Информация

Решение Верховного суда: Определение N 127-АПУ16-3 от 31.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №127-АПУ 16-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 31 марта 2016 г. г . Москва

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Климова А.Н судей Истоминой Г.Н. и Кочиной И.Г при секретаре Горностаевой Е.Е с участием прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации 'Филимоновой СР., защитника осужденного - адвоката Леонова А.Ю рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Чиркова М.М. и адвоката Леонова А.Ю. на приговор Верховного Суда Республики Крым от 17 ноября 2015 года, юторым

Чирков М М

несудимый осужден по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 I одам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с отбыв шием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Чиркова М.М. в пользу законного представителя малолетнего потерпевшего К - К в

1

счет компенсации морального среда 1 000 000 рублей; в пользу потерпевшей Г - в счет компенсации морального вреда 1 000 000 рублей, в счет возмещения материального ущерба и судебных издержек 54 336 рублей 87 копеек.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание приговора и существо апелляционных жалоб, выступления осужденного Чиркова ММ., его защитника адвоката Леонова А.Ю., поддержавших изложенные в апелляционных жалобах доводы, прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Филимоновой СР., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Чирков М.М. осужден за умышленное причинение с особой жестокостью смерти жене Ч

Преступление совершено в период с 24 по 25 июня 2014 года в городе

Республики при обстоятел ьствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобы защитник осужденного адвокат Леонов А.Ю со ссылкой на положения статей 5, 6, 60, 22, 297 УПК РФ, указывает, что Чирков не имел умысла на убийство жены. По мнению защитника неадекватное проявление агрессивных действий Чиркова М. во время нанесения ударов жене было вызвано постоянными оскорбительными высказываниями о неполноценности Чиркова М., унизительными рассказами Чирковой об интимной востребованности ее другими мужчинами. Считает недоказанной вину Чиркова в убийстве с особой жестокостью. Утверждает что явка с повинной Чиркова М., его показания в ходе предварительного следствия, показания свидетелей К Г У К П А., Ш Ф Ф Д Д С Д малолетнего К не свидетельствуют о наличии у Чиркова М. прямого или косвенного умысла на причинение смерти жене, их показания касаются лишь отношений между супругами Чирковыми. Суд не дал оценки показаниям свидетеля К.,

показаниям эксперта-психолога Т проводившего экспертизу на предмет определения эмоционального состояния Чиркова М., что повлияло на принятие решения о наказании. Защитник ссылается на показания эксперта Т о том, что при более детальном исследовании всех материалов дела, возможно было рассмотреть вопрос о наличии у Чиркова М. в момент инкриминируемого деяния иного крайне эмоционального состояния, приближенного к аффективному.

Со ссылкой на показания свидетеля С заключение судебно медицинского эксперта, показания эксперта К о том, что Чиркова

2

большее количество повреждений могла получить при падении, ставит под сомнение вывод суд о наличии причинной с внзи между действиями Чиркова М. и обнаруженными у Ч телесными повреждениями в количестве не менее 94, а также об умышленном характере действий Чиркова по отношению к смерти потерпевшей.

Подробно приводя содержание акта судебно-медицинской экспертизы отмечает, что экспертом не даны ответы на вопросы, какое именно повреждение явилось причиной смерти, и через какой промежуток времени после причинения этого повреждения кос тупила смерть Ч . Не установлено экспертом, при получении какой травмы произошла критическая потеря крови, приведшая к торпидной фазе травматического шока и наступлению смерти. Выделить из всей совокупности факторов какой-либо один, состоящий в причинной связи со смертью Ч из заключения эксперта не представляется возможным.

Исследованные судом доказательства не давали суду основание для квалификации действий осужденного пост. 105 УК РФ.

Полагает, что имеющиеся доказательства подлежат дополнительному и повторному исследованию для принятия решения о квалификации действий Чиркова М. по ч. 1 ст. 107 УК РФ или по ст. 109 УК РФ.

Считает, что суду надлежало назначить наказание осужденному с применением положений ст. 22, ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Кроме того, автор жалобы выражает несогласие с постановлениями суда первой инстанции от 8 октября 2015 года и от 13 ноября 2015 года которыми отказано в удовлетворении ходатайств о назначении дополнительной комплексной медико-ситуационной и комплексной комиссионной психолого-психиатрическок почерковедческой судебной экспертиз.

Просит указанные постановления и приговор отменить, дело передать на новое судебное разбирательство.

В жалобе также содержится прогьбы о снижении наказания

осужденному с применением положений п.6 ст. 15, ст.ст.22, 64 УК РФ.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Чирков М.М. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. По мнению осужденного, показания свидетелей Ф ., Д , Ф , следователем искажены, что п выводы экспертов при проведении комплексной психолого психиатрической экспертизы. Считает, что данная экспертиза основана на неполных материалах следствия, в состав комиссии отсутствовал врач имеющий опыт работы с плавсоставом. Обращает внимание на то что при допросе 26 июня 2014 года в качестве подозреваемого находился в шоковом состоянии, адвокат отсутствовал, чем воспользовался следователь и неправильно изложил его показания. Указывает, что первоначально ему

следователем была представлена справка о том, что причиной смерти потерпевшей явился анафилактический шок, а по окончании расследования выяснилось, что причиной смерти потерпевшей явился травматический шок. Его вопрос об этом эксперту К з протоколе судебного заседания отсутствует.

Показания свидетелей С и У считает лживыми Обращает внимание на то, что возвращение дела прокурору, выделение материалов дела в отдельное производство не привели ни к каким результатам.

Полагает, что судом нарушены требования ст.7 УПК РФ и принципы уголовного судопроизводства. Его право на защиту нарушено Председательствующий проявил к нему предвзятое отношение, чинил препятствия в участии в суде свидетелей стороны защиты, а также прерывал его в последнем слове.

Просит приговор отменить или переквалифицировать его действия на ст. 107 УК РФ либо на ст. 109 УК РФ.

В возражении на апелляционные жалобы государственный обвинитель Баландин П.С. просит оставить приговор без изменения и приводит доводы об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находи выводы суда о виновности Чиркова в умышленном причинении смерти Ч правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Сам осужденный Чирков в судебном заседании не отрицал скандал с женой, причиной которого явилось сообщение жены об измене ему с мужчиной по имени Э , что сильно взволновало его, он стал кричать на жену, ударил ее несколько раз ладонью в область головы, продолжая выяснять отношения, от отталкивал жену, которая пыталась обнять его отчего она «летала по комнате»; потом сказал жене, чтобы собрала вещи и ушла жить на дачу, она собрала вещи и вместе с сыном вышла из дома, но не уехала и вернулась, при дальнейшем выяснении отношений жена стала рассказывать об интимной связи с другим мужчиной, вспылив, он ударил жену несколько раз и лег спать, проснувшись, обнаружил ее мертвой.

Доводы жалоб о том, что судом не установлена причина смерти потерпевшей, а также наличие причинно-следственной связи между действиями Чиркова и смертью потерпевшей не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

4

Как следует из протокола осмотра места происшествия, труп Ч с признаками насильственной смерти был обнаружен в квартире № дома

по ул. г. , в которой проживал осужденный совместно с потерпевшей и ее сыном. При этом каких-либо повреждений на входной двери и на запорных устройствах обнаружено не было.

Согласно показаниям малолетнего потерпевшего К - сына Ч после возвращения Чиркова из очередного плавания в их квартире никого кроме него, Чиркова, его матери Ч не было. На второй день между Чирковым и его матерью возникла ссора, его отправили на улицу, а когда он вернулся домой, то увидел разбросанные вещи. На третий день утром 25 июня 2014 г. он увидел на руках, ногах, лице матери синяки. Чирков стал выгонять мать из дом;-., он помог матери собрать вещи они сложили их в машину, но мать ехать и з могла, потому что была сильно избита. Они остались сидеть в машине, затем он пошел в парк, а когда вернулся через час, матери на улице не было, он зашел в квартиру, увидел спящих Чиркова на кровати и мать на полу. Он пошел в магазин вернувшись, потрогал мать, она была холодная, не подавала признаков жизни.

Таким образом, из показаний потерпевшего следует, что телесные повреждения Ч получила в квартире, где кроме нее находился лишь Чирков М.

Показаниям потерпевшего К соответствуют и показания свидетелей У и К проживающих этажом ниже квартиры Ч , свидетеля С . проживающей в одном доме с Чирковым.

Свидетель У пояснили суду, что 24 июня 2014 г., находясь в своей квартире, она слышала из квартиры Чирковых крики и поняла, что Чирков вновь избивает жену, на следующий день она слышала доносившуюся из окна квартиры Чирковы к ругань и видела, как Ч положила в машину вещи, собираясь уехать с сыном. На ее лице были синяки, она сказала, что ее сильно избил м> ж, на ее уговоры не ехать в таком состоянии, Ч ответила, что не может вернуться домой, так как муж ее убьет. Затем Ч отправила сына гулять, а сама вернулась домой. В тот же день после 16 часов к ней прибежал Ч просил вызвать скорую помощь, зайдя в квартиру Чирковых, она увидела лежавшую на диване Ч , поняла, что та мертва., рядом сидел Чирков, который сказал, что, проснувшись, увидел жену на полу мертвой и положил ее на диван.

Из показаний свидетеля К , оглашенных судом в порядке ст.

281 УПК РФ, следует, что в течение двух дней он слышал из квартиры

Чирковых крики, шум, было понятно, что там распивают спиртные напитки,

5

ругаются и дерутся, 25 июня он увидел на улице Чиркову, лицо у нее было сильно побито серого цвета, он посоветовал жене поговорить с Ч чтобы та не ехала в таком состоянии на автомашине, в тот же день примерно в 15-16 часов к ним прибежал Ч и сказал, что мать холодная и не дышит.

Свидетель С пояснила, что 25 июня в 6 часов к ней пришла Ч , на лице и под глазами у нее были синяки, на лбу большая шишка голова была разбита, волосы слиплись от папекшейся крови, она жаловалась на боли в области груди и сильную головную боль, ей было трудно дышать говорила, что подрались с мужем и тот побил ее, но о причинах происшедшего ничего не сказала. Она дала ей таблеток и раствор зеленки для обработки раны на голове, после чего Ч ушла к себе в квартиру.

Кроме того свидетели У К , С , П потерпевшая Г - мать Ч пояснили, что Чирков, когда возвращался из плавания, избивал жену, после чего просил прощения, и они продолжали жить вместе.

Принимая во внимание соответствие показаний свидетелей, отсутствие в них оснований к оговору осужденного, суд обоснованно признал показания свидетелей, в том числе и свидетелей С иК достоверными.

Не установлено в судебном заседании и нарушений закона при допросе свидетеля К в ходе досудебного производства по делу, о чем в приговоре приведены подробные суждение, которые Судебная коллегия находит убедительными.

Согласно заключению судебно-меди и,и некого эксперта № 222 от 4 августа 2014 года смерть Ч наступила от сочетанной тупой травмы тела: груди и живота; головы; конечностей, с множественными переломами ребер с разрывами плевры и ткани правого легкого сопровождающаяся развитием травматического шока тяжелой степени.

При судебно-медицинском исследовании трупа Ч обнаружены прижизненные телесные повреждения:

в области груди и живота в зиде ссадин, кровоподтеков кровоизлияний с размозжением мягких покровов и полным разрывом межреберных мышц и плевры, множественные повреждения плевры и ткани правого легкого, переломы ребер 6 - го , 7 - го. 8 - го, 9 - го - по заднеподмышечной линии ( локальные ); на 9 ребре, неполный перелом по среднеключичной линии с повреждением только наружной компактной

пластинки; 8 - го, 9 - го ребер по лопаточной линии и 9 - го, 10-го, 11 -го

ребер по околопозвоночной линии с признаками повторной травматизации, с

повреждением плевры; обширные подпле вралыше кровоизлияния на всех

долях правого легкого и точечно пятнистые под плеврой левого легкого;

6

кровоизлияния в серповидную связку печени, в капсулу поджелудочной железы, околопочечную клетчатку справа,

в области головы: ушибленные раны лобной, теменной области ссадины и кровоподтеки на лице, кровоизлияния в лобной, теменной височной, затылочной областях; гематома под твердой мозговой оболочкой локальные субарахноидальные кровоизлияния на поверхностях левой лобной и теменной доли слева; точечно • пятнистые кровоизлияния в эпендиме 4-го желудочка, в ткань зрительных бугров « варолиева » моста;

- в области конечностей: ссадины, кро во подтеки, кровоизлияния.

Все повреждения, обнаруженные на трупе, причинены от множественных травматических воздействий тупого предмета ( предметов индивидуальные особенности которых в повреждениях не отобразились Таких травматических воздействий было оказано не менее чем: на груди и животе - 25; на голове - 16; на конечностях - 53.

Все телесные повреждения способствовали развитию травматического шока тяжелой степени, поэтому в своей совокупности они могут быть расценены как причинившие тяжкий вред здоровью человека.

Множественность травматических [воздействий в одну и ту же анатомическую область - головы, груди и живота, конечностей и в связи с этим наложение одних, более поздних крове излияний на причиненные ранее не позволили эксперту сделать достоверный вывод о последовательности их причинения и количестве травматических воздействий в каждую из указанных областей.

Ушибленные раны лобной области слева № 1 и правой теменной области № 2 могли быть причинены от множественных травматических воздействий тупого предмета (предметов) с линейным не выраженным прямолинейным ребром. Другие повреждения могли быть причинены от множественных травматических воздействие тупого предмета (предметов) с ограниченной поверхностью, какими в данном случае могли быть части рук и ног при ударах руками и ногами или тому подобными предметами.

Вопреки доводам жалобы защитника осужденного экспертом установлена причина смерти Ч .

То обстоятельство, что эксперт не смог установить последовательность причинения Ч телесных повре ждений, не может поставить под сомнение достоверность заключения эксперта о количестве, локализации механизме причинения повреждений, обнаруженных на трупе и причине смерти потерпевшей от травматического шока тяжелой степени, развитию которого способствовали все причиненные тзлесные повреждения.

Допрошенный в судебном заседании судебно - медицинский эксперт К подтвердил сделанные им выводы по результатам исследования тр и пояснил, что час ь телесных повреждении в виде

7

кровоподтеков, ссадин, ран могли быть причинены потерпевшей в результате контакта с предметами обстановки в квартире ( мебели и т. д.) после отталкивания ее от себя подсудимым и в результате падения, однако результатом таких ударов и падений не могли быть переломы ребер. Эксперт пояснил также, что телесные повреждения потерпевшей наносились в промежутке времени от нескольких часов до суток, при этом потерпевшая переживала травматический шок, который развивался до тяжелой степени.

Согласно заключению эксперта № 1337 по результатам судебно биологического исследования изъятых из квартиры Чиркова вещественных доказательств на брюках, платье, майке, полотенцах, джинсах, кофте потерпевшей Ч смывах из квартиры, футболке и подногтевом содержимом Чиркова М.М. обнаружена кровь Ч (т. 1 л.д. 142 - 147).

Из заключения экспертизы вещественных доказательств № 476 от 01 июля 2014 г. следует, что ушибленная рана лобной области слева образовалась в результате воздействии травматического предмета обладавшего невыраженным линейным ребром; ушибленная рана правой теменной области, образовалась от действия тупого предмета контактировавшая часть которого был э. представлена невыраженным ограниченным ребром; локальный (разгибательный ) перелом на уровне средней ключичной линии 6-го ребра справа, образовавшийся в результате травматического воздействия тупого предмета, формы и размеры которого в повреждении не отобразились, переломы 9 - г о ребра справа образовались в результате не менее трех травматически >: воздействий тупого предмета (предметов), форма контактировавшей части которого (которых) в повреждениях не отобразилась, (т. 1 л.д. 16 2- 169).

Приведя подробный анализ доказательств, сопоставив их, суд обоснованно пришел к выводу о том, что именно Чирков путем нанесения множественных ударов руками и ногам»; по различным частям тела и неустановленным предметом в голову Ч причинил ей смерть.

Приведенными доказательствами опровергаются доводы жалоб об отсутствии причинной связи между действиями осужденного и наступившими последствиями - смертью п ;:> терпевшей.

Принимая во внимание характер действий осужденного, который в течение длительного времени (не менее суток) наносил множественные удары руками, ногами, неустановленным предметом по различным частям тела и в голову потерпевшей, суд обоснованно пришел к выводу о том, что он предвидел и желал наступления смерти потерпевшей, осознавая при этом что избранный им способ лишения жиши причиняет особые мучения и страдания Ч .

8

С достаточной полнотой исследовано в судебном заседании и психическое состояние Чиркова. Его доводам о нахождении в состоянии сильного душевного волнения суд дал надлежащую оценку.

Отвергая эти утверждения осужденною, суд правильно сослался на заключение комиссии экспертов, согласно которому на момент совершения инкриминируемого деяния Чирков не находился в состоянии аффекта, и на показания допрошенных в судебном заседании экспертов Т Л которые подтвердили свое заключение и с учетом нахождения Чиркова в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения, а также длительности конфликта между супругами исключили нахождение Чиркова в состоянии аффекта.

Отсутствие в составе комиссии экспертов психолога, имеющего опыт работы с плавсоставом, на что обращается внимание в жалобе, не может поставить под сомнение достоверность выводов экспертов.

При таких обстоятельствах суд дал правильную юридическую оценку действиям осужденного по п. «д» ч. 2 ст. 1С 5 УК РФ.

Оснований для переквалификации ега действий на ст. 107 или на ст. 109 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Состояние эмоционального напряжения на фоне алкогольного опьянения, не достигшее глубины физиологического аффекта, которое испытывал Чирков в момент совершении преступления, о чем пояснил эксперт Т не влечет переквалиф икацию действий осужденного на менее тяжкий закон.

Нарушений норм уголовно-процессуал ыюго закона, влекущих отмену приговора, Судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам жалоб судебное следствие проведено с соблюдением принципа состязательности сторон, стороны не были ограничены в правах на представление доказательств, все заявленные сторонами доказательства были разрешены председательствующим с соблюдением закона, по ним приняты мотивированные решения.

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам суд дал в приговоре надлежащую оценку, в том числе показаниям осужденного на допросе в качестве подозреваемого.

Принимая во внимание условия допроса Чиркова в качестве подозреваемого с участием адвоката, показания допрошенного в качестве свидетеля следователя К о добровольности показаний Чиркова, а также соответствие его показаний последующим показаниям на допросах в качестве обвиняемого суд правильно признал показания Чиркова на допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого допустимыми доказательствами и сослался на них в при го зоре.

9

Исследованные судом доказательства обоснованно признаны достаточными для признания Чиркова виновным в убийстве. В этой связи доводы жалоб о неполноте судебного следствия, о необходимости проведения дополнительной комплексной медико-ситуационной и комплексной комиссионной психолого-психиатрической почерковедческой судебных экспертиз нельзя признать обоснованными.

Доводы жалобы осужденного о предвзятом к нему отношении судьи, о нарушении его права на защиту, на последнее слово не основаны на материалах дела и не подтверждаются протоколом судебного заседания.

Как следует из материалов дела, защиту интересов осужденного в судебном заседании осуществлял адвокат Леонов А.Ю., который активно участвовал в исследовании доказательств и в прениях сторон высказал согласованную с подсудимым позицию.

По окончании судебного следствия Ч иркову также была предоставлена возможность выступить в прениях, в ходе которых он дал оценку исследованным доказательствам, выразил свое отношение к предъявленному ему обвинению.

По окончании прений сторон Чиркову было предоставлено последнее слово. Данные об ограничении его во времени выступления с последним словом, а также о сделанных ему замечаниях отсутствуют в протоколе судебного заседания.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалобы.

Наказание назначено осужденному соразмерно содеянному, с учетом всех обстоятельств дела, данных о его личности, смягчающих обстоятельств а также влияния назначенного наказания на его исправление.

При этом смягчающее обстоятельство - явка с повинной, а также положительные данные о личности в полной мере учтены судом при назначении наказания осужденному.

С учетом обстоятельств содеянного осужденным, данных о его личности, суд обоснованно не изменил категорию совершенного им преступления на менее тяжкую.

В связи с отсутствием у Чиркова психического расстройства исключающего его вменяемость, суд правильно не применил при назначении ему наказания положения ст. 22 УК РФ, на что обращается внимание в жалобе.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и

для его смягчения не имеется.

10

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 38913, 38920, 38928,

\33 389" УПК РФ, Судебная коллегия

определила

приговор Верховного Суда Республики Крым от 17 ноября 2015 года в отношении Чиркова М М оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного Чиркова М.М. и его защитника Леонова А.Ю. - без удовлетворения Председательствующий:

Судьи:

11

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 22 УК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта