Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ13-48 от 30.01.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ13-48

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 30 января 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А. С.

судей Зыкина В.Я. и Чакар Р.С при секретаре Никулищиной А.А., с участием прокурора Полеводова С.Н., заявителя Абдуллаева Н.М., адвоката Назарова В.В., защитника наряду с адвокатом Рябининой Е.З., переводчика С рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам Абдуллаева Н.М., его защитников Рябининой Е.З. и адвоката Назарова ВВ. на постановление Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 года, в соответствии с которым отказано в удовлетворении жалобы Абдуллаева Н.М., а также его защитников Назарова В.В. и Рябининой Е.З. на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 16 сентября 2013 года о выдаче Абдуллаева Н М-

года рождения, уроженца г.

компетентным органам Кыргызской Республики для привлечения к уголовной ответственности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления Абдуллаева Н.М и его защитников Назарова В.В. и Рябининой Е.З., возражения на апелляционные жалобы прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Полеводова С.Н., судебная коллегия

установила:

Абдуллаев Н.М. и его адвокат в соответствии со ст.463 УПК РФ обратились в Приморский краевой суд с жалобой на постановление Генеральной прокуратуры Российской Федерации о его выдаче в Кыргызскую Республику, указывая, что он не совершал никаких преступлений ни в Кыргызстане, ни в Рос сии, а его преследование кыргызскими властями осуществляется по сфабрикованному уголовному делу по этническим мотивам, так как он узбек по национальности. После межэтнического конфликта в 2010 г. в Кыргызстане систематически применяются пытки при расследовании уголовных дел, суды предвзято относятся к рассмотрению уголовных дел, что зафиксировано всеми международными организациями, исследующими ситуацию в Кыргызстане. Правоохранительные органы Кыргызстана путем фабрикации уголовных дел, пыток и угроз осуждения на большие сроки лишения свободы вымогают у родственников обвиняемых и подозреваемых лиц крупные суммы денег.

Абдуллаев Н.М. также утверждал, что в настоящее время он ищет убежища на территории Российской Федерации, обжалует в установленном законом порядке отказ Управления ФМС России по Приморскому краю в предоставлении ему статуса беженца.

Постановлением Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 года в удовлетворении жалобы Абдуллаева Н.М. и его защитников отказано.

В апелляционной жалобе защитник Рябинина Е.З. высказывает несогласие с принятым судом решением и просит постановление Приморского краевого суда и постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации признать незаконными, необоснованными и отменить, а производство по делу об экстрадиции Абдуллаева прекратить и из-под стражи его освободить.

Защитник утверждает, что вывод суда о несостоятельности доводов за щиты о нарушении Генеральной прокуратурой Российской Федерации Закона «О беженцах» не основан на нормах законодательства и противоречит разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2012 г. №11, данным по вопросам экстрадиции; вывод суда об отсутствии для Абдуллаева риска подвергнуться запрещенному обращению в случае экстрадиции противоречит материалам дела и толкованию Европейским Судом по правам человека Конвенции о защите прав человека и основных свобод; Приморский краевой суд не исследовал доводов защиты о том, что постановление об экстрадиции Абдуллаева вынесено на основании ненадлежащих документов запрашиваю щей стороны; постановлением Приморского краевого суда нарушено право Абдуллаева на защиту. При этом в обоснование своей жалобы защитник Рябинина Е.З. ссылается на материалы дела, а также на нормы российского и международного законодательства, на разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, полагая их нарушенными в деле Абдуллаева.

В апелляционной жалобе адвоката Назарова ВВ., поданной в защиту Аб­

дуллаева Н.М., содержится просьба об отмене постановления Приморского

краевого суда, о прекращении производства по данному делу и об освобожде- нии из-под стражи Абдуллаева Н.М. Постановление суда, а также постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о выдаче Абдуллаева Н.М. властям Кыргызской Республики для привлечения к уголовной ответственности адвокат Назаров ВВ. считает незаконными, необоснованны ми, нарушающими нормы российского законодательства (Федерального закона «О беженцах») и нормы международного права (Конвенции ООН «О статусе беженцев»), противоречащими разъяснениям Пленума Верховного Суда Рос сийской Федерации от 14.06.2012 г. №11 по вопросам экстрадиции, а также нарушающими права Абдуллаева Н.М. При этом в обоснование своих доводов адвокат приводит фактические обстоятельства дела, связанные с задержанием Абдуллаева Н.М., его обращениями в Федеральную миграционную службу по Приморскому краю о предоставлении ему статуса беженца, обжалованием данного решения миграционной службы; полагает, что суд первой инстанции не обоснованно отверг доводы стороны защиты о фабрикации правоохранительными органами Кыргызской Республики уголовного дела в отношении Абдуллаева. Адвокат Назаров ВВ. высказывает сомнение в том, что на территории Кыргызской Республики Абдуллаев Н.М., в случае его выдачи, будет преследоваться только за те преступления, которые указаны в запросе Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики; обращает внимание на нарушение судом ч.9 ст.463 УПК РФ и ст.389.4 УПК РФ в части ошибочного указания срока об жалования судебного решения в апелляционном порядке.

Абдуллаев Н.М. в апелляционной жалобе просит постановление Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 года отменить, признать решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации о его выдаче властям Кыргызской Республики незаконным и освободить его из-под стражи. Обращает внимание на то обстоятельство, что обжалуемые им решения Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Приморского краевого суда вынесены до рассмотрения его жалобы на решения Федеральной миграционной службы Российской Федерации, отказавшей в предоставлении ему статуса беженца; процедура по лучения им статуса беженца, как заявляет Абдуллаев, до настоящего времени не завершена; утверждает, что его выдача в Кыргызскую Республику повлечет за собой применение к нему, как к этническому узбеку, пыток и другого недопустимого обращения.

Старшим прокурором отдела управления по надзору за уголовно процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью Ким А.В. поданы возражения на апелляционные жалобы защитников Абдуллаева Н.М., доводы которых прокурор считает необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Абдуллаев Н.М. и его защитники Назаров ВВ. и Рябинина Е.З. в заседании суда апелляционной инстанции поддержали доводы апелляционных жалоб и просили жалобы удовлетворить.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Полеводов С.Н. возражал против доводов жалоб, полагая, что при вынесении постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 16 сентября 2013 года, а также постановления Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 года не было допущено нарушений закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Как установлено судом, в производстве прокуратуры г.Ош Ошской области Кыргызской Республики находится уголовное дело по обвинению Абдуллаева в совершении преступлений, предусмотренных ст.233 ч. 1,2,3, ст.241 ч. 1,2,4, ст.28-97 ч.2 п.п.9,15 УК Кыргызской Республики.

Абдуллаев обвиняется в том, что 10.06.2010 г. примерно в 21 час в г во время массовых беспорядков имевших место в период с 10 по 17 июня 2010 г., на почве межнациональной вражды между лицами кыргызской и узбекской национальности, вооружившись металлическими прутьями и палками, организовал и призывал граждан узбекской национальности к массовым беспорядкам и насилию над гражданами кыргызской национальности и убийствам, а также активно призывал к неподчинению законным требованиям представителей власти.

Продолжая свои преступные действия, Абдуллаев 10.06.2010 г. примерно в 21 час в г войдя в преступный сговор с группой лиц узбекской национальности, вооружившись неустановленным следствием огнестрельным оружием модели «АК-74» и холодным оружием (ножами) перегородили бетонной перегородкой автомобильную дорогу, расположенную в районе домов №№ по ул. , с целью умышленного убийства граждан кыргызской национальности проезжающих и проходящих по указанной дороге, но свой умысел не смог довести до логического завершения по независящим от него и его сообщников обстоятельствам.

Продолжая свои преступные действия, Абдуллаев с целью доведения своего умысла на совершение убийства граждан кыргызской национальности на почве межнациональной вражды между лицами кыргызской и узбекской национальности, 13.06.2010 г. примерно в 15 часов в г. вместе с группой лиц узбекской национальности, по предварительному сговору на центральном рынке, вооруженный огнестрельным оружием модели «АК-74», а его сообщники металлическими прутьями, палками и ножами, напали на М . Абдуллаев приставив ему в область головы огнестрельное оружие, угрожая убийством по валил М на землю, и находившееся вместе с Абдуллаевым неизвестное лицо нанесло М два ножевых удара в область шеи, причинив тяжкий вред здоровью. Увидев сотрудников правоохранительных оргднов, все скрылись, не доведя до конца свой преступный умысел по независящим от них обстоятельствам, так как потерпевшему М в областной больнице была оказана необходимая медицинская помощь.

16.06.2011 г. руководителем следственной группы по прокуратуре Ошской области Кыргызской Республики вынесено постановление о привлечении Абдуллаева в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 233 4.1,2,3; ст.241 ч. 1,2,4; ст.28-97 ч.2 п.п.9, 15 УК Кыргызской Республики.

16.06.2011 г. Ошским городским судом в отношении Абдуллаева заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и в тот же день он был объявлен в розыск.

15.08.2013 г. следователем прокуратуры г. и области Кыргызской Республики вынесено новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого по тем же эпизодам по ст.233 ч. 1,2,3; ст.241 ч. 1,2,4; ст.28- 97 ч.2 п.п.9,15 УК Кыргызской Республики.

14.03.2013 г. в соответствии с требованием ст.61 Минской Конвенции от 22.01.1993 г. «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским семейным и уголовным делам» Абдуллаев был задержан на территории Рос сийской Федерации в г. края и 16.03.2013 г. постановлением судьи Артемовского городского суда Приморского края ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В соответствии с требованиями ст. 5 6 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 г., в связи с задержанием Абдуллаева на территории Российской Федерации Генеральная прокуратура Кыргызской Республики 5.04.2013 г. обратилась в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с запросом о выдаче Абдуллаева для привлечения его к уголовной ответственности.

После поступления соответствующего требования о выдаче срок содержания Абдуллаева под стражей неоднократно продлевался в установленном за коном судебном порядке для обеспечения выдачи Абдуллаева запрашивающей стороне, последний раз продлен 13.09.2013 г. судьей Ленинского районного су да г. Владивостока до 12 месяцев 00 суток, то есть до 14.03.2014 г. включительно.

16.09.2013 г. в порядке установленном ст.ст. 56, 57, 66 и 67 упомянутой выше Конвенции, а также ст.ст. 462 и 463 УПК РФ, после проверки представ ленных материалов заместителем Генерального прокурора Российской Федерации удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики о выдаче Абдуллаева для привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ст.23,3 ч.1,2; 241 ч.1,2;ст.28-97 ч.2 п.9,15 УК Кыргызской Республики. Отказано в выдаче Абдуллаева для привлечения к уголовной ответственности по ст.233 ч.З УК Кыргызской Республики, поскольку по российскому законодательству это преступление соответствует ст.212 ч.З УК РФ со сроком давности привлечения к уголовной ответственности 2 года который в настоящее время истек и по ст.241 ч.4 УК Кыргызской Республики поскольку вмененные ему деяния (незаконное приобретение и ношение холодного оружия) по российскому законодательству уголовно ненаказуемы, о чем вынесено соответствующее постановление.

В соответствии со ст.462 ч.5 УПК РФ Абдуллаев был письменно уведомлен заместителем Генерального прокурора Российской Федерации о принятом решении о его выдаче и разъяснено право на обжалование данного решения.

При решении вопроса о законности выдачи Абдуллаева Н.М. властям Кыргызской Республики для уголовного преследования Приморский краевой суд обоснованно руководствовался положениями ч. 1 ст.462 УПК РФ, согласно которой Российская Федерация в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основе принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, для уголовного преследования или исполнения приговора за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

Как установлено судом, и это обстоятельство не оспаривается в апелляционных жалобах, Абдуллаев Н.М. является гражданином Кыргызской Республики, российского гражданства не приобретал, убежище на территории Российской Федерации в установленном законом порядке ему не представлялось, и статуса беженца он не приобрел.

Препятствий к его выдаче, предусмотренных статьей 464 УПК РФ, прокуратурой Российской Федерации не выявлено и судом первой инстанции не установлено.

Судом сделан правильный вывод о том, что решение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации об экстрадиции Абдуллаева Н.М является законным и обоснованным, соответствует Минской Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22 января 1993 г. и ст. ст. 461, 462 УПК РФ.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе и тех, на которые Абдуллаев Н.М. и его защитники ссылались в судах первой и апелляционной инстанций, Генеральной прокуратурой Российской Федерации и При морским краевым судом не допущено.

Доводы Абдуллаева Н.М. и его защитников: о нарушении права Абдуллаева Н.М. на защиту в связи с не вручением постановления Генеральной прокуратуры Российской Федерации о его выдаче властям Кыргызстана; о принятии решения об экстрадиции в нарушение федерального закона «О беженцах» и на основании ненадлежащих документов; о недостатках представленных за прашивающей стороной документов, касающихся привлечения Абдуллаева Н.М. к уголовной ответственности; о существовании для Абдуллаева Н.М. (как этнического узбека) серьезного риска быть подвергнутым пыткам и иному запрещенному нормами международного права обращению, а также о непредставлении кыргызской стороной гарантий гуманного обращения с Абдуллаевым в случае его экстрадиции; о вымогательстве должностными лицами право охранительных органов Кыргызстана средств у родственников, обвиняемых в причастности к событиям июня 2010 г.; о распространении в Республике Кыргызстан практики применения пыток и другого жестокого обращения при рас следовании уголовных дел в отношение лиц, обвиняемых в причастности к массовым беспорядкам в июне 2010 г.; о несоблюдении в запрашивающем вы дачи заявителя государстве минимальных гарантий, предусмотренных между народными договорами о защите прав человека и основных свобод; о коррумпированности правоохранительных и следственных органов Кыргызской Республики; о вынесении Генеральной прокуратурой Российской Федерации по становления об экстрадиции на основании сфальсифицированных кыргызской стороной документов и другие доводы, аналогичные тем, которые приведены в апелляционных жалобах - были предметом рассмотрения суда первой инстан- ции и получили надлежащую оценку в обжалуемом стороной защиты постановлении Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 года.

Отвергая доводы стороны защиты о риске для Абдуллаева Н.М. подвергнуться пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения в случае его выдаче властям Кыргызской Республики Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отмечает следующее.

Судебная коллегия принимает во внимание аргументы стороны защиты Абдуллаева Н.М. и представленные ею документы, в том числе - Заключительные замечания по второму периодическому докладу Кыргызстана, принятые Комитетом против пыток ООН (далее - Комитет) на его 51-й сессии 28 октября - 22 ноября 2013 г., в которых Комитет выражает озабоченность и серьезную обеспокоенность по вопросам безнаказанности широко распространенных актов пыток и жестокого обращения, остающихся нерасследованными властями Кыргызской Республики, в том числе по отношению к лицам, лишенным свободы, а также обеспокоенность сообщениями о том, что расследования, преследования, осуждения и наказания, назначенные в связи с событиями июня 2010 г., были преимущественно направлены против лиц узбекского происхождения.

Вместе с тем, данное обстоятельство, само по себе не может быть при знано достаточным для отказа в экстрадиции Абдуллаева Н.М. в Кыргызскую Республику для привлечения к уголовной ответственности.

Согласно статье 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года (далее - Конвенции против пыток), ни одно государство - участник не должно высылать, возвращать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток. Для определения наличия таких оснований компетентные власти принимают во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая, в соответствующих случаях, существование в данном государстве постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека.

Участником указанной Конвенции против пыток является и Кыргызская Республика, которая несет в связи с этим международные обязательства по выполнению требований международного договора и, следовательно, как участник Конвенции, при организации работы органов государственной власти (в том числе правоохранительных органов, расследующих уголовные дела) не может не учитывать указанные выше замечания Комитета против пыток ООН.

Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что в указанных замечаниях Комитета против пыток содержатся и позитивные аспекты, которые были отмечены Комитетом за период после рассмотрения первоначального доклада государства-участника (Кыргызстана), который ратифицировал ряд международных договоров и присоединился к ним, в частности - Факультативный протокол к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (29 декабря 2008 года).

Из материалов дела видно, что инкриминированные Абдуллаеву Н.М правоохранительными органами Кыргызской Республики деяния относятся к преступлениям против общественной безопасности, а также против жизни и здоровья граждан.

Его уголовное преследование, вопреки утверждениям стороны защиты не связано с политикой данного государства и с преследованием властями (правоохранительными органами Кыргызстана) каких-либо групп граждан, в том числе и этнических узбеков.

Неотвратимость уголовного преследования и наказания за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Феде рации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица, является одним из важнейших общепризнанных международных принципов сотрудничества государств в сфере уголовного судопроизводства.

Положения статьи 3 Конвенции против пыток, в соответствии с которой ни одно государство - участник не должно высылать, возвращать или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток, означают необходимость проверки не только фактов наличия или отсутствия в данном государстве грубых и массовых нарушений прав человека, но подразумевают выяснение одного из ключевых (главных) вопросов - наличие или отсутствие в таком государстве риска применения пыток (или иного бесчеловечного, унижающего достоинство обращения или наказания) выдаваемому лицу лично.

При этом такая угроза должна быть реальной, фактической и прогнозируемой.

Согласно правовым позициям Комитета против пыток ООН, изложенным в ряде его решений по сообщениям (№ 203/2002, А.Р. против Нидерландов, решение, принятое 14 ноября 2003 года, пункт 7.3; № 282/2005, С.П.А. против Канады, решение, принятое 7 ноября 2006 года; № 285/2006, А.А. и др. против Швейцарии, решение, принятое 10 ноября 2008 года, пункт 7.6; № 333/2007, Т.Н. против Канады, решение, принятое 15 ноября 2010 года; № 344/2008, А.М.А. против Швейцарии, решение, принятое 12 ноября 2010 года; № 350/2008, Р.Т.-Н. против Швейцарии, решение, принятое 3 июня 2011 года пункт 8.4.; № 385/2009: М.А.Ф. и др. против Швеции, решение, принятое 23 ноября 2012 года; №467/2011, У.В.К и др. против Швейцарии, решение, принятое 31 мая 2013 г.; и др.) «существование в какой-либо стране постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека само по себе не является достаточным основанием для того, чтобы установить, что данному лицу угрожает применение пыток после его возращения в эту страну. Для определения наличия личной угрозы данному лицу должны существовать дополнительные основания, то есть существовать и другие причины, дающие основания полагать, что этому лицу будет лично грозить опасность. В то же время отсутствие постоянной практики грубых и систематических нарушений прав человека

не означает, что то или иное лицо не может быть подвергнуто пыткам в какой-

либо конкретной ситуации».

Комитет, ссылаясь на свои замечания общего порядка, отмечал, что необходимо «оценивать наличие серьезных оснований полагать, что заявителю может угрожать применение пыток в случае его высылки в соответствующую страну, и при оценке этого риска не следует брать за основу критерий высокой степени вероятности, но такая опасность должна угрожать заявителю лично и быть реальной»; «для определения наличия личной угрозы данному лицу должны существовать дополнительные основания».

В этой связи, Комитет в своих решениях отметил, что для целей статьи 3 Конвенции угроза применения пыток, которым может подвергнуться соответствующее лицо в случае возвращения, не может носить мнимый характер (то есть являться умозрительным предположением или подозрением), а должна быть "прогнозируемой, предсказуемой, реальной и личной".

Материалы, представленные Генеральной прокуратурой Российской Федерации, на основе которых принято решение об экстрадиции Абдуллаева Н.М., не содержат сведений, свидетельствующих о наличии риска лично для Абдуллаева, в случае его экстрадиции, быть подвергнутым пыткам, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Как установлено судом, Генеральная прокуратура Кыргызской Республики, обращаясь с просьбой о выдаче Абдуллаева, гарантирует соблюдение в от ношении него норм международного права и уголовного законодательства, а именно: предоставление надлежащей защиты, включая юридическую помощь адвокатов; без согласия Генеральной прокуратуры Российской Федерации он не будет выдан третьему государству, привлечен к уголовной ответственности подвергнут наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое он не был выдан; Абдуллаев не будет подвергаться пыткам, жестоким, бесчеловечным, унижающим достоинство видам обращения или наказания, согласно требованиям Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10.12.1984 г.; пре следование Абдуллаева осуществляется за совершение уголовного преступления, и настоящее ходатайство о его выдаче не имеет цели преследования по по литическим мотивам, расовой принадлежности, национальности, вероиспове дованию или политическим взглядам; после окончания судебного разбирательства, а в случае вынесения обвинительного приговора - после отбытия наказания Абдуллаев сможет свободно покинуть территорию Кыргызской Республики; российским дипломатическим представителям будет обеспечена возможность посещения Абдуллаева по месту содержания под стражей.

Из указанных гарантий кыргызской стороны следует, что Абдуллаев привлекается к ответственности в порядке, предусмотренном уголовно процессуальным законодательством; его преследование не носит политический характер и не связано с его национальностью.

Абдуллаев Н.М. и его защитники не представили суду никаких существенных (веских) доказательств того, что властями Кыргызской Республики к

нему могут быть применены пытки, бесчеловечное или унижающее человече­

ское достоинство обращение или наказание, а также что он может подвергнуть- ся преследованию по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям.

Как следует из имеющихся в материалах дела объяснений Абдуллаева Н.М. (в том числе, данных им в суде первой инстанции), он не принадлежит к какой-либо политической или иной партии, организации или группировке, находящихся в оппозиции к существующей в Кыргызстане власти и (или) преследующихся данной властью.

Сам он лично, проживая в Кыргызстане, не подвергался пыткам или иному бесчеловечному обращению со стороны должностных лиц органов власти на территорию Российской Федерации он прибыл в марте 2012 г., то есть спустя 1 год и 9 месяцев после инкриминированных ему событий, произошедших в июне 2010 г. в г Кыргызской Республики. При этом в его родной стране (в Кыргызской Республике) остались проживать жена и дочь.

Доказательств того, что Абдуллаев Н.М. или его родственники преследуются кыргызскими властями - должностными и иными официальными лица ми, выступающими в качестве представителей власти и правоохранительных органов, стороной защиты суду не представлено.

Само по себе утверждение Абдуллаева о том, что он является «лидером узбекской диаспоры» и относится к этническим узбекам, в связи с чем опасается быть подвергнутым репрессивному уголовному преследованию и несправедливому правосудию в своей стране - является его предположением, которое ни чем не подтверждено, поэтому не может быть признано достаточным основанием для вывода о том, что в Кыргызстане для него лично существует реальная угроза быть подвергнутым пыткам или иному бесчеловечному обращению, в случае его выдачи.

Что касается доводов стороны защиты о нарушении Генеральной прокуратурой Российской Федерации прав Абдуллаева Н.М. как лица, ищущего убежище в Российской Федерации, а также Федерального закона «О беженцах» и норм международного права (Конвенции ООН «О статусе беженцев»), то эти доводы были предметом обсуждения суда первой инстанции и обоснованно отвергнуты в обжалуемом постановлении Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 г.

Из представленных суду Генеральной прокуратурой Российской Федерации материалов следует, что сам Абдуллаев до его задержания с целью выдачи не обращался в официальном порядке (в письменном виде) к властям Российской Федерации с просьбой о предоставлении ему убежища, признании его беженцем или о приобретении гражданства Российской Федерации.

После задержания, содержась под стражей, он 16.04.2013 г. обратился в УФМС России по Приморскому краю с ходатайством о признании его беженцем на территории Российской Федерации.

Решением Управления Федеральной миграционной службы России по Приморскому краю от 28.06.2013 г. Абдуллаеву отказано в признании беженцем на территории Российской Федерации.

Данное решение он обжаловал сначала вышестоящему должностному лицу, а затем и в судебном порядке.

Правомерность этого отказа подтверждается решением Заместителя руководителя ФМС России №1241 от 24.09.2013 г. в связи с проверкой жалобы Абдуллаева на решение УФМС России по Приморскому краю от 28.06.2013 г., а также вынесенным впоследствии решением Басманного районного суда г.Москвы от 22 января 2014 г.

То обстоятельство, что на момент принятия Генеральной прокуратурой Российской Федерации решения о выдаче Абдуллаева Н.М. решение УФМС России по Приморскому краю от 28.06.2013 г. не вступило в силу, поскольку было им обжаловано в установленном законом порядке, не является основанием к отмене постановления Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 года.

По смыслу статьи 463 УПК РФ, вопрос о законности и обоснованности решения о выдаче разрешается исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия такого решения.

На момент принятия Генеральной прокуратурой Российской Федерации решения о выдаче Абдуллаева Н.М. (т.е. на 16 сентября 2013 г.) уже было принято решение УФМС России по Приморскому краю от 28 июня 2013 г., со гласно которому Абдуллаеву отказано в признании беженцем на территории Российской Федерации.

Как правильно отмечено судом, данное обстоятельство (обжалование решения УФМС России по Приморскому краю) не должно влечь за собой отложение рассмотрения жалобы на решение о выдаче, поскольку признание судом такого решения законным и обоснованным не обуславливает в дальнейшем фактическую передачу лица запрашиваемому государству до разрешения соответствующего ходатайства либо до окончания процедуры обжалования при наличии отказа в удовлетворении такого ходатайства.

Это означает, что до завершения процедуры обжалования решения УФМС России по Приморскому краю от 28.06.2013 г. (то есть до вступления его в силу) фактическая передача (выдача) Абдуллаева Н.М. властям Кыргызской Республики не может быть осуществлена.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами защиты о фабрикации уголовного дела в отношении Абдуллаева Н.М. властями Кыргызской Республики.

Данные доводы были тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты в постановлении Приморского краевого суда.

Утверждение защитников о том, что ошибочное указание в постановлении суда на срок его обжалования (в течение 7 суток вместо 10 суток) повлекло за собой нарушение права на защиту Абдуллаева Н.М. - неосновательно.

Как следует из материалов дела, Абдуллаев Н.М. и его защитники воспользовались правом подачи мотивированных апелляционных жалоб.

При этом они имели возможность подать дополнительные апелляционные жалобы не позднее, чем за 5 суток до начала судебного заседания (ч.4 ст.389

УПК РФ).

Таким образом, учитывая, что обжалуемое постановление Приморского краевого суда было вынесено 1 ноября 2013 г., а апелляционное рассмотрение дела назначено на 30 января 2014 г. - нет оснований утверждать о нарушении права на защиту Абдуллаева, поскольку и у него, и у его защитников было достаточно времени для подачи в суд апелляционной инстанции мотивированных апелляционных жалоб.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 38920, 38928 УПК РФ УПК РФ, судебная коллегия

определила:

постановление Приморского краевого суда от 1 ноября 2013 года в отношении Абдуллаева Н М оставить без изменения, а его апелляционную жалобу и жалобы его защитников - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 29 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта