Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-АПУ14-38 от 25.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 20-АПУ14-38

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е г. Москва 25 декабря 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Истоминой Г.Н судей Таратуты И.В. и Климова А.Н при секретаре Барченковой М.А с участием государственного обвинителя — старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Абрамовой З.Л., защитников осужденных Бейбутова А.И. и Баранова А.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Алиева СМ., Гусейнова М.Р. и адвоката Бейбутова А.И. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 21 августа 2014 года, которым

Алиев С М

несудимый осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет, с ограничением свободы на 1 год, по ч. 1 ст. 112 УК РФ сроком на 2 года, по ч. 1 ст. 222 УК РФ сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 16 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

Гусейнов М Р

несудимый осужден по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка.

Алиев СМ. осужден за убийство на почве личных неприязненных отношений М за умышленное причинение вреда средней тяжести здоровью М за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.

Гусейнов М.Р. осужден за причинение легкого вреда здоровью М

Преступления совершены ими 16 июля 2012 года в г Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание приговора и доводы апелляционных жалоб, выступление осужденного Алиева СМ., защитников осужденных адвокатов Бейбутова А.И. и Баранова А.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб выступление государственного обвинителя Абрамовой З.Л полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Гусейнов М.Р., не оспаривая факта причинения легкого вреда здоровью М считает неправильной квалификацию его действий по ст. 115 УК РФ Утверждает, что действовал в состоянии необходимой обороны и эти его доводы не опровергнуты. Инициатором конфликта был потерпевший М который первым по незначительному поводу напал на него, в связи с чем он вынужден был защищаться.

М владел навыками ведения рукопашного боя, значительно превосходил его в физической силе, росте, весе, но он до последнего не применял в отношении него нож. Лишь после того, как ему было причинено огнестрельное ранение спины, он применил нож.

Факт превосходства М в физической силе подтвержден показаниями потерпевшего И свидетелей А ,С

Он не имел намерения причинить вред здоровью М , нож достал в ходе драки после того, как раздались выстрелы.

2

Внезапность нападения М создала для него сложную обстановку, в связи с чем он, защищая свою жизнь и здоровье, применил насилие к потерпевшему, действуя в состоянии необходимой обороны.

С учетом этих обстоятельств, а также разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 года просит приговор отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Бейбутов А.И. в защиту осужденного Алиева С. указывает, что суд при вынесении приговора не учел существенные обстоятельства, которые могли повлиять на исход дела Выводы суда не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами, которым суд дал неправильную оценку.

Полагает, что вывод суда о том, что мотивом убийства явились неприязненные отношения с М не нашел подтверждения в судебном заседании.

Допрошенные по делу свидетели, а также потерпевшие не показывали о наличии между Алиевым С. и потерпевшим каких-либо неприязненных отношений, наоборот указывали, что они были в дружеских отношениях.

Лишь свидетель С утверждал, что якобы Алиев С. не поздоровался с М и это последнему не понравилось.

На основании показаний свидетеля С а также показаний свидетеля М суд сделал вывод о мотиве преступления.

Между тем показания С иМ относительно мотива убийства М опровергаются показаниями свидетеля А который пояснил, что видел, как Алиев поздоровался с кем-то, протянув руку через окно автомашины, показаниями осужденных Алиева и Гусейнова.

Суд указанным обстоятельствам в приговоре не дал никакой оценки неполно привел в приговоре показания свидетеля А и не указал, почему отдал предпочтение показаниям С

Не дал суд оценки и существенным противоречиям в показаниях свидетелей С М А свидетеля под псевдонимом П Подробно приводя содержание показаний указанных свидетелей, в жалобе обращается внимание на то, что свидетели по-разному описывают обстоятельства производства Алиевым выстрелов, их показаниях имеются противоречия по дистанции выстрела по месту нахождения Алиева в момент выстрела относительно потерпевшего, о том, в какой руке правой или левой держал Алиев пистолет.

Показания засекреченного свидетеля « » приведены в приговоре неполно, не указано, что свидетель показала, что Алиев С держал пистолет левой рукой, а за воротник держал потерпевшего правой рукой.

3

Помимо этого показания свидетеля А полностью опровергают показания С М и показания свидетеля под псевдонимом ».

Приводя содержание показаний свидетеля А в ходе предварительного следствия, автор жалобы указывает на наличие противоречий в его показаниях относительно места нахождения Алиева в момент производства выстрелов, а также места нахождения свидетелей С , М которым суд в приговоре не дал оценки, хотя и привел последние показания свидетеля в приговоре.

В нарушение требований ст. 389.16 УПК РФ суд не указал в приговоре, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих значение для выводов суда, принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Показания свидетеля С о дистанции и механизме выстрела Алиевым С. в область груди, которым причинена смертельная рана, противоречат и другим доказательствам по делу:

заключению медико-криминалистической экспертизы от 16.10.12 г согласно которому сквозное повреждение переда рубашки М является огнестрельным входным, причиненным оболочным снарядом при выстреле с неблизкой дистанции;

показаниям эксперта Г о том, что выстрел в грудь М произведен с неблизкого расстояния, которое для оболочных снарядов среднего калибра превышает 150 см.;

заключению медико-криминалистической экспертизы № 158 от 22.03.13 г. в соответствии с которым возможность причинения огнестрельного ранения передней поверхности грудной клетки М при демонстрируемых в ходе следственного эксперимента Султановым Х.А. обстоятельствах маловероятна, исходя из того, что расстояние от дульного среза пистолета до поражаемой области противоречит фактически установленным данным.

В связи с этими обстоятельствами в ходе предварительного следствия с участием свидетеля С проводились следственные эксперименты, в результате которых установлено, что Алиев С стрелял в М держа пистолет перед собой на уровне плечевого пояса с расстояния 50 - 82 см., проведена судебно баллистическая экспертиза и получено угодное для следствия заключение согласно которому огнестрельные повреждения на трупе М могли быть причинены при обстоятельствах, изложенных и продемонстрированных свидетелем С в ходе следственных экспериментов с его участием от 20.03.13 г. и 03.04.13 г.

Суд, хотя исключил из доказательств обвинения указанные два заключения экспертов, однако, несмотря на это, признал доказанной вину Алиева С. в совершении убийства М что не соответствует действительным обстоятельствам дела.

4

С учетом показаний экспертов Г иГ о том что расстояние, с которого произведен выстрел, составляет свыше 150 см а также заключения судебно-биологической экспертизы № 42 от 30.01.14 г. об отсутствии на рубашке потерпевшего в области плеча и ворота следов пота, который мог произойти от Алиева С , автор жалобы считает, что показания С не могут быть приняты во внимание т.к. они не соответствуют другим доказательствам.

Анализируя заключение судебно-химической экспертизы № 264/3 от 27.03.13 г. и заключение медико-криминалистическая экспертиза № от 16.10.2012 г., сопоставляя их с показаниями экспертов Г и Г отмечает наличие в выводах экспертов противоречий о дистанции выстрела, в связи с чем ставит под сомнение основанный на заключении судебно-химической экспертизы от 27.03.13 г. вывод суда об отсутствии на одежде потерпевшего признаков неблизкого выстрела.

Вывод суда относительно того, что преградой во время драки могла быть одежда Гусейнова М.Р., которая могла иметь признаки близкого выстрела считает несостоятельным, поскольку показаниями свидетелей обвинения - С засекреченного свидетеля А и М , установлено, что во время выстрела в область груди М Гусейнов М.Р. находился под потерпевшим и спиной к Алиеву С , в связи с чем одежда Гусейнова М.Р. не могла быть первой преградой.

Кроме того, выдвигая такой довод, который не был предметом судебного разбирательства, суд выступает в качестве специалиста криминалиста либо баллиста, что недопустимо.

Со ссылкой на протокол осмотра места происшествия от 16.07.12 г из которого следует, что гильзы и пули ни от выстрелов, произведенных Алиевым С ни от выстрелов, произведенных С не обнаружены считает недоказанным факт производства С выстрелов из травматического пистолета.

Приводя показания свидетеля С о том, что один фрагмент пули и 1 гильзу, которые она обнаружила на месте происшествия она передала оперуполномоченному К а вторую гильзу отдала Л отмечает, что к материалам приобщен только 1 фрагмент и 1 гильза, куда делать вторая гильза неизвестно, в материалах дела по этому поводу нет никакой информации.

Анализируя заключения эксперта по исследованию 1 фрагмента пули и 1 гильзы, показания подсудимого Гусейнова М.Р. об обстоятельствах получения касательного огнестрельного ранения спины после которого он увидел направленный на него пистолет в руках С который, по его мнению, был боевым пистолетом заключения судебно-медицинского эксперта в отношении Гусейнова М считает несостоятельным обвинение Алиева в совершении убийства М

5

Полагает, что показания Алиева С о том, что он никаких выстрелов в М умышленно, с целью причинения ему смерти, не производил, никаких умышленных действий с целью причинения вреда здоровью М не предпринимал, не опровергнуты исследованными доказательствами.

Заключение комплексной судебно-баллистической трассологической экспертизы о том, что пуля, извлеченная из тела М и гильза обнаруженная на месте происшествия, могли составлять единый патрон носит вероятностный характер и не позволяет сделать категоричный вывод о том, что обнаруженная на месте происшествия гильза и извлеченная из тела М пуля, стреляны из одного экземпляра оружия.

Показания Алиева СМ., о том, что во время производства С выстрелов в него, одна пуля попала в дверь его автомашины, подтверждаются заключением криминалистической экспертизы, в соответствии с которым на задней правой двери автомашины в районе заднего замка имеется повреждение, которое могло образоваться при производстве стрельбы из огнестрельного оружия.

Все указанные обстоятельства и доказательства, указывают на невиновность Алиева в совершении умышленного убийства М на почве неприязненных отношений.

В конце судебного заседания Алиев С. добровольно выдал пистолет, который был у него в момент случившегося, принадлежность которого Алиеву установлена заключением генетической экспертизы № 106 от 07.07.14 г.

Согласно заключению комплексной дактилоскопической баллистической, трассологической, химической экспертизы от 17.06.2014 г. усматривается, что представленная на экспертизу пуля, извлеченная из тела М и одна гильза, выданная свидетелем С выстреляны не из пистолета, который был представлен Алиевым С, а из другого экземпляра оружия.

С учетом этого считает, что Алиев С. не стрелял в М с целью его убийства.

Однако, в ходе судебного разбирательства дела, после исследования самого пистолета по ходатайству стороны обвинения с целью производства опознания пистолета были допрошены свидетель С

и потерпевший М которые указали, что представленный Алиевым С. пистолет не является тем пистолетом, который был у него в тот день.

Считает, что вывод суда о том, что Аливым С. выдан в ходе судебного разбирательства дела другой пистолет, а не тот, который был у него в день происшествия, является голословным и предположительным.

6

Обращает внимание на то, что в приговоре неправильно отражены показания подсудимого Алиева С и Гусейнова М., дана неправильная оценка показаниям свидетеля С причина смерти М ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного заседания, не установлено.

Полагает, что несвоевременное оказание потерпевшему М

медицинской помощи могло явиться причиной смерти.

Алиевым С. признал причинение М повреждения с целью прекращения избиения Гусейнова М пистолетом, в связи с чем суду следовало переквалифицировать действий Алиева С. не на ч.1 ст. 105 РФ, а нач. 1 ст. 112 УК РФ, о чем и просила сторона защиты.

Не согласен автор жалобы и с выводом суда о виновности Алиева С в причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшего М .

Со ссылкой на показания потерпевшего М от 16.07.12 г от 08.08.12 г., в ходе судебного заседания, считает недоказанным наличие у Алиева умысла на причинение вреда здоровью потерпевшего.

Алиев С. в своих показаниях указывал о случайном выстреле в ходе борьбы за пистолет, утверждая, что не видел, где находился во время выстрела потерпевший, и куда ему попала пуля.

Считает, что в данном случае отсутствует основной признак состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, умысел.

Однако суд в своем приговоре не дал всем этим обстоятельствам никакой оценки, не указал, какими доказательствами подтверждается вина Алиева С. в причинении телесного повреждения М

Суду надлежало руководствоваться положениями ст. 28 УК РФ о невиновном причинении вреда М и оправдать Алиева С по ч. 1 ст. 112 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Назначенное осужденному наказание считает чрезмерно суровым, не соответствующем личности осужденного.

Судом установлено отсутствие в действиях Алиева С. отягчающих обстоятельств. Помимо этого суду следовало учесть, что Алиев С является единственным кормильцем в семье и на его иждивении находятся дети, что он является хорошим семьянином, каких- либо данных свидетельствующих о его отрицательном поведении в семье не установлено, напротив стороной защиты были представлены огромное количество характеристик и документов свидетельствующих о том, что он принимал активное участие в жизни граждан, в строительства памятников истории, организовывал мероприятия в связи с открытием этих памятников.

Просит приговор отменить и вынести по делу новый приговор переквалифицировав действия Алиева С. с ч. 1 ст. 105 УК РФ по

7

М на ч. 1 ст. 112 УК РФ, по обвинению в совершении преступления в отношении М и по ч. 1 ст. 222 УК РФ оправдать.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Алиев СМ., приводя в обоснование своей просьбы такие же доводы, что и в жалобе его защитника.

Подробно описывая события преступления, за которое он осужден утверждает, что не производил умышленных выстрелов в потерпевших М и М С целью предотвращения драки между М и Гусейновым он произвел выстрел из пистолета в воздух. Стоявший рядом с ним С вцепился ему в руку, пытаясь забрать у него пистолет, и в этот момент произошли два непроизвольных выстрела, после чего он услышал крик М о том, что он ранен в руку. Вырвавшись от С он стал убегать в сторону своей автомашины, увидев в этот момент дерущихся М и Гусейнова возле которых с пистолетом в руках стоял С , который произвел в него выстрел, при этом он хорошо видел вспышку огня и понял, что это боевой пистолет, похожий на «ТТ». От этого выстрела он впоследствии обнаружил повреждение на своей автомашине.

Только после этого он подошел к дерущимся и произвел выстрел в ногу М чтобы тот прекратил драку. В это время, когда он находился рядом с М и Гусейновым, С произвел в него выстрел, но не попал в него, так как он пригнулся. Полагает, что этим выстрелом С причинил смертельное ранение М

Утверждает, что выданный им пистолет именно тот, из которого он произвел выстрел в ногу М

Обращает внимание на то, что был занят открытием памятников

и готовился к их открытию 11 сентября, а потому у него не было времени на конфликты с М и он не имел причин его убивать.

С учетом этого считает приговор незаконным, постановленным в отношении невиновного.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Алиев СМ., потерпевший И и его представитель адвокат Абдуразаков К.М. считают приговор законным, обоснованным и справедливым и просят оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном убийстве правильными, соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

8

Судом тщательно проверялись доводы Алиева, поддержанные и в апелляционных жалобах о непричастности Алиева к убийству М .

При этом суд правильно признал достоверными показания очевидца преступления С который прямо указал на Алиева как на лицо совершившее убийство М путем производства в него двух выстрелов из пистолета.

Так, из показания свидетеля С следует, что между Алиев и М разговаривали на повышенных тонах, высказывали друг другу претензии, затем Алиев С, выразившись нецензурно, достал пистолет и выстрелил в сторону М рядом с которым стоял М Этим выстрелом Алиев С. попал в руку М После первого выстрела он пытался отобрать пистолет у Алиева С , но не смог, так как тот был опытен, держал дистанцию, не давал ему возможности выхватить у него пистолет.

В это время М и Гусейнов уже дрались между собой, он видел, что Гусейнов М.Р. наносил удары ножом М в область таза. М был физически сильнее, подмял Гусейнова М. под себя и не давал возможности наносить удары. Алиев С подбежал к М и стал стрелять в него в область ног, находясь сбоку от М при драка продолжалась и понемногу перемещалась в сторону, Алиев С. оказался сзади Гусейнова М., лицом к М Алиев, придерживая за ворот М который был в согнутом положении, так как он держал под собой Гусейнова М., направил пистолет на М и выстрелил. М упал на колени, когда Гусейнов М. вылез из-под него, М упал на землю. После этого Алиев С. отбежал и стал садиться в машину. Когда М упал на землю, он увидел Гусейнова М. с голым торсом с ножом в руке. У него был с собой травматический пистолет, из которого он произвел выстрелы в воздух.

Увидев, что М лежит раненый на земле, он подбежал к машине Алиева С, открыл заднюю дверь, и сказал, что нужно отвезти М в больницу, но Алиев С. не отреагировал на просьбу и уехал с места происшествия. К этому времени М который в связи с ранением забегал к себе домой, уже вышел на улицу. Он с М иА отвезли М в больницу на его машине.

Сколько раз выстрелил Алиев СМ., во время драки не может сказать точно, в первый раз выстрелил, когда ранил в руку М после этого еще 3 или 4 раза стрелял. У него самого был с собой травматический пистолет Стечкина, на ношение которого имел разрешение. В магазине помещается 10 патронов, после происшествия оставалось 8 патронов следовательно, он сам стрелял 2 раза.

9

По поводу расстояния, с которого Алиев произвел выстрелы в М свидетель С пояснил, что точно назвать его не может.

Свои показания на предварительном следствии, в которых по разному указано расстояние, с которого был произведен выстрел в М в область груди, С объяснил тем, что, видимо не читал эти показания до конца, не придавал этому значения. Во время следственных экспериментов он показывал примерное расположение участников конфликта, а расстояние измерял следователь, почему, по разному мерили, он не может объяснить. Он рассказывал следователю, как все происходило.

В судебном заседании свидетель С уточнил, что на следственных экспериментах расстояние около 50 и 80 см. указано неправильно, что указать точно расстояние, с которого Алиев произвел выстрел в М в область груди, он не может, возможно было около 20 или 30 см.

Показания свидетеля С об обстоятельствах получения ранения М и драки с Гусейновым соответствуют показаниям других очевидцев преступления.

Так, свидетель А пояснил в суде, что, выполняя работы по строительству дома М 16.07.2012 г., он услышал выстрелы и выбежал на улицу. Там он увидел дерущихся между собой М и Гусейнова М. При этом М как бы подмял под себя Гусейнова, было также заметно, что М был ослаблен навалился на Гусейнова, чтобы не упасть. Драка происходила между двумя машинами, из которых одна машина Алиева, вторая, как потом стало известно, принадлежала Гусейнову. Гусейнов, находясь под М.,

наносил ему удары рукой. Он видел лишь движения руки, потом понял что в руке у Гусейнова был нож, которым наносил М удары Сзади Гусейнова за его спиной и лицом к М находился Алиев С, который левой рукой держал М за ворот, а в правой руке Алиева был пистолет, направленный в сторону М но выстрела при этом не слышал. М в это время забегал к себе домой, как бы «нырнул» в ворота своего дома. Затем Алиев пошел к машине, Гусейнов вылез из-под М и отошел, а М упал лицом вниз на землю. Алиев С. побежал к своей машине со стороны водителя и произвел несколько выстрелов в сторону С поверх своей машины. Всего было 3 или 4 выстрела. С тоже стрелял в сторону Алиева из пистолета, сделал 2 или 3 выстрела.

В тот момент, когда Алиев СМ., находясь возле своей машины со стороны водителя, стрелял в сторону С последний находился с правой стороны машины Алиева, в 2-3 метрах от нее, как бы уклонялся от выстрелов, отходил назад, кричал Алиеву: «хватит», просил

10

остановиться, также производил из своего пистолета выстрелы, он стрелял не в людей, первый выстрел произвел в воздух, затем в землю, находясь от дерущихся на расстоянии около 3-4 метра, всего произвел 2-3 выстрела.

Какие были пистолеты у Алиева С. и С не обратил внимания. Пистолет у С он увидел после того, как Алиев побежал к своей машине, открыл дверь, и стал стрелять.

Когда Алиев сел за руль машины, С открыл дверь машины с правой стороны и просил Алиева отвезти М в больницу, но Алиев уехал. М лежал без движения и истекал кровью, он его перевернул, чтобы оказать помощь. Он с С и М отвезли М в больницу.

М врачи отправили в какую-то больницу, чтобы зашили рану на руке. Он считает, что, судя по тому, как располагались участники события относительно друг друга, ранение М мог причинить только Алиев. Ранение у Гусейнова М.Р. он не видел. У М рука была в крови, он объяснял, что когда Алиев начал стрелять, попал ему в руку.

Свидетель « , допрошенная в судебном заседании в условиях, исключающих визуальное наблюдение, пояснила, что 16 июля 2012 года у дома № по улице М она увидела М Алиева, М и еще двоих, которых видела впервые (Гусейнова и С ). Между М и Гусейновым произошла ссора и они стали драться. В это время Алиев вытащил пистолет из-за брюк и сделал несколько одиночных выстрелов, попал в М который крикнул что его ранило в руку, и побежал в сторону своего дома. Когда С преградил дорогу Алиеву и стал удерживать, Алиев направил на него пистолет и потребовал пропустить, и тот уступил Алиеву.

В это время Гусейнов вытащил нож и стал наносить удары М Алиев подбежал к М с левой стороны и произвел выстрел, она не видела куда выстрелил. Между Алиевым и М не было метра. После этого Алиев выстрелил в М держа то ли за шею, то ли за воротник. В это время М и Гусейнов еще боролись После этого выстрела М упал лицом вниз и больше не поднимался.

С тоже вытаскивал пистолет и сделал несколько выстрелов он стрелял в воздух. Кроме подсудимого Алиева СМ., в сторону М никто больше не стрелял. Алиев также размахивал пистолетом перед С и говорил ему, чтобы не вызывал полицию Алиев крикнул Гусейнову, что нужно уезжать, и сел за руль черной автомашины. Гусейнов сел за руль другой машины. Там была еще одна машина, которая принадлежала М на которой М который вышел из дома с перевязанной рукой, и С увезли

11

М Увидев происходящее, она остановилась примерно в 10-15 метрах.

Вопреки доводам жалоб суд полно, в соответствии с протоколом судебного заседания привел показаний указанных свидетелей и дал надлежащую оценку показаниям их показаниям, как в судебном заседании так и на предварительном следствии.

При этом приведенные показания очевидцев преступления С А ,« свидетельствуют об отсутствии в них существенных противоречий.

Из показаний С А , следует, что именно после выстрела Алиева потерпевший М получил ранение, от которого упал и больше не вставал.

Показания указанных свидетелей о производстве Алиевым двух выстрелов в М и о нанесении Гусейновым ударов ножом потерпевшему соответствуют другим доказательствам:

- заключению судебно-медицинского эксперта по данным осмотра трупа М

- заключению медико-криминалистической баллистической и трасологической экспертизы;

-показаниям свидетеля С о том, что, осмотрев территорию улицы, где была драка, она нашла одну пулю и две гильзы полагая, что они предназначены для стрельбы из пистолета «ТТ», пулю и одну гильзу она отдала следователю, а вторую гильзу оставила себе;

- показаниям свидетеля К о том, С передала ему пулю и гильзу, пояснив, что нашли их на месте происшествия;

- протоку выемки и осмотра от 16 июля 2012 года, согласно которым К выдал гильзу и пулю калибра 9x18 мм, переданные ему свидетелем С ;

- заключению баллистической экспертизы, согласно которому обнаруженные на месте происшествия гильза и пуля, а также пуля изъятая при осмотре трупа М являются частью патрона калибра 9x18 мм, предназначенного для стрельбы из пистолета Макарова «ПМ», пуля, изъятая при осмотре трупа М являлась частью патрона, отстрелянного из пистолета калибра 9 мм, модели «ПМ или переделанного самодельным способом;

- заключению дополнительной комплексной судебно-баллистической трасологической экспертизы, согласно которому гильза, обнаруженная на месте происшествия, и пуля, изъятая при осмотре трупа М.,

могли составлять ранее единый патрон.

12

В судебном заседании выяснялся вопрос о том, с какого расстояния был произведен Алиевым выстрел в М

Очевидцы преступления С « пояснили, что выстрел в М Алиев произвел в тот момент, когда находился в непосредственной близости от него. По показаниям С в судебном заседании выстрел произведен с расстояния примерно 20-30 см Свидетель А хотя и не слышал звук выстрела, однако также пояснил, что Алиев находился рядом сзади за спиной Гусейнова и лицом кМ при этом Алиев С, левой рукой держал М за ворот, а в правой руке у него был пистолет, направленный в сторону М , когда Алиев пошел к машине, Гусейнов вылез из-под М и тот упал лицом вниз на землю.

Судом дана надлежащая оценка расхождениям между показаниями указанных свидетелей о близкой дистанции произведенного Алиевым выстрела в М в тот момент, когда Алиев находился в непосредственной близости от потерпевшего, и выводами медико криминалистической, ситуационных экспертиз, согласно которым повреждения рубашки М в области грудной клетки причинено при выстреле с неблизкой дистанции по причине отсутствия признаков выстрела с близкой дистанции, возможность причинения огнестрельного ранения передней поверхности грудной клетки М при демонстрируемых С обстоятельствах маловероятна, а также с результатами следственных экспериментов с участием свидетеля С о том, что расстояние выстрела могло быть около 50 см.

Оценивая заключение экспертов, суд правильно отметил, что вывод о неблизкой дистанции выстрела, сделан при условии, что между дульным срезом и потерпевшим отсутствовала первая преграда.

По разъяснениям экспертов неблизкой дистанцией считается расстояние более 150 см, а первой преградой, по причине которой на рубашке М не обнаружены следы выстрела с близкой дистанции, может быть другая одежда потерпевшего.

С учетом показаний свидетелей А иС о том что в момент выстрела Алиев находился сзади Гусейнова за его спиной и лицом к М суд обоснованно указал в приговоре, что такой первой преградой при установленных в судебном заседании обстоятельствах выстрела во время драки М и Гусейнова М.Р могла оказаться и одежда Гусейнова М.Р., которая органами предварительного следствия не обнаружена и не исследована.

13

Помимо этого экспертами даны разъяснения, что на результаты выявления следов выстрела с близкой дистанции могут повлиять и другие обстоятельства, такие как, наличие крови в области повреждения, которая может маскировать признаки близкого выстрела, условия хранения и упаковки объекта исследования, а также использование частично разрушающих химических методов при проведении первичных экспертиз.

В ходе предварительного следствия вопрос о наличии такой преграды не выяснялся, возможность ее наличия не была проверена, а в судебном заседании восполнить это не представилось возможным.

Принимая во внимание эти данные, характер заключения экспертов о неблизкой дистанции выстрела, которое сделано под условием отсутствия первой преграды выстрела, каковая в условиях драки могла быть, суд обоснованно признал достоверными и отдал предпочтение показаниям очевидцев - свидетелей С под псевдонимом « иА которые согласуются как между собой так и соответствуют другим доказательствам, и на основании этих показаний установил обстоятельства причинения Алиевым СМ. ранений потерпевшему М в результате выстрелов в ногу и в область грудной клетки, произведенных в то время, когда он находился рядом с потерпевшим, то есть с близкого расстояния.

Сам осужденный Алиев, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании не отрицал свое присутствие на месте преступление, наличие у него пистолета и производства из этого пистолета выстрела в ногу М

Доводы Алиева СМ., поддержанные и в апелляционных жалобах, о том, что огнестрельное ранение в область грудной клетки причинил М не он, а С , были проверены судом и получили в приговоре надлежащую оценку.

При этом суд правильно признал достоверными показания С о том, что во время конфликта он был вооружен травматическим пистолетом, снаряженным резиновыми пулями, в связи с чем не мог причинить огнестрельное ранение М в область грудной клетки. С не отрицал производство выстрелов из травматического пистолета, однако пояснил, что стрелял в воздух и уже после того, как Алиев причинил смертельные ранения М

Эти показания С соответствуют показаниям свидетеля под псевдонимом « », которая пояснила, что кроме Алиева в направлении М никто не стрелял, Султанов сделал несколько

14

выстрелов вверх, и свидетеля А пояснившего о том, что исходя из расположения участников события относительно друг друга ранение М мог причинить только Алиев.

Позиция С о том, что у него был травматический пистолет является последовательной, и на следующий день 17 июля 2012 года он выдал принадлежащий ему травматический пистолет «Стечкина года выпуска, который согласно заключению комплексной баллистической и химической экспертизы является огнестрельным оружием ограниченного поражения - пистолетом «АПС-М» заводского изготовления, предназначен для стрельбы патронами травматического действия калибра 10х22Т исправен и пригоден для стрельбы, после последней чистки производился выстрел.

Приведенные в заключении экспертов характеристики выданного С пистолета свидетельствуют о том, как правильно указал суд первой инстанции, что ранения М не могли быть причинены из этого пистолета.

Согласно выводам экспертов смертельное ранение М причинено выстрелом из огнестрельного оружия, снаряженного патронами калибра 9 мм для стрельбы из пистолета Макарова ПМ или переделанного для стрельбы из таких патронов.

Показания же Алиев относительно имевшегося у него оружия напротив, имеют противоречия.

В ходе предварительного следствия Алиев пояснял, что не помнит куда дел пистолет, из которого произвел выстрел в М

В судебном заседании Алиев пояснил, что выбросил пистолет в море в тот же день.

В конце судебного следствия Алиев выдал пистолет, из которого он якобы произвел выстрел в ногу М

Проведенными по указанному пистолету исследованиями производство выстрела в М из него не подтверждено.

Помимо этого свидетель С и потерпевший М пояснили, что у Алиева был пистолет, имеющий обычную окраску серого цвета, он отличался от выданного им пистолета, имеющего хромированную поверхность затвора.

Приведенные доказательства, а также показания потерпевшего М вопреки доводам жалобы свидетельствуют о наличии у Алиева мотива убийства М вызванного ссорой и неприязненными отношениями, в то время, как у С , принявшего в конфликте сторону М такой мотив отсутствовал.

15

Как следует из показаний свидетеля С потерпевшего М а также осужденного Гусейнова, между М с одной стороны и Алиевым и Гусейновым с другой стороны произошла ссора, а затем драка между М и Гусейновым.

Сам осужденный также не отрицал драку между М и Гусейновым и производство выстрела в ногу потерпевшего с целью прекращения этой драки.

Показаниями других допрошенных свидетелей, в том числе свидетеля А на которые имеется в жалобе, не опровергается вывод суда о наличии между осужденным и М ссоры и возникших на этой почве неприязненных отношений.

Судом установлено, и этот факт не оспаривается в жалобах, что на месте преступления выстрелы производили только Алиев и свидетель С при этом они по-разному вели себя по отношению к М после получения потерпевшим ранений.

Поведение Алиева СМ. не только во время конфликта, но и после завершения драки, как правильно отмечено в приговоре, свидетельствует помимо других доказательств о виновности Алиева, который после того как М упал от полученных огнестрельных ранений, не предпринимая каких-либо действий для оказания помощи раненному М скрылся с места происшествия на автомашине, в то время как С совместно с другими лицами сразу стал оказывать помощь М и доставил его в больницу.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том что убийство М совершил именно Алиев, а не другое лицо как об этом утверждается в жалобах.

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о причинении Алиевым СМ. ранения М в результате случайного выстрела.

Эти доводы жалоб опровергаются приведенными выше показаниями С о том, что Алиев С, выразившись нецензурно в адрес М , достал пистолет и выстрелил в сторону М рядом с которым стоял М Этим выстрелом Алиев С. попал в руку М

Обстоятельства производства Алиевым выстрела в направлении М стоявшего рядом с М свидетельствуют о том, что его умыслом охватывалось причинение потерпевшим, в том числе и М любых повреждений, однако он безразлично относился к последствиям своих действий, что подтверждается и последующими действиями осужденного Алиева СМ., который, продолжил применение оружия в отношении М

16

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами жалобы в защиту Гусейнова о том, что легкий вред здоровью М Гусейнов причинил в состоянии необходимой обороны.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что драка между М и Гусейновым носила обоюдный характер М не совершал нападения на Гусейнова, не применял в отношении него каких-либо предметов в качестве оружия, а потому, суд правильно пришел к выводу о том, что у Гусейнова не имелось необходимости применения ножа в отношении М удары которым Гусейнов стал наносить по телу М после произведенных Алиевым выстрелов из пистолета, и продолжил свои действия и после произведенного Алиевым выстрела в ногу М

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том что мотивом действий Гусейнова явились неприязненные отношения, а не стремление защитить себя от противоправных действий потерпевшего, и дал правильную юридическую оценку его действиям по ч. 1 ст. 115 УК РФ как умышленное причинение легкого вреда здоровью М

Оснований для отмены приговора и освобождения Гусейнова от ответственности, о чем ставится вопрос в жалобе, не имеется.

Наказание осужденным за каждое преступление назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление, на условия жизни их семей.

Смягчающие обстоятельства: наличие у них малолетних детей, явка с повинной Гусейнова, положительные данные о личности осужденных в полной мере учтены судом при назначении им наказания.

Оснований для признания назначенного Гусейнову, а также Алиеву по ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 222 УК РФ наказания несправедливым и для его снижения Судебная коллегия не находит

Вместе с тем, Алиев подлежит освобождению от наказания по ч. 1 ст. 112 УК РФ в связи с истечением 16 июля 2014 года установленного п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ двухлетнего срока давности уголовного преследования за совершение данного преступления, относящегося к категории небольшой тяжести.

В связи с освобождением Алиева от наказания за одно преступление срок лишения свободы по совокупности преступлений также подлежит смягчению.

17

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 13 , 38920, 38928 УПК РФ, судебная коллегия

определила приговор Верховного суда Республики Дагестан от 21 августа 2014 года в отношении Алиева С М изменить.

Освободить его от наказания по ч. 1 ст. 112, ст. 115 УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

По совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Алиеву 15 (пятнадцать лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установить Алиеву С М . после отбывания лишения свободы следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в вечернее и ночное время суток в период с 22 до 6 часов, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы являться в этот орган два раза в месяц для регистрации.

В остальном приговор в отношении Алиева СМ. и тот же приговор в отношении Гусейнова М Р оставить без изменения апелляционные жалобы осужденных Алиева СМ., Гусейнова М.Р защитника осужденного адвоката Бейбутова А.И. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

18

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 28 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта