Информация

Решение Верховного суда: Определение N 44-АПУ17-9СП от 15.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 44-АПУ17-9СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 15 июня 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Борисова О.В. и Ситникова Ю.В.,

при секретаре Багаутдинове Т.Г рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Богомягкова В.А. и Калинина А.В адвоката Швалева А.В. в защиту интересов осужденного Калинина А.В адвокатов Обухова В.А. и Юрченко В.А. в защиту интересов осужденного Султанова Е.Р., адвокатов Мешканцева С.А. и Бур дина О.В. в защиту интересов осужденного Богомягкова В.А. на приговор Пермского краевого суда от 29 декабря 2016 года с участием присяжных заседателей, по которому

Султанов А В ,

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 80 000 рублей и с ограничением свободы на срок 6 месяцев;

по п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 80 000 рублей и с ограничением свободы на срок 9 месяцев;

по ч.1 ст.222 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 10 000 рублей;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Султанову А.Р. 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ;

Султанов Е Р ,

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей и с ограничением свободы на срок 6 месяцев;

по п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей и с ограничением свободы на срок 9 месяцев;

по ч.З ст.222 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Султанову Е Р . 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 700 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ;

оправдан по п. «б» ч.4 ст.226 УК РФ на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, с признанием за ним права на реабилитацию;

Богомягков В А

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей и с ограничением свободы на срок 6 месяцев;

по п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 550 000 рублей и с ограничением свободы на срок 9 месяцев;

за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст.222 УК РФ, к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 40 000 рублей;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Богомягкову В.А. 11 лет лишения свободы со штрафом в размере 650 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ;

Калинин А В ,

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 250 000 рублей и с ограничением свободы на срок 6 месяцев;

по ч.ч.4, 5 ст.ЗЗ, п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей и с ограничением свободы на срок месяцев;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Калинину А.В. 7 лет лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ.

Постановлено взыскать с Султанова Е.Р. в пользу потерпевшего Л 150 000 рублей в счет компенсации морального вреда и с Султанова Е.Р. и Богомягкова В.А. солидарно в пользу Щ 21 575 603,9 рубля в счет возмещения имущественного ущерба.

По этому же делу осужден Султанов А.Р., в отношении которого апелляционные жалобы или представление не поданы.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Султанова А.Р., Султанова Е.Р., Богомягкова В.А., Калинина А.В., адвокатов Бурдина О.В., Мешканцева С.А., Яминовой М.Р., Романова СВ., Обухова В.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Щукиной Л.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Султанов Е.Р Богомягков В.А. и Калинин А.В. признаны виновными и осуждены за бандитизм, то есть участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемом ею нападении; Султанов Е.Р. и Богомягков В.А. - за разбой то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия организованной группой, в особо крупном размере, а Калинин А.В. - за подстрекательство и пособничество этим действиям; Султанов Е.Р. - за незаконные приобретение, хранение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой; Богомягков В.А. - за незаконные приобретение и хранение огнестрельного оружия-пистолета изготовленного самодельным способом, и боеприпаса - одного патрона для гражданского оружия калибра 9 мм и за незаконные хранение и перевозку огнестрельного оружия - полуавтоматического пистолета «8ТАК» и двух патронов «Парабеллум».

Преступления совершены в период с начала июня по 25 июля 2015 года в г. при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Богомягков В.А. указывает, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы применительно не к каждому преступлению, предусмотренному ч.1 ст.209 и ч.4 ст. 162 УК РФ которые не образуют совокупности преступлений, ответ на первый вопрос предрешал ответы на другие вопросы, формулировка поставленных вопросов препятствовала вынесению справедливого вердикта в отношении каждого подсудимого. Считает, что его участие в банде не нашло своего отражения в вопросном листе, судьей сделан необоснованный вывод о том, что разбойное нападение на Ш иЛ совершено им в составе банды, в приговоре не указана цель создания банды, а также его, Богомягкова, действия и обязанности, как участника организованной группы; лица, создавшие банду, не установлены, приговор противоречит вердикту присяжных заседателей Председательствующим нарушены требования ст. ст.252, ч.7 ст.335, 435 УПК РФ, так как исследовались обстоятельства, не подлежащие доведению до сведения присяжных заседателей, председательствующий разрешил исследование недопустимых доказательств и необоснованно отказал в признании доказательств недопустимыми, в том числе протоколов обыска осмотра предметов, заключение баллистической экспертизы, допроса в качестве свидетеля Л Утверждает, что судом был нарушен принцип равноправия и состязательности сторон, председательствующим делались государственному обвинителю неоднократные замечания при нарушении им порядка исследования доказательств, однако они были проигнорированы, а незаконное воздействие на присяжных заседателей продолжено. Указывает что присяжные заседатели не вправе были устанавливать обстоятельства относящиеся к юридической оценке - причинение легкого вреда здоровью Л и огнестрельное оружие ограниченного поражения. Отмечает, что п ьствующий, обращаясь к коллегии присяжных заседателей с напутственным словом, проявил необъективность; замечания на протокол судебного заседания рассмотрены с нарушением требований ст.260 УПК РФ. Указывает, что исследование с участием присяжных заседателей данных о его личности - наличие звания мастера спорта по боксу, позволило сформировать у них негативное предубеждение к нему. Считает, что квалификация его действий является неправильной. Суд при назначении наказания не в полной мере учел его менее активную роль в совершении преступлений, наличие малолетнего ребенка, иные данные о личности и имущественное положение. Решение суда в части гражданского иска не мотивировано и не основано на законе. Просит приговор изменить, оправдать его по ч.1 и ч.2 ст.209 УК РФ за отсутствием события преступления, по ч.1 ст.222 УК РФ - за отсутствием состава преступления, исключить п. «а» ч.4

ст. 162 УК РФ и назначить ему наказание с применением ст.64 УК РФ;

адвокат Швалев А.В. полагает, что суд в нарушение требований ч.2 ст.338 УПК РФ не включил в вопросный лист вопрос о доказанности прекращения Калининым А.В. своих действий, направленных на приготовление к нападению, и то, что он окончательно и добровольно отказался совершать нападение. Отмечает, что из фактических обстоятельств установленных вердиктом присяжных заседателей, не следует, что Калинин А.В. совершил преступление, предусмотренное ч.2 ст.209 УК РФ. Ссылается на положительные характеристики Калинина А.В., его первую судимость, то что он участия в разбойном нападении не принимал, добровольно отказавшись от его совершения, о совершении преступления узнал после задержания, в связи с чем считает, что Калинину А.В. назначено чрезмерно суровое наказание. Просит приговор в отношении Калинина А.В. изменить и оправдать его за отсутствием в его действиях составов преступлений;

адвокаты Обухов В.А. и Юрченко В.А. в защиту интересов осужденного Султанова Е.Р. указывают, что Л был незаконно допрошен в качестве свидетеля, поскольку он являлся обвиняемым по тому же уголовному делу выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве. Председательствующим был нарушен принцип равноправия и состязательности сторон, что сформировало тенденциозность присяжных заседателей. Отмечают, что объединение в одном вопросе фактических обстоятельств по двум деяниям, содержащим различные родовые объекты (разбойное нападение и хищение оружия, а также организация банды и участие в банде), не соответствует требованиям ст.339 УПК РФ Утверждают, что признаки банды не доказаны, действия Султанова Е.Р необоснованно квалифицированы по ч.2 ст.209 УК РФ, по ч.З ст.222 УК РФ и по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ. Указывают, что суд назначил Султанову Е.Р чрезмерно суровое наказание, без учета характера и степени его фактического участия, а также незаконно удовлетворил гражданский иск Щ Просят приговор в отношении Султанова Е.Р. изменить, оправдать его по ч.1 ст.209 УК РФ за отсутствием события преступления, по ч.2 ст.209 УК РФ за отсутствием состава преступления, исключить указание на признание его виновным по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, отменить приговор в части удовлетворения иска Щ переквалифицировать действия осужденного с ч.З на ч.1 ст.222 УК РФ и снизить назначенное Султанову Е.Р наказание;

адвокаты Мешканцев СА. и Бурдин О.В. оспаривают приговор в отношении осужденного Богомягкова В.А., указывают, что создание банды и разбойное нападение не образуют совокупности преступлений, поэтому вопросы должны были быть сформулированы применительно к каждому деянию, в вопросах не разграничена роль подсудимых, не конкретизированы их действия, ответ на первый вопрос предрешал ответы на другие вопросы участие в банде Богомягкова В.А. не нашло подтверждения в вопросном листе в нарушение требований ч.5 ст.339 УПК РФ перед коллегией присяжных ставились вопросы, требующие юридической квалификации действий подсудимого; председательствующим сделан необоснованный вывод о том, что разбойное нападение совершено Богомягковым В.А в составе банды Полагают, что вывод суда о квалификации действий Богомягкова В.А. по ч.2 ст.209 УК РФ является неверным и необоснованным, деятельность по созданию банды не описана, лица, создавшие банду, не установлены, имеются противоречия между вердиктом присяжных заседателей и описательной частью приговора. Отмечают, что председательствующим нарушены требования ст.252, ч.7 ст.335, ст.435 УПК РФ. По мнению защитников протокол обыска подлежал признанию недопустимым доказательством, и все последующие действия, связанные с предметами, изъятыми в ходе обыска являлись недопустимыми: протокол обыска, осмотра предметов и заключение баллистической экспертизы. Ссылаются на незаконный допрос в судебном заседании в качестве свидетеля Л , так как он осужден по выделенному делу. Полагают, что судом грубо нарушен принцип равноправия и состязательности сторон. Обращают внимание на то, что с участием присяжных заседателей исследовались данные о личности Богомягкова В.А которые вызвали у них предубеждение; обращаясь к коллегии присяжных заседателей с напутственным словом, председательствующий проявил необъективность; замечания на протокол судебного заседания рассмотрены с нарушением требований ст.260 УПК РФ. Считают, что при назначении наказания Богомягкову В.А. суд не в полной мере учел его менее активную роль в совершении преступлений, наличие малолетнего ребенка, что он ранее не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности Полагают, что гражданский иск необоснован и разрешен судом с нарушением требований закона. Просят приговор в отношении Богомягкова В.А. изменить оправдать его по ч.1 ст.209 УК РФ за отсутствием события преступления, по ч.2 ст.209 и по ч.1 ст.222 УК РФ - за отсутствием составов преступлений исключить указание на признание его виновным по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ отменить приговор в части удовлетворения иска Щ назначить Богомягкову В.А. наказание с применением ст.64 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственные обвинители Аверьянова Н.П. и Утемов А.И., потерпевшие Щ Ш и Л выражают несогласие с доводами осужденных и их защитников и просят оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнения сторон обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Решение суда вынесено на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, который в силу ч.2 ст.348 УПК РФ обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление обвинительного приговора.

17

В соответствии со ст.389 УПК РФ основанием для отмены приговора судом апелляционной инстанции являются такие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

По настоящему делу судом таких нарушений, вопреки доводам жалоб не допущено.

Заявленные в ходатайствах права осужденных на судопроизводство с участием присяжных заседателей были реализованы с соблюдением законного порядка формирования коллегии присяжных заседателей.

Согласно материалам дела на всех стадиях производства по делу осужденным разъяснялись особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей и обеспечивалось их право на защиту. .

В силу ст. 17 УПК РФ присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности представленных материалов, руководствуясь при этом законом и совестью.

При этом в силу действующего уголовно-процессуального законодательства присяжные заседатели не обязаны мотивировать свое решение, содержащееся в вердикте, который основан на доказательствах непосредственно исследованных в судебном заседании и признанных судом соответствующими установленным УПК РФ критериям относимости и допустимости.

Исходя из положений уголовно-процессуального закона, оспаривание фактических обстоятельств дела, установленных вердиктом присяжных, не допускается.

В этой связи доводы апелляционных жалоб о недоказанности их виновности в совершении преступлений, оспаривании фактических обстоятельств происшедшего, оценки доказательств не могут быть приняты во внимание с учетом приведенных положений уголовно-процессуального закона, а также в связи с тем, что в соответствии с ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта вынесенного присяжными заседателями, и по этим основаниям приговор суда присяжных не может быть обжалован и отменен в апелляционном порядке.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим были разъяснены права и обязанности присяжных заседателей, установленные ст. 333 УПК РФ.

При отборе присяжных заседателей нарушений норм уголовно процессуального закона также допущено не было. Осужденным и их защитникам было предоставлено право заявлять мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели, которым они воспользовались.

Согласно протоколу судебного заседания и постановлению судьи о рассмотрении замечаний на данный протокол (т.20 л.д.70-71), Богомягков доверил право на отвод кандидатов в присяжные заседатели своему защитнику. Данное обстоятельство подтверждено и тем, что, как указано в протоколе, после этого сторона защиты произвела немотивированный отвод двух кандидатов, а защитник Богомягкова заявлений о нарушении прав его подзащитного самому заявлять отводы не делал. После объявления председательствующим результатов отбора присяжных заседателей все участники, в том числе Богомягков и его защитник, заявили, что замечаний или возражений по процедуре формирования коллегии присяжных заседателей не имеют.

В силу ч.1 ст.ЗЗО УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт. Однако такого ходатайство сторонами заявлено не было, а было высказано мнение о том, что коллегия сформирована в соответствии с требованиями закона и способна вынести справедливый вердикт (т. 19 л.д.22- 24).

Таким образом, оснований для выводов о незаконном формировании коллегии присяжных заседателей и тенденциозности ее состава, а также необъективности председательствующего не имеется.

Нарушений ограничений, установленных в ч.2 ст.ЗЗЗ УПК РФ для поведения присяжных заседателей во время судебного разбирательства по делу, не установлено.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим по делу были созданы необходимые условия для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Судебное следствие проведено в полном объеме нарушений принципа состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено.

Все заявленные ходатайства были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона. По ходатайствам сторон судом приняты основанные на законе мотивированные решения.

Вопреки доводам жалоб, судом с участием присяжных заседателей исследовались только те вопросы, которые входят в их компетенцию в соответствии с положениями УПК РФ.

Вопросы уголовно-процессуального характера рассмотрены судом с участием сторон, в отсутствие присяжных заседателей. По ним приняты основанные на законе и мотивированные решения.

Вопросы допустимости и относимости доказательств были исследованы судом в соответствии с требованиями главы 10 УПК РФ, в порядке, определяемом частью 2 статьи 334 УПК РФ. Все представленные коллегии присяжных заседателей доказательства обоснованно были признаны судом допустимыми, а решения в связи с заявленными ходатайствами об исключении доказательств из числа допустимых, приняты председательствующим судьей на основе исследованных в судебном заседании обстоятельств получения каждого из доказательств. Принятые председательствующим судьей решения по каждому из ходатайств об исключении доказательств из числа допустимых мотивированны соответствуют положениям действующего законодательства.

Вопреки доводам жалоб оснований для признания недопустимыми доказательствами протокола обыска у Богомягкова, а также доказательств полученных на основе результатов данного следственного действия, не имелось.

Так, для проверки заявлений стороны защиты о недопустимости протокола обыска у Богомягкова судом были допрошены понятые Ч А Х следователь-криминалист К , показаниями которых были опровергнуты доводы защиты о якобы допущенных нарушениях и подтверждена достоверность занесенных в протокол обыска сведений, в том числе связанных с порядком проведения обыска и отражения в протоколе его результатов. С учетом этих обстоятельств суд обоснованно своим мотивированным постановлением отказал признать данное доказательство недопустимым (т. 19 л.д.142).

Следует признать несостоятельными и доводы жалоб о нарушениях процессуального закона при исследовании протокола осмотра места происшествия и допросе Л

Так, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в его постановлении от 20 июля 2016 года № 17-П обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, может по ходатайству стороны обвинения участвовать в судебном заседании по основному уголовному делу в целях дачи показаний в отношении лиц обвиняемых в соучастии в том же преступлении. Такое лицо в силу особенностей своего правового положения в уголовном процессе не является подсудимым (обвиняемым) по основному уголовному делу и в то же время как обвиняемый по выделенному уголовному делу, в силу заключенного им досудебного соглашения о сотрудничестве связанный обязательством сообщать сведения, изобличающие других соучастников преступления, по своему процессуальному статусу не является свидетелем по основному уголовному делу и на него не распространяются требования статей 307 и 308 УК Российской Федерации об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний и, соответственно предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации правила о предупреждении допрашиваемых лиц о такой ответственности, а предупреждается он о предусмотренных главой 40.1 УПК Российской Федерации последствиях нарушения при даче показаний обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве.

Поскольку судом указанные требования были соблюдены в полном объеме, то само по себе указание в протоколе на процессуальное положение Л как свидетеля не может явиться основанием для признания его допроса в судебном заседании незаконным (т. 19 л.д.84-85).

Согласно протоколу судебного заседания государственным обвинителем были оглашены два протокола осмотра места происшествия, а также их машинописные копии, изготовленные и заверенные следователем (листы дела 9-28 и 49-58 т.1), что противоречит доводам апелляционных жалоб о том, что подлинники протоколов указанных следственных действий не оглашались. Также следует признать безосновательными и доводы о невозможности прочитать рукописный текст в указанных документах в виду особенностей почерка.

Коллегии присяжных заседателей представлены только те доказательства, которые судом проверены и признаны достоверными и допустимыми.

В силу закона, с участием присяжных заседателей не могут исследоваться сведения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела в связи с чем выступления участников судопроизводства неоднократно останавливались, прерывались председательствующим судьей, с обращением внимания на эти обстоятельства коллегии присяжных заседателей, как это предусмотрено УПК РФ.

При этом председательствующий по делу принимал необходимые меры к тому, чтобы иные сведения, характеризующие подсудимых, способные вызвать предубеждение присяжных, не исследовались с участием присяжных заседателей. Доводы жалоб о том, что такое предубеждение способны вызвать сведения о занятиях Богомягкова спортом, ни на чем не основаны и являются надуманными.

При таких обстоятельствах следует признать, что судом непосредственно в судебном заседании приняты необходимые и достаточные меры для проверки доводов стороны защиты о доказательствах, а выводы суда о признании их соответствующими нормам УПК РФ, то есть достоверными доказательствами, носят обоснованный характер.

Все вопросы присяжным заседателям, в том числе и вопросы №№1, 5 сформулированы председательствующим в соответствии с требованиями ст.339 УПК РФ, при этом сторонам обвинения и защиты были обеспечены равные права и возможности участия в постановке вопросов перед присяжными заседателями. Ни один из вопросов, поставленных в вопросном листе, не выходит за рамки предъявленного обвинения, а полученные на них ответы ясны и понятны и соответствуют формулировкам поставленных вопросов. Вопрос №11 об отказе Калинина от участия в разбойном нападении включал, в том числе, и обстоятельства, необходимые для правильного применения положений ст. 31 УК РФ. Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что он в группе с другими осужденными принимал участие в подготовке нападения и представил для этого свой автомобиль, но, отказавшись участвовать в нападении, не сообщил властям о готовящемся преступлении и не предпринял мер для его предотвращения (вопрос №11). Поэтому суд обоснованно не нашел оснований для применения к Калинину положений ст. 31 УК РФ о том, что лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца и своевременно сообщило органам власти или предприняло все иные зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Включение в вопросный лист таких терминов, как огнестрельное оружие, легкий вред здоровью, соответствует положениям ст.339 УПК РФ поскольку указанные обстоятельства устанавливаются на основе представленных стороной обвинения доказательств и не требуют от присяжных заседателей юридической оценки при вынесении вердикта.

Довод жалобы о том, что вопрос №8 содержит действия, которые ранее Богомягкову не вменялись - завладение рюкзаком с деньгами, противоречит предъявленному ему обвинению и обвинительному заключению (т. 17 л.д.112).

В силу части 1 статьи 339 УПК РФ, по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место;2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. В связи с чем довод жалоб о том, что сформулированный перед присяжными заседателями вопрос №1 не соответствуют положениям статьи 339 УПК РФ следует признать несостоятельным.

Напутственное слово председательствующим произнесено в соответствии с требованиями статьи 340 УПК РФ, в нем не высказано в какой бы то ни было форме личное мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и не оказывалось какое-либо иное незаконное воздействие на присяжных заседателей. Поступившие возражения защитника Мешканцева о том, что не были разъяснены положения части 4 статьи 162 и части 1 статьи 209 УК РФ председательствующим были отклонены с повторным разъяснением указанных положений. Кроме того, были удовлетворены возражения защитника Тарасевича, для чего председательствующий разъяснил присяжным заседателям, каким образом им следует отразить в вердикте установление меньшего количества нанесенных ударов, произведенных выстрелов, патронов.

Иных возражений от участников процесса в связи с содержанием напутственного слова не поступило.

Вердикт коллегии присяжных является ясным и непротиворечивым.

Содержащиеся в приговоре юридическая оценка и выводы о квалификации действий Султанова Е.Р., Богомягкова В.А. и Калинина А.В основаны на вердикте и надлежащим образом мотивированы.

Так, в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 января 1997 года №1 под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения. От иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и своими преступными целями - совершение нападений на граждан и организации. Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений. Обязательным признаком банды, предусмотренным ст. 209 УК РФ, является ее вооруженность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного оружия как заводского изготовления так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия. Участие в банде представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнение членами банды иных активных действий, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подыскание объектов для нападения и других действий.

Эти признаки банды, а также участие в ней осужденных были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей в полном объеме.

С учетом обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, признавших недоказанным участие осужденных в создании организованной группы, суд обоснованно переквалифицировал их действия в виде участия в такой группе на более мягкий уголовный закон - ч.1 на ч.2 ст.209 УК РФ.

Доводы жалоб о незаконном осуждении Богомягкова по ст.222 УК РФ также являются необоснованными.

Согласно примечанию к ст.222 УК РФ не может признаваться добровольной сдачей оружия и боеприпасов их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию. Поэтому суд обоснованно не нашел оснований для признания Богомягкова В.А. лицом, добровольно сдавшим пистолет и пистолетный патрон, так как согласно вердикту коллегии присяжных заседателей эти предметы были изъяты сотрудниками правоохранительных органов во время обыска, проводимого в целях отыскания оружия.

Вопреки доводам жалоб, осужденным назначено справедливое наказание, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных. Оно соответствует требованиям закона и мотивировано в приговоре. Оснований для его смягчения не имеется.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Богомягкова В.А., суд в соответствии с пп. «г», «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ признал наличие малолетнего ребенка, а также способствование изобличению и уголовному преследованию соучастника преступления Калинина А.В. Обстоятельством смягчающим наказание Султанова Е.Р., - нахождение на иждивении осужденного малолетнего ребенка его супруги. Обстоятельством смягчающим наказание Калинина А.В., в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ была признана его менее значительная роль в совершении преступлений, не связанная с непосредственным участием в нападении.

Вердиктом коллегии присяжных все осужденные признаны заслуживающими снисхождения, что было также учтено при назначении им наказания.

Гражданский иск разрешен правильно. Мотивы принятого судом решения в части размера денежных сумм, подлежащих взысканию с осужденных Султанова Е.Р. и Богомягкова В.А. солидарно в пользу Щ.

за причинение материального ущерба в приговоре приведены. Они полностью основаны на материалах дела и положениях гражданского законодательства. В соответствии с ч.1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, при этом согласно положениям ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Требование о возмещении ущерба истец вправе предъявить как ко всем причинителям вреда, так и к кому-либо в отдельности.

Размер компенсации морального вреда определен исходя из фактических обстоятельств, при которых он был причинен, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины причинителей вреда индивидуальных особенностей потерпевшего и характера причиненных ему физических и нравственных страданий, что в полной мере соответствует требованиям ст.ст. 151,1101 ГК РФ.

Протокол судебного заседания полностью соответствует требованиям ст.259 УПК РФ, поданные замечания рассмотрены в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ и приобщены к протоколу судебного заседания. Согласно ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим судьей. По результатам рассмотрения председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. По данному делу указанные требования закона выполнены. Сущность поданных замечаний в постановлении судьи не искажена, все замечания рассмотрены в полном объеме. Существо показаний свидетелей изложены в приговоре в той мере, в какой это имеет значение для дела. Также, согласно положениям ст.259 УПК РФ, в протокол заносятся лишь основное содержание выступлений сторон и последнего слова подсудимого. Разрешая поданные замечания на протокол судебного заседания, судья надлежаще мотивировал данное решение. При таких обстоятельствах законность и обоснованность постановления судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания сомнений не вызывает.

Руководствуясь ст.38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 29 декабря 2016 года постановленный с участием присяжных заседателей в отношении Султанова Е Р , Богомягкова В А и Калинина А В оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Богомягкова В.А. и Калинина А.В., адвоката Швалева А.В., Обухова В.А Юрченко В.А., Мешканцева СА. и Бурдина О.В. - без удовлетворения Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 31 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта