических функций; находился в состоянии простого (не патологического) опьянения, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т. 3 л.д. 205-210); - Новоселов также каким-либо хроническим психическим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими не страдал и не страдает; обнаруживал и обнаруживает признаки психического расстройства личности в форме эмоционально неустойчивого расстройства личности, которые не сопровождаются болезненными изменениями или снижением психических функций; мог в полной мере и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т. 3 л.д. 220-224).

Как правильно отмечено судом, экспертизы проведены компетентными специалистами, имеющими значительный стаж работы и обладающими специальными познаниями. Об ответственности за дачу заведомо ложного заключения эксперты предупреждались.

При этом оба наблюдались экспертами в условиях стационара продолжительное время, что опровергает доводы Новоселова о том, что никаких обследований не проводилось.

При оценке психического состояния обоих учитывались все значимые обстоятельства, сведения о личности обоих, материалы уголовного деда личные дела Иванова и Новоселова, в которых имелись данные о прохождении Ивановым в 2004 году аналогичной экспертизы (т. 5 л.д. 204-205), а также сообщенные каждым из них сведения о своем предыдущем поведении, наличии различных заболеваний и прочей информации.

Выводы экспертов логичны, каких-либо противоречий не содержат, в связи с чем, судом они обосновано приняты во внимание, и оба признанным вменяемыми.

Оснований для назначения и проведения повторных экспертиз по делу не имелось, а доводы стороны защиты о необоснованном отказе суда в их проведении, вызове и допросе эксперта являются несостоятельными.

Наказание каждому из них назначено с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, два из которых относятся к особо тяжким преступлениям, обстоятельств, влияющих на наказание, данных о личности, в том числе и с учетом состояния здоровья обоих.

При этом судом в полной мере приняты во внимание все имеющиеся по делу смягчающие наказание обстоятельства, в том числе и те, на которые имеется ссылка в жалобах.

С учетом обстоятельств совершенных разбоя и убийства, в том числе в состоянии алкогольного опьянения, которое способствовало их совершению, данных о личности, суд правильно и в соответствие с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, обосновав свое решение, признал данное состояние отягчающим наказание обстоятельством.

Вопреки доводам Иванова при оценке данных о его личности судом приняты во внимание не только показания его отца и сестры характеристика от участкового уполномоченного по месту регистрации но и сведения с мест его обучения, содержания под стражей, с мест отбывания предыдущих наказаний, то есть в полном объеме.

Место рождения Иванова судом установлено на основе данных его паспорта, копия которого имеется в материалах дела (т. 5 л.д. 186).

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, оснований для применения положений ст. 64, 73 УК РФ, для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ судом не установлено Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Решение об отбывания части назначенного наказания Иванову в тюрьме в соответствие с ч. 2 ст. 58 УК РФ обосновано и мотивировано.

Гражданский иск о компенсации морального вреда разрешен в соответствие с требованиями закона, с учетом всех значимых обстоятельств, в том числе характера и степени участия каждого из осужденных в совершенном убийстве. Присужденные к взысканию суммы в счет компенсации морального вреда соответствуют требованиям разумности и справедливости и уменьшению не подлежат.

Также правильно и в соответствие со ст. 1064 ГК РФ судом разрешен и иск потерпевшей о возмещении материального вреда в связи с механическими повреждениями автомобиля, поскольку осужденные оба неправомерно завладели автомобилем, который выбыл из владения Коротковой вследствие совместных преступных действий обоих.

Обоснованно и в соответствие с требованиями ст.ст. 131 и 132 УПК РФ взысканы с Иванова процессуальные издержки за участие адвокатов в ходе предварительного расследования, поскольку оснований для полного или частичного освобождения от их уплаты не имеется.

Поданные Ивановым и Новоселовым замечания на протокол судебного заседания (т. 11 л.д. 244, 249) рассмотрены в установленном законом порядке, вынесены соответствующие постановления (т. 11 л.д. 245, 250), которыми они отклонены. Объективность принятого решения сомнений не вызывает.

При этом, сопоставив данные аудиозаписи хода судебного заседания осуществленной в порядке ч.ч. 2 и 5 ст. 259 УПК РФ, с письменным текстом протокола судебного заседания, Судебная коллегия отмечает, что протокол соответствует содержанию аудиозаписи, а приведенные в приговоре показания потерпевших, свидетелей, самих осужденных, по сути, согласуются с содержанием их показаний, отраженных в письменном тексте протокола судебного заседания.

Таким образом, жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Свердловского областного суда от 7 июня 2017 года в отношении Иванова Н А и Новоселова Е А оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Иванова Н.А., Новоселова Е.А., адвокатов Согоновой Е.Л. и Суровцева Д.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 33 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта