Информация

Решение Верховного суда: Определение N 2-О09-23 от 26.11.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 2-009-23

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 26 ноября 2009 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Магомедова М.М судей Истоминой Г.Н. и Старкова А.В при секретаре Алиеве А.И рассмотрела в судебном заседании 26 ноября 2009 года кассационное представление заместителя прокурора Вологодской области Фирсова С А кассационные жалобы осужденных Мельникова Р.В. и Макарова О.М адвоката Попова Д.Д. в защиту интересов Мельникова Р.В. на приговор Вологодского областного суда от 27 августа 2009 года, которым

МЕЛЬНИКОВ Р В,

1

осужден к лишению свободы по ч.1 ст.226 УК РФ сроком на 3 года, по п. «в ч.2 ст. 158 УК РФ сроком на 1 год, по чЛ ст.222 УК РФ сроком на 2 года по ч.2 ст. 162 УК РФ сроком на 3 года, по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ сроком на 7 лет, по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 8 лет, по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ сроком на 7 лет, по п.п. «а», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 9 лет.

По совокупности преступлений в соответствии ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

МАКАРОВ О М

осужден к лишению свободы по ч.1 ст.222 УК РФ сроком на 2 года, по ч.1 ст.223 УК РФ сроком на 3 года, по ч.1 ст. 161 УК РФ сроком на 1 год, по ч.2 ст. 162 УК РФ сроком на 7 лет, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет по ч.5 ст.ЗЗ, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 8 лет, по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет, по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 17 лет.

По совокупности преступлений в соответствии ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 23 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу Ф в счет компенсации морального вреда с Мельникова Р.В. рублей, с Макарова О.М.

рублей, в возмещение материального вреда с Мельникова Р.В. и Макарова О.М. солидарно - рублей, в пользу А в счет компенсации морального вреда с Мельникова Р.В. и Макарова О.М. по

рублей с каждого, соответственно, в пользу Г с Мельникова Р.В. - рублей

Макаров и Мельников осуждены за разбойное нападение на И Ж ,Ф , А группой лиц по предварительному сговору с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью Фи А , за убийство А сопряженное с разбоем, группой лиц по предварительному сговору, а Мельников и по признаку причинения смерти двум лицам,

Мельников осужден также за убийство Ф , сопряженное с разбоем, за нанесение побоев Г ., причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, за тайное хищение имущества Г с причинением значительного ущерба гражданину, за хищение оружия и боеприпасов у Г , за незаконные передачу, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

2

/\

Макаров О.М. осужден за оказание пособничества в убийстве

Ф , сопряженного с разбоем, за незаконные передачу и ношение

огнестрельного оружия и боеприпасов, за незаконное изготовление

огнестрельного оружия, а также за открытое хищение имущества В

Преступления совершены в период с 30 ноября 2008 года по 4 декабря

2008 года в городе .

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступление прокурора

Самойлова И.В., поддержавшего доводы кассационного представления

частично, полагавшего исключить осуждение Мельникова по п. «з» ч. 2 ст.

105 УК РФ, снизить наказание осужденным с применением ст. 62 УК РФ:

Мельникову по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 6 лет 8 месяцев

лишения свободы, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за каждое преступление - до

6 лет 8 месяцев лишения свободы и по совокупности преступлений до 9 лет

10 месяцев лишения свободы, Макарову по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - до 10

лет лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ до 6 лет 8 месяцев лишения

свободы, по ч. 1 ст. 223 УК РФ до 2 лет 8 месяцев лишения свободы и по

совокупности преступлений до 22 лет лишения свободы, а в остальном

приговор оставить без изменения, объяснения осужденных Мельникова

Р.В. и Макарова О.М., адвокатов Каневского Г.В. и Баранова А.А.,

поддержавших доводы кассационных жалоб, судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении поставлен вопрос об изменении

приговора в части квалификации действий осужденных по эпизоду

разбойного нападения на Ф и убийства потерпевшего.

По доводам представления факт передачи обреза Мельникову сам по

себе не может служить достаточным доказательством намерения Макарова

лишить жизни Ф и способствовать совершению убийства

потерпевшего. Действия Мельникова по убийству Ф являются

эксцессом исполнителя. В связи с этими обстоятельствами автор

представления просит исключить осуждение Макарова ч.5 ст.ЗЗ, п. «з» ч.2

ст. 105 УК РФ и переквалифицировать его действий с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК

РФ на ч.2 ст. 162 УК РФ, исключить из осуждения Мельникова по

эпизоду разбойного нападения на Ф по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ

квалифицирующий признак совершение разбоя группой лиц по

предварительному сговору.

Со ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда РФ от

27.01.1999 г. в представлении указывается на то, что вывод суда о наличии

совокупности преступлений в действиях Мельникова по убийству

Ф и А является неправильным. Действия Мельникова по

3

лишению жизни обоих потерпевших надлежит квалифицировать по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как одно преступление.

Осуждение Мельникова по убийству Ф по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

В связи с вносимыми в приговор изменениями назначенное Мельникову Р.В. по совокупности преступлений наказание предлагается снизить до 9 лет 11 месяцев, Макарову снизить наказание за разбойное нападение на Ф до 6 лет 6 месяцев и по совокупности преступлений - до 21 года лишения свободы.

В кассационной жалобе адвокат Попов Д.Д. считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащем отмене. При этом он ссылается на то, что суд, признав Мельникова виновным в убийстве Ф , в нарушение уголовно-процессуального закона неправомерно положил в основу доказанности его вины показания Макарова, поставив под сомнение показания Мельникова.

Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют по его мнению, о непричастности Мельникова к убийству Ф Согласно заключению химико-баллистической экспертизы выстрел в Ф был произведен с расстояния 100-150 см., от дульного среза однако из показаний Макарова следует, что Мельников выстрелил в потерпевшего с расстояния 5 метров. Это же расстояние указывает в своих показаниях свидетель К , но показания данного свидетеля носят предположительный характер, в силу чего не могут быть признаны допустимыми. Кроме того показания К и Макарова не подтверждаются объективными данными.

Также, по мнению автора жалобы, как в ходе предварительного следствия, так и в суде не был установлен рост Мельникова и Макарова предметы их одежды на момент совершения преступления, что в конечном итоге повлияло на принятие законного и обоснованного решения.

Защитник не согласен с приговором суда и в части осуждения Мельникова за убийство А , поскольку в основу доказательств его виновности были положены противоречивые показания Макарова, которые фактически противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам, а именно, показаниям свидетеля С , о том, что именно Макаров высказывал в ее адрес угрозы убийством, кричал Мельникову, чтобы он их «кончал», а также заключению химико баллистической экспертизы, указывающей, что выстрелы в ногу и грудь потерпевшего были произведены с расстояния 80-100 см., и с 20-40 см соответственно, а не с 10 и 70 см., как утверждал Макаров.

По мнению автора жалобы, сам по себе факт признания Макаровым выстрела в ногу потерпевшего не может служить основанием для признания его показаний достоверными, поскольку содеянное Макаров объяснил желанием прекратить драку, отрицал умысел на убийство А , однако

4

выстрел жизненно-опасное место - бедро, повлекший повреждение магистральных кровеносных сосудов и в дальнейшем массивную кровопотерю, свидетельствует об умысле Макарова направленном на лишение жизни потерпевшего.

В ходе судебного разбирательства стороной защиты было заявлено ходатайство о проведении дополнительной и повторной экспертиз, в связи с имеющимися противоречиями по факту наступления смерти А , судом в удовлетворении ходатайства было необоснованно отказано, что, по мнению защиты не позволило установить причинно-следственную связь между произведенными выстрелами и наступившей смертью.

Необоснованно осужден Мельников и за кражу имущества Г поскольку факт хищения золотой цепочки и золотого крестика, бумажника патронташа, портмоне и связки ключей никакими доказательствами не подтверждается. Вместе с тем, после совершения кражи Мельников оставил дверь в квартиру Г открытой, в связи с чем, кражу могли совершить другие лица. При осмотре подвального помещения, где Мельников хранил похищенное, указанные вещи не обнаружены.

Таким образом, помимо заявления потерпевшего никаких других доказательств о хищении указанного имущества в деле не имеется, при этом не проводилась оценка похищенных вещей, отсутствуют документы об их приобретении. Похищенное не относится к предметам первой необходимости, а материальное положение потерпевшего не свидетельствует о том, что в результате преступления ему был причинен значительный ущерб, в связи с чем, по мнению защитника, действия Мельникова должны быть переквалифицированы на ч. 1 ст.158 УК РФ.

Необоснованно квалифицированы действия Мельникова по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, поскольку его умыслом не охватывалось содеянное Макаровым, в действиях Макарова имел место эксцесс исполнителя, в связи с чем действия Мельникова должны быть квалифицированы по ч.2 ст. 162 УК РФ.

При назначении наказания судом не были учтены несовершеннолетний возраст подсудимого, явка с повинной, что повлекло назначение чрезмерно сурового наказания и постановление несправедливого и незаконного приговора.

Просит приговор изменить и квалифицировать действия Мельникова с п. «в» ч. 2 ст. 158 на ч. 1 ст. 158 УК РФ, с п. «в» ч. 4 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ, назначить наказание с применением ст.73 УК РФ. Приговор в части осуждения Мельникова по п. «з» ч. 2 ст. 105, п.п. «а», «ж», «з»» УК РФ просит отменить, уголовное преследование прекратить.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Мельников Р.В. Описывая обстоятельства пребывания в квартире Г , отмечает, что ударил потерпевшего в связи с тем, что воспринял его действия как угрозу, а потому его действия следует

5

расценивать как самозащиту. Кроме показаний Г доказательств его виновности в похищении имущества потерпевшего не имеется в связи с чем, его действия надлежит квалифицировать по ч.1 ст.158 УК РФ.

Не отрицая, некоторых действий в отношении потерпевших Ф иА , а также потерпевших Ж иИ указывает что во всех случаях нападения на потерпевших инициатором выступал Макаров, который высказывал требования передачи денежных средств и стрелял в потерпевших.

По преступлению в отношении потерпевшего Ф судом необоснованно приняты во внимание показания свидетеля К поскольку они носят предположительный характер.

При назначении ему наказания судом нарушены требования ст. 62 УК РФ, согласно которым за каждое из особо тяжких преступлений суд не вправе был назначить ему более 6 лет 7 месяцев лишения свободы.

С учетом его несовершеннолетия, того, что он работал, явился с повинной, считает приговор суда несправедливым.

В кассационной жалобе осужденный Макаров О.М., не отрицая своей причастности к совершению инкриминируемых ему деяний, указывает, что суд необоснованно назначил ему чрезмерно суровое наказание по преступлению в отношении потерпевшего А возложив на него всю ответственность за содеянное. Не согласен Макаров и с осуждением его за оказание содействия в покушении на убийство Ф , так как никаких действий направленных на достижение преступного результата, он не совершал, его вина заключается только в том, что он стоял рядом. Просит суд обратить внимание на то, что Мельников, будучи несовершеннолетним ранее совершил тяжкое преступление, а именно, хищение оружия, что свидетельствует об его способности самостоятельно принимать решения, а его непосредственные действия в ходе совершения преступления - об его умысле на причинение смерти потерпевшим.

Также указывает, что в ходе разбойных нападений имуществом потерпевших они фактически не завладевали. С учетом этого считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание, не соответствующее содеянному.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Макарова и Мельникова в убийстве А и разбойном нападении на потерпевшего, разбойном нападении на Ф ,И и Ж о виновности Мельникова в убийстве Ф , в нанесении побоев Г , хищении имущества и оружия Г , передаче хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, о виновности Макарова в изготовлении и ношении огнестрельного оружия, открытом хищении имущества В правильными, основанными на

6

исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о том, что Мельников помимо огнестрельного оружия и боеприпасов, не похищал другое имущество у Г , а также о том, что нанося потерпевшему побои, защищался от его посягательства, не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, потерпевший Г последовательно пояснял о том, что в ходе ссоры Мельников нанес ему несколько ударов по лицу, от чего он потерял сознание. Когда пришел в себя, обнаружил, что у него из квартиры похищены огнестрельное оружие, боеприпасы, а также золотые цепочка и крестик, портмоне из кожи, связка ключей, пластиковая карта и другое имущество всего на суму рублей, материальный ущерб является для него значительным.

Показания потерпевшего о нанесении ему Мельниковым побоев подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому при освидетельствовании Г 8 декабря 2008 года обнаружены кровоподтек и ссадина на лице, ссадина на левой руке образовавшиеся от действия тупого твердого предмета в срок 5-10 суток до освидетельствования.

Показания Г о нанесении ему Мельниковым побоев и похищении у него имущества соответствуют и явке с повинной Мельникова, согласно которой 1 декабря 2008 года около 00 часов возвращаясь домой с работы, он встретил мужчину, который пригласил его к себе домой. В квартире мужчина, оказавшийся Г , стал конфликтовать с ним, произошла драка, в ходе которой он ударил Г тот потерял сознание, а он похитил из квартиры оружие, боеприпасы к нему и другое имущество.

Стоимость похищенного имущества подтверждается помимо показаний потерпевшего справкой от 15 мая 2009 года. Оснований ставить под сомнение показания потерпевшего о стоимости похищенного имущества суд не имел.

Принимая во внимание последовательность показаний Г отсутствие у него оснований к оговору Мельникова, соответствие его показаний другим доказательствам, суд обоснованно признал показания потерпевшего Г достоверными. Исследованные доказательства свидетельствуют о том, что нападения на Мельникова Г не совершал. С учетом этих данных суд обоснованно пришел к выводу о виновности Мельникова в краже имущества Г , огнестрельного оружия и боеприпасов и в нанесении побоев потерпевшему.

7

С учетом стоимости похищенного, превышающей ежемесячный доход потерпевшего, мнения потерпевшего, его материального положения суд правильно признал значительным причиненный Г ущерб.

Судом проверялись доводы Макарова и Мельникова о непричастности к убийствам Ф и А , а также разбойным нападения на указанных потерпевших, поддержанные и в кассационных жалобах, но не нашли подтверждения и обоснованно отвергнуты.

При этом суд правильно признал достоверными показания подсудимого Макарова, о том, что 3 декабря 2008 года Мельников продал ему ружье, которое где-то украл. Он изготовил из этого ружья обрез, путем обрезания стволов и приклада. Они решили пострелять с этого обреза, а также использовать его при хищениях имущества, для чего направились в район гаражей на ул. . Там они встретили двух мужчин. Он подошел и потребовал деньги. Обрез был у него в руках. Один из мужчин пошел, и он с целью напугать его выстрелил в его сторону, в воздух. Прикладом ударил второго мужчину, тот упал, а они убежали. В торговом павильоне на ул.

он открыто похитил бутылку пива и убежал. Затем они встретили мужчину с собакой. Он передал обрез Мельникову. Они подошли к нему Мужчина побежал и Мельников выстрелил, мужчина упал. В эту же ночь во дворе дома по ул. они подошли к автомашине такси с целью забрать магнитолу. Водитель автомашины пытался выхватить из рук Мельникова обрез. В ходе борьбы дважды прозвучали выстрелы. Он помог Мельникову забрал обрез, и, перезарядив его, выстрелил в ногу водителя, после чего Мельников взял обрез и выстрелил водителю в спину.

Будучи допрошенным на предварительном следствии Макаров не отрицал наличие договоренности с Мельниковым на совершение ограблений с применением обреза.

Показания Макарова о производстве Мельниковым одного выстрела в Ф подтверждаются данными осмотра места происшествия и трупа Ф , заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому Ф причинено огнестрельное ранение груди и живота в результате одиночного выстрела из огнестрельного оружия.

Очевидец убийства Ф К пояснил в судебном заседании, что 4 декабря 2008 года около 4 часов, двигаясь на автомашине по ул. в г. увидел как из двора дома, расположенного на пересечении улиц и выбежал мужчина за ним двое молодых людей, в руке у одного из них был обрез ружья. Удерживая обрез в одной руке, молодой человек выстрелил один раз в спину мужчине, после чего тот упал. Затем молодые люди подошли к мужчине задержались около него на 2-3 секунды и убежали во двор. Ему показалось, что мужчина с обрезом был несколько выше и светлее.

8

Сопоставление показаний очевидца событий К и показаний осужденного Макарова свидетельствует о том, что они одинаково описывают события убийства Ф .

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы о том что показания К опровергаются заключением эксперта.

Из показаний К следует, что стрелявший в Ф находился на расстоянии примерно пяти метров от потерпевшего, при этом он держал обрез в вытянутой руке.

Согласно заключению эксперта повреждение на одежде Ф образовано выстрелом с расстояния от 100 до 150 см от дульного среза.

С учетом показаний К о том, что стрелявший держал обрез вытянутой рукой, расстояние между дульным срезом обреза и потерпевшим составляет менее пяти метров. Кроме этого К наблюдал за случившимся из двигавшегося автомобиля, назвал примерное расстояние между потерпевшим и стрелявшим, а не между дульным срезом обреза и потерпевшим, как указано в заключении эксперта.

Указанные незначительные расхождения показаний К с заключением эксперта о расстоянии, с которого был произведен выстрел в потерпевшего, не могут поставить под сомнение достоверность показаний К .

Макаров также называл примерное расстояние, с которого Мельников произвел выстрел в потерпевшего Ф а потому его показания также не опровергаются выводами экспертизы.

В явке с повинной по убийству А Макаров собственноручно указал, что 3 декабря 2009 года он купил у Мельникова ружье и изготовил из него обрез. Через некоторое время они подошли к автомобилю такси, в котором находились таксист и девушка. Мельников стал драться с таксистом, прозвучали выстрелы. Он отнял обрез и выстрелил в ногу водителя, после чего Мельников взял обрез и выстрелил в молодого человека.

Показания осужденного Макарова об обстоятельствах нападения на А о том, что в момент нападения обрез находился в руках у Мельникова, соответствуют показаниям свидетеля С , которая пояснила, что 4 декабря 2008 года они с А сидели в автомашине во дворе дома по ул. . Около 4 часов к ним подошли двое молодых людей и попросили прикурить. Через некоторое время они вновь подошли и Мельников с обрезом потребовал открыть машину. Когда они сели на заднее сиденье, то стали угрожать, потребовали отвезти их в деревню .

9

Говорили, что они уже кого-то убили и им все равно, что их также нужно убить. Мельников, угрожая ей и А обрезом ружья, потребовал, чтобы тот увез его с Макаровым из города. Макаров демонстрировал патроны пытался выхватить обрез. А сказал, что машина не заводиться. Они пытались завести машину, но это им не удавалось. Затем, когда Макаров сидел в машине, а Мельников стоял с обрезом на улице, А пытался выхватить у него обрез. Завязалась драка. Она убежала за кирпичное сооружение и услышала выстрел, а когда побежала к дороге услышала второй выстрел.

Приведенными показаниями свидетеля С опровергаются доводы жалоб об оговоре Мельникова Макаровым, о непричастности Макарова к убийству А .

Показания Макарова о характере примененного к А насилия подтверждаются заключениями экспертов по результатам исследования трупа потерпевшего, его одежды и одежды Макарова и Мельникова.

Выводы эксперта о причине смерти А мотивированы оснований для проведения по этому вопросу дополнительной или повторной судебно-медицинских экспертиз, о чем указывается в жалобе, не имеется.

Не опровергаются выводами эксперта и показания Макарова, который называл примерное расстояние, с которого им и Мельниковым были произведены выстрелы в потерпевшего.

Принимая во внимание содержание показаний Макарова, который рассказал не только о действиях Мельникова, но и о своих действиях в отношении потерпевших, соответствие его показаний другим доказательствам, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Мельникова и Макарова в разбойных нападениях на Ф иА в убийстве А , а Мельникова и в убийстве Ф .

Вместе с тем, вывод суда о виновности Макарова в оказании пособничества Макарову в убийстве Ф не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании.

При этом судебная коллегия исходит их следующего.

В соответствии со ст. 32 УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Согласно ч.5 ст.ЗЗ УК РФ пособником в совершении преступления признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения

10

преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Таким образом, исходя из указанных требований закона, действия каждого соучастника направлены на достижение общего преступного результата.

Такие обстоятельства по настоящему делу не установлены

Как следует из обвинительного заключения, умысел на убийство Ф в ходе разбойного нападения на потерпевшего возник только у Мельникова. Макаров же, осознавая, что действия Мельникова направлены на лишение потерпевшего жизни, в тот момент, когда Ф пытался убежать, устраняя препятствия, содействуя совершению преступления передал обрез двуствольного охотничьего ружья, предварительно заряженный патронами с дробовым зарядом, Мельникову, который произвел выстрел в область задней поверхности грудной клетки Ф , причинив ему телесные повреждения, от которых тот скончался на месте.

Описывая преступные действия осужденных в отношении Ф суд признал установленным совершение преступления при следующих обстоятельствах.

Мельников и Макаров, реализуя ранее достигнутый совместный умысел, действуя согласованно, 4 декабря 2008 года в период с 4 до 5 часов во дворе дома № по ул. г. с целью завладения чужим имуществом совершили нападение на незнакомого им Ф .

Макаров, используя обрез, заряженный снаряженными патронами с дробовым зарядом, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, выдвинул требование о передаче денежных средств и имущества после чего Мельников и Макаров, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, нанесли потерпевшему по несколько ударов кулаками по лицу.

Ф попытался убежать с места нападения, при этом Макаров в процессе преследования передал обрез двуствольного охотничьего ружья снаряженный патронами с дробовым зарядом Мельникову, который с целью убийства произвел выстрел из этого обреза в область задней поверхности грудной клетки Ф , причинив ему повреждения, от которых тот скончался на месте.

Изложенное свидетельствует о том, что суд установил только факт передачи Макаровым обреза Мельникову, не указав при этом мотив действий Макарова, наличие у него умысла и цели оказать содействие Мальникову в лишении жизни потерпевшего путем передачи заряженного обреза, в чем было предъявлено обвинение Макарову.

11

В судебном заседании Макаров отрицал свою причастность к убийству Ф , пояснял, что после нападения на И и Ж они с Мельниковым отремонтировали расколовшуюся рукоятку обреза и обрез находился у Мельникова, который и произвел выстрел в убегавшего потерпевшего.

Этим показаниям Макарова суд не дал оценки в приговоре, и не привел доказательства, опровергающие утверждения Макарова об отсутствии у него умысла на убийство Ф .

При таких данных, как правильно отмечается в кассационном представлении, сам по себе факт передачи Макаровым обреза Мельникову о чем указано в приговоре, не может являться доказательством оказания Макаровым пособничества в убийства потерпевшего. Действия Мельникова по причинению тяжкого вреда здоровью Ф в ходе разбоя и по причинению смерти потерпевшему являются эксцессом исполнителя.

Допущенные судом нарушения закона в силу п. 1 ст. 380 УПК РФ являются основанием отмены приговора в части осуждения Макарова по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и прекращения уголовного преследования на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствие в действиях Макарова состава преступления.

В связи с тем, Макаров не оказывал пособничества в причинении смерти Ф , в его действиях отсутствует и квалифицирующий признак разбоя - причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а потому его действия по разбойному нападению на Ф подлежат переквалификации с п. «в» ч. 4 ст. 162 на ч. 2 ст. 162 УК РФ, как совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия.

Преступление, предусмотренное п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ в отношении Ф совершил один Мельников в условиях эксцесса исполнителя, в связи с чем указание суда на совершение Мельниковым разбоя в отношении Ф группой лиц по предварительному сговору подлежит исключению приговора.

Надлежит исключить из приговора и указание суда о взыскании с Макарова О.М. в пользу Ф компенсации морального вреда, причиненного смертью Ф , в размере рублей.

Неправильно расценены судом и действия Мельникова по убийству Ф и убийству А как совокупность преступлений.

12

В соответствии с ч. 1 ст. 17 УК РФ совокупность преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотренного статьями Особенной части Уголовного Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

С учетом этих положений закона убийство двух или более лиц совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Судом установлено, что Мельников 4 декабря 2008 года совершил убийство Ф и в тот же день примерно через час совершил убийство А . Его действия правильно квалифицированы судом по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом квалификация действия осужденного по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ обусловлена совершением Мельниковым убийства двух лиц: Ф иА . Данным законом полностью охватывается содеянное Мельниковым, квалификация его действий по причинению смерти Ф по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ является излишней, а потому действия Мельникова, квалифицированные по совокупности преступлений по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. «а ч. 2 ст. 105 УК РФ, надлежит квалифицировать как одно преступление предусмотренное п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При назначении наказания осужденным судом не выполнены требования ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции Федерального Закона от 29 июня 2009 года, действовавшей на время постановления приговора, в соответствии с которыми при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ , и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Наказание осужденным: Макарову по ч. 1 ст. 223, ч. 2 ст. 162, п. «в ч. 4 ст. 162 УК РФ, Мельникову по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ по эпизодам разбойных нападений на Ф иА по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено без учета положений ст. 62 УК РФ, а потому наказание осужденным за указанные преступления подлежит снижению.

С учетом внесения в приговор изменений, улучшающих положение осужденных, подлежит снижению и наказание, назначенное Мельникову и Макарову и по совокупности преступлений

13

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Вологодского областного суда от 27 августа 2009 года в отношении Макарова О М в части его осуждения по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, уголовное преследование в этой части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Тот же приговор в отношении Макарова О М и Мельникова Р В изменить.

Переквалифицировать действия Макарова по эпизоду разбойного нападения на Ф с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 8 месяцев.

Снизить Макарову наказание по ч. 1 ст. 223 УК РФ до 2 (двух) лет 8 (восьми) месяцев лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ до 6 (шести) лет 8 (восьми) месяцев лишения свободы, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ до 10 (десяти) лет лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 161, ч. 2 ст. 162, ч. 2 ст. 162, п. «в» ч. 4 ст. 162, п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Макарову 21 (двадцать один) год лишения свободы.

Исключить из приговора указание суда о взыскании с Макарова О.М. в пользу Ф компенсации морального вреда в размере рублей.

Действия Мельникова, квалифицированные по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ по убийству Ф и по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ по убийству А квалифицировать по п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой ему назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет 8 (восемь) месяцев лишения свободы.

Исключить из осуждения Мельникова по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ по эпизоду разбойного нападения на Ф указание суда на совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору.

Снизить Мельникову наказание по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на Ф ) до 6 (шести) лет

14

лишения свободы, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на А ) до 6 (шести) лет лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 226, ч. 1 ст. 222, п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 162, п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «в» ч. 4 ст. 162, п.п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Мельникову 9 (девять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

В остальном приговор в отношении Макарова О.М. и Мельникова Р.В оставить без изменения, и а кассационные жалобы осужденных и адвоката Попова Д.Д., - без удовлетворения Председательствующий (подпись Судьи: (2 подписи ВЕРНО: Судья Верховного Суда РФ Г.Н.Истомина

15

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 32 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта