Информация

Решение Верховного суда: Определение N 1-АПУ16-7 от 27.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №1-АПУ 16-7

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор Москва 27 о к т я б р я 2 0 1 6 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткин I А.С.,

судей Климова А.Н. и Кочиной И.Г.,

при секретаре Пикаевой М.А рассмотрела в судебном заседанш дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Минькина А.Г апелляционным жалобам осужденных Шилова Р.В., Чикулева А.В Прудникова В.В., адвоката Еремеева В В. на приговор Архангельского областного суда от 31 мая 2016 года, которым

ПРУДНИКОВ В В ,,

судимый:

24 июля 2009 года Исакогорским шйонным судом г. Архангельска

по п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228,

ч. 1 ст. 222 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 7 годам

лишения свободы, 28 января 21)14 года освобожден условно-

досрочно на основании постановления Холмогорского районного

суда Архангельской области от 17 января 2014 года, на момент

фактического освобождения из мест лишения свободы неотбытый

срок наказания составил 2 года 2 месяца 16 дней осужден к лишению свободы по по ч. 1 ст. 222 УК РФ на срок 2 года, по ч. 3 ст. 222 УК РФ на срок 6 лет, по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в отношении П.)

на срок 3 года, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в отношении П.)

на срок 8 лет, по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в отношении П на срок 4 года, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в отношении П на срок 8 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено ПРУДНИКОВУ В.В наказание в виде лишения свободы на срок 13 (тринадцать) лет;

в соответствии со ст. 70 УК РФ пс совокупности приговоров путем частичного присоединения к наказанию, назначенного по настоящему приговору, наказания, не отбытого по при говору Исакогорского районного суда г. Архангельска от 24 июля 200') года, окончательно назначено Прудникову В В . наказание в виде гашения свободы на срок 15 (пятнадцать) лет, с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

он же, Прудников В.В., по обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 4 ст. 111 и ч. 1 ст. 2( 19 УК РФ, признан невиновным и на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, в связи с отсутствием в деяниях состава престуш.ения оправдан, с признанием за ним в этой части права на реабилитацию;

ЧИКУЛЕВ А В ,

судимый:

1) 19 февраля 1999 года Ис лкогорским районным судом г.

Архангельска по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения

свободы, 27 октября 2006 года освобожден из мест лишения

свободы по отбытии срока наказания;

2) 20 сентября 2007 года Ломоносовским районным судом г.

Архангельска по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам 4 месяцам

лишения свободы, 3 декабря 2010 года освобожден мест лишения

свободы по отбытии срока наказания осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в отношении П .)

на срок 3 года, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на срок 7 лет, по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в отношении П на срок 4 года, по п.п. «а, в» ч. 3 ст. 126 УК РФ на срок 9 лет, по ч. 4 ст. 111 УК РФ на срок 10 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Чикулеву А.В наказание в виде лишения свободы ьа срок 15 (пятнадцать) лет, с отбыванием в исправительной колонии особого режима;

он же, Чикулев А.В., по обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 209 и ч. 3 ст. 222 УК РФ, признан невиновным и на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 2 т. 1 ст. 27 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления оправдан, и за ним в этой части признано право на реабилитацию;

ШИЛОВ Р В

судимый: 4 декабря 2002 года Р1с:1Когорским районным судом г.

Архангельска по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы, 11

августа 2008 года освобожден мест лишения свободы по отбытии

срока наказания осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в отношении П.)

на срок 2 года 6 месяцев, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на срок 6 лет по ч. 2 ст. 330 УК РФ (в отношении П на срок 4 года, по п.п. «а, в» ч. 3 ст. 126 УК РФ на срок 9 лет, по ч. 4 ст. 111 УК РФ на срок 10 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено ШИЛОВУ Р.В наказание в виде лишения свободы на срок 14 (четырнадцать) лет 6 (шесть) месяцев с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Он же, Шилов Р.В., по обвинени о в совершении преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 209 и ч. 3 ст. 222 УК РФ, признан невиновным и на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, оправдан, и за ним признано в этой части право на реабилитацию.

Постановлено взыскать в качестве компенсации морального вреда с Чикулева А.В. и Шилова Р.В. в польз) потерпевшей П

по 1 500 000 рублей, с каждого.

Взысканы в пользу федерального бюджета процессуальные издержки с Прудникова В В . в размере 12 240 рублей, с Чикулева А.В. - 6 393 рублей, с Шилова Р.В. - 3 332 рублей.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Шилова Р.В., Чикулева А.В., Прудникова В.В., адвокатов Еремеева В.В Захаровой Л.Л., Шевченко Е.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб, полагавших обвинительный приговор отменить и вынести в отношении осужденных оправдательный приговор, мнение прокурора Федченко Ю.А., поддержавшей преде гавление частично, полагавшей приговор в отношении осужденных изменить и признать отягчающими обстоятельствами по ч. 2 ст. 330 УК РФ совершение ими преступления «в составе организованной группы» и «с исг ользованием оружия» по эпизоду в отношении П судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Прудников В.В. признан виновным в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов е; днолично, а также в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов в составе организованной группы; в самоуправстве в отношении П с угрозой применения насилия; его похищении в составе организованной группы и с угрозой применения насилия, опасного для жизни; в самоуправстве в отношении П с применением насилия; его похищении в составе организованной группы.

Чикулев А.В. и Шилов Р.В. признаны виновными в самоуправстве в отношении П с угрозой применения насилия; его похищении в составе организованной группы и с угрозой применения насилия, опасного для жизни; в самоуправстве в отношен ш П с применением насилия; его похищении в составе организованной группы, с применением насилия, опасного для жизни, повлекшим по неосторожности смерть человека; в умышленном причинении т; жкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в составе организованной группы, повлекшим по неосторожности смерть человека.

Данные преступления совершены ими в период с 1 марта 2014 года по 14 января 2015 года в пос. и г. при обстоятельствах, подробно изложенных Е1 приговоре.

В суде Прудников, Шилов и Чикулев вину свою не признали.

В апелляционном представлении государственного обвинителя Минькина А.Г. поставлен вопрос о частичной отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с необоснованным оправданием Прудникова по ч. 1 ст. 209 УК РФ, а Чикулева и Шилова - по ч. 2 ст. 209 УК РФ. Утверждается, что осужденные в составе организованной группы, с использовани ем оружия, напали на П.,

а затем в составе организованной ] руппы напали на похитили их с применением физического и психического насилия, и поэтому, по мнению автора представлени я, эти действия они совершили в составе банды, что следует из смысла п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.2014 № 1 <Ю практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». Кроме того указывается, что Чикулев и Шилов незаконно оправданы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ, так как при нападении на потерпевшего П они видели пистолет в руках у другого члена организованной группы Г , и именно в результате использования этого оружия воля П к сопротивлению была подавлена. Из показаний свидетелей В и «С » следует что все члены организованной группы были осведомлены о наличии у них огнестрельного оружия и о возможном его применении Прудниковым и Г при нападении на потерне шшх. Просит приговор в части оправдания Прудникова, Чикулева и Шилова по указанным выше обвинениям преступления отменить, и дело в этой части направить на новое рассмотрение. Помимо этого, государственный обвинитель просит приговор в части осуждения Прудникова. Чикулева и Шилова по ч. 2 ст. 330 УК РФ изменить и по эпизоду в отношении потерпевшего П признать в качестве отягчающих их наказание обстоятельствами «совершение преступления в составе организованной группы» и «с использованием оружия», а по эпизоду в отношении потерпевшего П - признать отягчающим обстоятельством совершение ими этого преступления «в составе организованной группы». Соответственно автор представления просит также усилить осужденным назначенное наказание как за эти преступления, так и окончательное наказание по совокупности преступлений и приговоров.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

осужденный Прудников В.В. указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что выводы с у, щ основаны на недостоверных и недопустимых доказательствах. Утверждает, что вмененные ему преступления он не совершал, и доводы о его невиновности в приговоре не опровергнуты. Отмечает, что вечером 2 апреля 2014 года на остановке общественного транспорта его встретил П , находившийся в нетрезвом состоянии, и рассказал ему о своей причастности к хищению его имущества. Чтобы не доводить дело до полиции, он (Прудников предложил П добровольно возместить причиненный вред, против чего П и не возражал. При этом разговоре случайно присутствовали его знакомые Г и Чикулев, но они в беседе не участвовали Ночью 3 апреля 2014 года неизвестные лица подожгли его автомобиль « », а поскольку следственные органы не смогли установить виновных лиц, то он стал самостоятельно выяснять обстоятельства поджога. По этой причине он оспаривает создание организованной преступной группы и руководство ею, поскольку пытался только установить виновников причиненного ему ущерба и компенсировать имущественный вред. Указывает, что пр'И оценке доказательств суд не учел расписку П , который добровольно признался в причиненном ему ущербе и поджоге автомобиля. Также отмечает, что вывод суда о хранении им оружия в период с 1 марта по 2 апреля 2014 года основан только на предположении и не подтвержден достоверными доказательствами. Обыск в его квартире 30 июня 2015 года проведен с нарушением ч. 13 ст. 182 УПК РФ1 и в протоколе не приведены обстоятельства, при которых был обнаружен сверток с оружием Утверждает, что пистолет ранее им был утрачен, и как он оказался в его ванной комнате, ему не известно. При этом ссылается на то, что в его квартире проживали квартиросъемщики, и поэтому 4 июня 2014 года он не мог заходить в квартиру, брать оружие и передавать его Г Указывает, что в приговоре показания свидетеля Л истолкованы неправильно, и в этой связ 1 утверждает, что 8 июня 2014 года он приехал на встречу с П в здание бывшей пожарной части по обоюдной договоренности, где совместно они распивали спиртные напитки. В ходе этой встречи П добровольно написал расписку о причиненном им ущербе и готовности возместить его, после чего он уехал на такси в г. и при этом его никто не удерживал, не применял к нему насилие, не помещал его в яму и не угрожал гранатой После этого они с П неоднократно созванивались и встречались, в том числе и в присутствии его жены, дого зорились, что он и П будут частями возвращать причиненный вред. Утверждает, что выводы следствия и суда о планировании гохищения П являются надуманными и противоречат имеющимся в деле доказательствам, в том числе и показаниям потерпевшей П которая в суде пояснила что он и П встречались на автостоянке у магазина « », и никто ни от кого не прятался. Полагает, ч го на предварительном следствии потерпевший П их оговорил, думая, что они причастны к гибели его друга П . Показания свидетеля Е' о том, что П вернулся домой грязным и якобы рассказал ей о незаконном его удержании подсудимыми, опровергаются показаниями самого П данных им в суде, согласно которым его никто не удерживал, и после употребления спиртных напитков он спокойно уехал на такси. Кроме того из заявления Ф следует, что 4-8 июня 2014 года К не проживала с П , что подтверждается и показаниями свидетеля Б о том, что по поводу П звонила другая девушка Автор жалобы также отрицает свою встречу с В , утверждая, что ранее его не знал, и этот свидетель его оговорил. Утверждает, что 14 января 2015 года, в 22 часа, он с друзьями находился в сауне « », и в тот вечер с Чикулевым и Шиловым в помещении бывшей пожарной части не встречался, и не видел П . Ссылается и на то, что в сауне он никаких разговоров о П не вел, что подтвердили в суде свидетели Ш , К П ,Т , М , Ч , и поэтому показания засекреченного свидетеля «О » о его рассказе являются ложными. Автор жалобы, ссылаясь на показания свидетелей Л Ч иГ , данных в суде, отмечает, что предварительное следствие в отношении него проведено необъективно, предвзято и суду были представлены недостоверными и недопустимые доказательства Полагает, что суд ухудшил его положение, признав виновным еще и по ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку данное преступление ему не вменялась. Кроме того, по указанному эпизоду суд не учел его явку с повинной в качестве смягчающего обстоятельства, и поэтому назначил ему несправедливое наказание. Просит обвинительный при говор отменить, и вынести в отношении него оправдательный приговор.

Адвокат Еремеев В.В. в интересах осужденного Прудникова В.В указывает, что постановленный обвинител ьный приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела и не подтверждается достоверными доказательствами. Утверждает, что доводы Прудникова В В . об утрате им пистолета «ИЖ-79» из ванной комнаты е] о квартиры во время отсутствия в г. в связи с отбыванием наказания в местах лишения свободы в приговоре не опровергнуты. Протокол обыска его квартиры от 30 июня 2015 года составлен с нарушением ч. 13 ст. 182 УПК РФ поскольку в нем не указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены пистолет и патроны. Кроме того, следы пальцев рук Прудникова В.В. на пистолете не установлены, а свидетели Б и ее мать Б показали, что обстановка в ванной комнате после обыска была существенно нарушена, что согласуется с показаниями Прудникова В.В. о том, что сверток с пистолетом невозможно было положить и достать без нарушения конструкции данного помещения. При этом суд не учел и показания свидетеля Ш об удивлении Прудникова В.В., когда ему был представлен сверток с пистолетом, и в этой связи не проверена версия о том, что сверток с оружием мог упасть сверху, где находится вентиляционный люк. Осужденные Шилов и Чикулев также показали, что им ничего не известно об изъятом в квартире Прудникова пистолете с патронами, а вывод суда об использовании данного оружия во время преступления в отношении П основан только на предположении. Также суд не учел и показания свидетеля Б о том, что их квар гира сдавалась в аренду другому лицу, и Прудников В.В. 4 июня 2014 года не мог в нее заехать и забрать оружие. Это утверждение согласуется со статистикой телефонных соединений о нахождении Прудникова В.В. в указанный промежуток времени на пр-те , то есть в другом районе г..

Адвокатом оспаривается причастность Прудникова В.В. к организованной преступной группе, поскольку между эпизодами от 4 июня 2014 года и 14 января 2015 года прошло много времени Г уехал за пределы Российской Федерации, и за этот период осужденные не были замечены в совершении противоправных действий Показания лица по фамилии «С » являются недостоверными поскольку они неконкретны, и данный свидетель отказывался отвечать на заданные ему вопросы по существенным обстоятельствам дела. Кроме того, его показания в части изготовления оружия опроверг свидетель З и не подтвердили свидетели Ш ,К , П ,Т М по обстоятельствам встречи 14 января 2015 года с Прудниковым в сауне « ». В приговоре не приведены достоверные доказательства, свидетельствующие о самом событии похищения и самоуправства в отношении П , который в суде отказался от своих прежних показаний, заявив, что оговорил подсудимых по мотиву мести полагая, что они убили его друга П . Показания П в суде согласуются и с тем, что не обнаружен погреб, в котором якобы его содержали, хотя он, по версии следствия, покинул это место открыто и как местный житель, обязан был его запомнить. Суд в полной мере не учел заявление П в отдел полиции, в котором он сообщил, что нашелся, ни к кому претензий не имеет и просил прекратить проверку. Телефонными соединениями подтверждаются переговоры 8 июня 2014 года П с Чикулевым, что противоречит выводу суда о его содержании в этот период в здании бывшей пожарной части. Суд в полной мере не учел показаний П и о том, что 8 июня 2014 года он добровольно приехал на встречу, где распивал спиртные напитки с Прудниковым, после чего он уехал на такси, которое ему вызвал Шилов. В показаниях от 26-29 июня 2015 года П не говорил о характерных особенностях пистолета «ПМ», а об этом он стал показывать только 6 июля 2015 года, когда пистолет уже был обнаружен и изъят. Опознание им пистолета проведено с нарушением ст. 193 УПК РФ, и его протокол является недопустимым доказательством, поскольку П предъявили один нестандартный и два стандартных пистолета «ПМ». Показания свидетелей Л Ч и Г на предварительном следствии были даны под воздействием недозволенных методов, и поэтому они не имеют доказательственного значения. Также указывает что граната в ходе расследования не была установлена, и П в суде не подтвердил свои прежние показания об угрозе ее применения, что свидетельствует о надуманности данного обвинения. В деле отсутствуют доказательства о причастности Пруднико на к самоуправным действиям и к похищению П , не установлено помещение, в котором его якобы содержали, следы крови в салоне автомобиля Шилова « » не обнаружены, и Прудников не мог приезжать в указанное в приговоре помещение, поскольку в это время находился в сауне в компании своих друзей. Полагает, что следствие необоснованно проигнорировало показания свидетеля Н о причастности к гибели П свидетелей М иВ , что подтверждается фактом обнаружения на вещах В следов крови, которая могла принадлежать потерпевшему. При таких обстоятельствах органы следствия незаконно заключили с этими лицами досудебные с оглашения, и суд не должен был руководствоваться их показаниями, так как они были заинтересованы в исходе настоящего дела. Кроме того, показания М и В непоследовательные и противоречивые, не согласуются с показаниями свидетеля К и с фактом обнаружения крови на месте драки с П . Также они не согласуются с показаниями свидетеля Ч , содержащегося в одной камере с В сообщившего о его рассказе по поводу избиения П , с показаниями свидетелей М П ,О З , Ц ,Щ ,Г А , Л В основу приговора незаконно были положены и показания Шилова о приезде Прудникова в помещение, где находился П данные им на предварительном следствии, поскольку в суде он эти показания не подтвердил. Кроме того, из статистики телефонных соединений следует, что Шилов и Прудников в указанное время не находились в п. , а были они в г. При наличии таких противоречий суд в силу ст. 14 УПК РФ обязан был все имеющиеся сомнения истолковать в пользу подсудимых, оценить доказательства в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ и принять по делу справедливое решение. Просит обвинительный приговор отменить и постановить в отношении Прудникова В.З. оправдательный приговор.

Осужденный Шилов Р.В. указывает, что постановленный обвинительный приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела, и доводы осужденных о непричастности к вмененным им преступлениям судом не опровергнуты. Полагает, что в ходе судебного разбирательства были нарушены требования ст. ст. 14,15,75,88, 252, 297, 302, 307 УПК РФ, и все имеющиеся по делу сомнения суд ошибочно истолковал в пользу обвинения. Утверждает, что самоуправные действия в отношении П 2 апреля 2014 года он не совершал, в указанное время у дома № по ул. не находился, об этом событии ничего не знал, его роль в приговоре не конкретизирована и не указано что вмененные ему действия были совершены в составе организованной группы. Оспаривает свою причастность к организованной преступной группе, поскольку с осужденными у него не было общего имущества денег, и показания свидетеля В по этому поводу являются просто вымыслом. Кроме того, самоуправство в отношении П было начато и закончилось 2 апреля 2014 года, и он (Шилов) никаких требований к нему (П ) не предъявлял, следовательно, он (Шилов) за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 330 УК РФ, подлежит оправданию. Оспаривает свою причастность к похищению П и ссылается при этом на показания потерпевшего, данные им в суде, в которых он заявил об оговоре подсудимь [х на предварительном следствии по причине мести, полагая, что от их действий погиб его друг П Приведенные в приговоре показания потерпевшей П , свидетелей П В , К «С », П К Л , Ч не имеют доказательственного значения, поскольку они производны от показаний П Утверждает, что похищение П под угрозой пистолета с территории, прилегающей к СИЗО совершить объективно не представляется возможным, и суд обязан был запросить из следственного изолятора сведения из видеонаблюдения для проверки прежних показаний П так как тот в суде от них отказался Указывает, что погреб, в котором якобы держали П не установлен. Вывод суда об оказанном воздействии на П со стороны осужденных или сокамерников СИЗО основан на предположении и не подтверждается какими-либо доказательствами. Ссылка суда на показания свидетеля К об истощении П носит субъективный характер, и такое состояние могло у него возникнуть от чрезмерного употребления наркотических средств в период с 4 по 8 июня 2014 года в квартире его знакомого Ш . Суд неверно оценил показания свидетелей Л -] О которые видели П 8 июня 2014 года, когда он самостоятельно пришел к Прудникову и добровольно дал ему расписку о его причастности к похищению и поджогу имущества. Показания свидетеля В которому якобы Прудников рассказал о похищении П не соответствуют действительности, так как они с Прудниковым ранее не были знакомы, и тот не мог рассказать постороннему лицу о якобы совершенном им преступлении. Отмечает, что обыск 30.06.2015 в квартире Прудникова В.В. фактически проводился без его участия поскольку он сидел на диване в наручниках и не мог наблюдать за всеми следственными действиями, что подтверждается показаниями свидетелей Д и Ш . Кроме того, Прудникову В.В. не разъяснили его процессуальные права, в том числе и право не свидетельствовать против себя. Незаконно было произведено опознание Г потерпевшим П так как они ранее знали друг друга, чем были нарушены требования ч. 5 ст. 193 УПК РФ. Проведенное опознание П пистолета также не соответствует требованиям ч. 6 ст. 193 УПК РФ, поскольку следствием специально было представлено одно нестандартное оружие, а в показаниях от 26-29 июня 2015 года П.

называл другие характерные признаки якобы примененного против него пистолета. Показания Прудникова В.В. об утрате им оружия согласуются с заключением эксперта № 2974 о наличии на обнаруженном пистолете слоев коррозии и ржавчины. Незаконно суд сослался в приговоре на телефонные соединения, так как в них отсутствует само содержание телефонных переговоров. Показания свидетелей К , К , П являются п ледов рными. Свидетели Л

и Ч в суде от своих прежних показаний отказались заявив, ч даны под давлением со стороны следствия. Кроме того, свидетель Л никогда не показывал, что он входил в круг знакомых Прудн Показания свидетеля под псевдонимом «С » не имеют доказательственного значения, поскольку это лицо не было засекречено, и его показания противоречат показаниям многочисленных свидетелей по настоящему делу. Также суд в приговоре незаконно сослался на показания свидетеля В , поскольку он являлся подозреваемым по настоящему го показания противоречат показаниям осужденных и свидетелей со стороны защиты. В ходе судебного разбирательства потерпевший П . отказался от своего заявления от 20 февраля 2016 года, поясни ыло написано под давлением со стороны следователя Х , и поэтому оно незаконно приведено в приговоре в качест доказательства Отмечает, что по эпизоду от 8 июня 2014 года суд необоснованно отверг показания свидетелей Ц , О ., Л Л , и в приго оце ния о П данные им в суде. Автор жалобы также оспаривает свою причастность к самоуправным действиям в отношении П ив причинении ему тяжкого вреда здоровью. Утверждает, что показания свидетеля «С » по этому эпизоду являются недостоверными, и они опровергаются показаниям свидетелей П , Ш , К Ч , Т , М , О , Ц , Щ , З Л , Ч , М , П . Показания свидетелей М и В являются ложными и даны с целью уклонения их от уголовной ответственности за совершенное преступление в отношении П . При этом отмечается, что показания свидетелей М иВ записаны следовате. 1ем в протоколе как под копирку Заключение досудебного соглашен им с В противоречит требованиям ч. 2 ст. 317 УПК РФ, так как он не являлся соучастником вмененных им преступлений. Кроме того, показания свидетелей М.

и В противоречат показаниям свидетелей К П , потерпевшей П , заключению судебно-медицинской экспертизы о характере телесных повреждений П . Утверждает что следствие поспешно и незаконно выдало В вещественные доказательства, а суд необоснованно отказал защит ребовании этих вещей и в проведении по ним судеб] ю-генетической экспертизы для установления принадлежности биологических следов, обнаруженных на его одежде и обуви. Полагает, что в г риговоре не учтены показания свидетеля Н , который еще в начале предварительного следствия по и М как на лиц, причинивших побои П от которы скон .2 л.д.222). Об этом также показыва идетель Ч , получивший такую информацию от самого В . О . О драке между М

иП вали свидетели М . иП

учел ия М ., кото ючил Шилова участие в избиении П расследования и в суде не проверена версия о том, что тый свидетелями В и М потерпевший П был вывезен от магазина « » на ав М так как в его (Шилова) ав и личных вещях сл о ва не обнаружены. Показания В и М о демонстрации видео с избитым П соот ют действительности, поскольку в его т такое видео не зафиксировано. Кроме того, при встреч с этими лицами в автомобиле присутствовала свидетель Л , которая показания М и В не подтвердила, и ла, что в это время ег он н я в ее руках. В этой связи указывает, что на предварительном следствии показания Л отражены неполно, и поэтому они не имеют доказательственн Кроме того, суд не проверил его доводы о том, что он по состоянию здоровья не мо] принимать участие в избиении П . Поскольку Прудников приехал, когда П уже находился без сознания, то потерпевшему требования имущественного характера не предъявлялись, и, следовательно, в их действиях отсутствует самоуправство. Утверждает, что его показания на предварительном следствии являются недопустимыми, поскольку они были даны им в состоянии стресса и под давлением. Суд незаконно отказал в ходатайстве Чикулева А.В. о вызове судебно-медицинского эксперта для дачи разъяснений по заключению № 176 (т.5 л.д.56-71). Обращает внимание на то, что у него с потерпевшими П иП конфликтов никогда не было, и, следовательно, у него отсутствовали мотивы для совершения против них преступлений. Напротив, у М с П был длительный конфликт в связи с осуждением в 2010 году Я , и это обстоятельство могло явиться поводом для совершения им преступления Об этом свидетельствуют волокна брюк П , обнаруженные в автомобиле М а также и то, что М продал своей жене 21 января 2015 года автомобиль опасаясь конфискации за совершенное преступление в отношении П . Обращает внимание и на то, что П был обнаружен в бессознательном состоянии после 00.00 часов, однако он (Шилов) в это время не находился в п. ь о чем свидетельствует детализация телефонных соединений. Утверждает что его доводы о не причастности к преступлениям не опровергнуты, а обвинительный приговор основан на противоречивых и недопустимых доказательствах. Также указывает, что ему назначено несправедливое наказание. Просит обвинительный приговор отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор.

Осужденный Чикулев А.В. указывает о своем несогласии с приговором, утверждая, что выводы суда о его виновности основаны на предположениях. Оспаривает свое участие в организованной преступной группе и отмечает, что статистика телефонных соединений никак не уличает его в инкриминированных деяниях. С Прудниковым был просто знаком, так как обслуживались в одном ас тосервисе, и по этому поводу в суде свидетель Б (сожительница Прудникова) показала, что она его (Чикулева) не знает и никогда не видела, и эти сведения согласуется с показаниями свидетелей Е П Ш Ч Т М Свидетели Ч и П также показали, что он с Прудниковым и Шиловым не общался, и они с этими лицами не знакомы следовательно, вывод суда о наличии устойчивой преступной связи между осужденными не соответствует действительности. Полагает, что суд неверно оценил показания потерпевшего П данные им на предварительном следствии, поскольк) они были получены следствием под психологическим давлением и являются просто выдумкой. Отмечает что в суде потерпевший П отказался от своих прежних заявлений, а приведенные в приговоре показания свидетелей Л Б , П , К , Ч не имеют доказательственной силы, поскольку они не являлись очевидцами похищения П Кроме того, на свидетелей Л Ч , Р со сторон »1 следствия было оказано психологическое давление, и в суде они не подтвердили свои прежние показания. Утверждает, что его визи" на улицу состоялся исключительно по вопросу трудоустрой ства, и он никак не связан с похищением П поскольку с ним у него были хорошие отношения. Указывает, что П добровольно приходил в автосервис, и там они совместно распива. ш спиртные напитки, после чего он уснул, а когда проснулся, то П на такси уже уехал домой Обращает внимание на то, что яма, в ко горой якобы содержался П.,

не обнаружена, что свидетельствует о надуманности предъявленного им обвинения. Не учтены и показания свидетеля К согласно которым П вернулся на следующий день после исчезновения, и опознание П пистолета проведено с нарушением ч. 6 ст. 193 УПК РФ. Оспаривает свою причастность к преступлениям в отношении П утверждая, что в его гибели виновны М и В , которые п целях уклонения от уголовной ответственности специально оговорили осужденных, заключив со следствием досудебное соглашение. Обращает внимание на то, что пропали одежда и ботинок В , ыа которых имелись биологические следы потерпевшего П . Указывав", что свидетели К ,П,

П «С в» не были очевидцами преступления, и его (Чикулева) никто не уличал в том, что он принимал участие в похищении П и его избиении. Суд неверш» оценил показания свидетелей Л , О , Ц , Щ , З М П Ч , Н , которые указывали на причастность В к гибели П . Отмечает, что его показания и показания Шилова об их невиновности в суде не проверены, не уч гены показания его матери о том что с 19 до 21 часа он находился у нее дома и помогал ей по хозяйству Показания свидетеля «С » по ]оводу рассказа Прудникова о преступлениях в отношении П и П являются недостоверными, поскольку они опровергаются показаниями свидетелей Т К Ш , М , Ч , П которые также в это время находились ь сауне с Прудниковым, но таких слов от него не слышали. Полагает, что в силу ст. 14 УПК РФ суд обязан был все неустранимые сомнения истолковать в пользу подсудимых однако дело рассмотрено с обвинительным уклоном и постановлен незаконный приговор, в котором не приведена конкретная дата их встречи сВ иМ в автомашине « », чем было нарушено право обвиняемых на защиту. Кроме того, суд не опроверг показания свидетеля М который на предварительном следствии и в суде утверждал, что он (Чикулев) на этой Е.стрече не был, о чем также свидетельствовали осужденные Прудников и Шилов. Показания свидетеля В по этому факту являются недостоверными, поскольку первоначально он утверждал, что его (Чикулева) в автомобиле не было, а затем по наводящим вопросам государственного обвинителя он (В)

вдруг заявил, что якобы Чикуле % участвовал в этой встрече Утверждает, что его судимость по приговору от 19.02.1999 г. погашена, и она не должна была учитываться в приговоре. Обращает внимание и на то что состояние его здоровья значительно ухудшилось и продолжает ухудшаться. В связи с изложенными обстоятельствами просит обвинительный приговор отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор.

В возражениях государственный обвинитель Минькин А.Г. не согласен с доводами апелляционных жалоб и просит оставить их без удовлетворения, а осужденный Прудников В.В. и его защитник Еремеев В.В. не согласны с доводами апелляционного представления государственного обвинителя и просят оставить его без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы представления и жалоб, возражений на них, судебная коллегия приходит к выводу о том что приговор в отношении Шилова Р.В. и Чикулева А.В. постановлен правильно, а в отношении Прудникова В.В. - подлежит изменению.

Несмотря на отрицание осужденными своей причастности к самоуправным действиям и к похищению П их вина в совершении этих преступления подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Так, из показаний потерпевшего П данных им на предварительном следствии, усматривается, что после освобождения из мест лишения свободы, Прудников В.В. собрал вокруг себя Чикулева А.В Шилова Р.В., О по кличке « » и Н и стал предъявлять П как «смотрящему» по п. , претензии по поводу своего имущества, похищенного во время нахождения его в местах лишения свободы. В марте 2014 года на встречу с Прудниковым В.В. ходил он (П и Прудников В.В., в присутствии Чикулева

<

16

А.В. и « », под угрозой физической расправы потребовал, чтобы П в качестве компенсации утраченного имущества, оцененного им в 1 000 000 руб., отдал автомобиль « », на что ему ответили отказом, после чего он и П опасаясь расправы со стороны Прудникова В.В., стали скрываться. 3 ию ш 2014 года, в обеденное время когда он вышел из УИИ, к нему подошли Чикулев А.В. и « », который наставил на него боевой пистолет ПМ, потребовал не сопротивляться после чего вместе с Чикулевым А.В. взял его за руки и посадил на заднее сиденье автомобиля « », в котором уже находились Прудников В.В. и Шилов Р.В. Прудников В.В. натянул ему на глаза спортивную шапку, а « » приставил к телу ствол ] [истолета, приказал не оказывать сопротивления, иначе выстрелит. В таком положении его привезли в п.,

посадили в погреб, закрыли люк и удерживали в нем около двух с половиной суток. В течение этого времени Прудников В.В. и Чикулев А.В. несколько раз открывали люк погреба, требовали сообщить им местонахождение П и пр ]знать долг перед Прудниковым В.В., который при этом демонстрировал боевую гранату РГД-5, угрожая бросить ее в погреб. В ослабленном состоянии Прудников ВВ., Чикулев А.В. и Шилов Р.В. перевезли его на автомашине в здание бывшей пожарной части и заперли в подсобном помещении гаражного бокса где удерживали его еще около полутора суток. Шилов Р.В. и Чикулев А.В продолжали требовать от него место нахождения П и признать долг, с чем он, опасаясь за свою жизнь, вынужден был согласиться. После этого бдительность похитителей притупилась, его стали кормить, и он выбрался из здания (т. 2, л.д. 126-132).

Суд приведенные выше показания П обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с протоколом обыска в квартире Прудникова В.В. от 30 июня 2015 года, в результате которого были изъяты пистолет (ПМ), предмет, похожий на глушитель, и обойма с 8-ю патронами, рукописный текст, выполненный от имени П (т.4, л.д. 34-38).

Вопреки доводам жалоб, данное следственное действие проведено в соответствии с требованиями ст. 82 УПК РФ, на основании постановления Октябрьского районного суда г. Архангельска от 30 июня 2015 года, с участием подозреваемого Прудникова В .В., понятых Д иШ которые ;; суде подтвердили достоверность сведений, изложенных в указанном выше протоколе.

Потерпевший П в ходе расследования показал, что в начале июня 2014 года обнаруженную в кварт [ре Прудникова В.В. расписку он написал под диктовку Прудникова В.В. з присутствии Чикулева А.В. и « », которые сначала похитили его, а затем удерживали в погребе и в здании бывшей пожарной части (т. 2, л.д. 170-172), и эти показания согласуются с заключением эксперта-почерковеда от 25 ноября 2015 года о том, что данный рукописный текст действительно был выполнен П (т. 5, л.д. 209-212), а также со статистикой телефонных соединений его абонентского номера за 4 - 8 июня 2014 года, с протоколами опознания им « » в фотографическом изображении Г и пистолета по вкрученной в ствол втулке с внешней резьбой, которая упиралась ему (П ) в тело (т. 2, л.д. 177- 183, ит. 7, л.д. 251-256).

Вопреки доводам жалоб, факт знакомства потерпевшего П с лицом по прозвищу « », которого он опознал 17 ноября 2015 года как Г не свидетельствует о недопустимости данного доказательства, поскольку ранее П его под этой фамилией не знал.

Что касается проживания П накануне похищения у

по адресу: г. ул. ,д корп кв. то это обстоятельство подтверждается материалами личного дела на П в частности, справками о проверках его по месту жительства по этому адресу.

Показания П о том, что он оговорил Прудникова В.В Чикулева А.В. и Шилова Р.В., тщательно проверялись, и обоснованно признаны несостоятельными, о чем суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре, и оснований сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Приведенные в приговоре показания свидетелей Л и Ч данные ими на предварительном следствии, суд обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с показаниями свидетелей под псевдонимом «С », П В К П К,

потерпевших П и самого потерпевшего П которые были даны им на предварительно м следствии в период с 26 июня по 20 ноября 2015 года.

В частности, из оглашенных в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля Ч усматривается, что в начале лета 2014 года пришедший к ней в гости вместе с К П рассказывал о своем похищении Прудниковым В. и удержании в каком-то подвале (т. 3, л.д. 178-180).

Из показаний свидетеля под псевдонимом «С » следует, что в ходе беседы Прудников В.В., Чикулев А.В. и Шилов Р.В. говорили, что у них имеется пистолет ПМ., и он видел также у Прудникова В.В. гранату Прудников В.В. рассказывал и о том, что от своего родственника работавшего в УФСИН, узнал, когда В. явится на регистрацию в здание, расположенное рядом с СИЗО г. и там П.,

угрожая пистолетом, похитили, увезли в п. , где насильно удерживали в погребе или подвале, после чего П не выдержал и рассказал все, что им требовалось.

Допросы свидетеля «С » на предварительном следствии и в суде проводились в соответствии с требованиями ч. 9 ст. 166 и ч. ч. 5 и 6 ст. 278 УПК РФ, и в ходе судебного заседания председательствующий проверил все необходимые сведения о нем, разъяснил свидетелю процессуальные права и отобрал подписку об ответственности, а представителям защиты предоставил возможность задавать вопросы по фактическим обстоятельствам дела, исключая те из них, которые могли создать угрозу его безопасности.

При совокупности приведенных выше доказательств суд обоснованно признал Прудникова В.В., Чикулева А,В. и Шилова Р.В. виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ как похищение потерпевшего П в составе организованной группы, с угрозой применения насилия, опасного для жизни, а также предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, как самоуправство в отношении П совершенное с угрозой применения насилия. При этом доводы жалоб об излишней такой квалификации действий осужденных признаются судебной коллегией несостоятельными.

Преступная группа, в состав которой входили Прудников В.В Чикулев А.В., Шилов Р.В. и скрывшееся лицо, характеризовалась своей устойчивостью, длительностью существования (с апреля 2014 по июнь 2015 годов), наличием в ее составе руководителя, планированием совместной криминальной деятельности, распределением функций между ее членами при подготовке к совершению конкретных преступных деяний.

При этом мотив содеянного - компенсация причиненного имущественного вреда, на квалификацию действий осужденных, как совершенных в составе организованно группы, не влияет, поскольку осужденными был избран общественно опасный способ возмещения ущерба: путем совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том что Прудников В.В., Чикулев А.В. и Шилов Р.В. совершили перечисленные выше преступления в соста ве организованной группы.

Вопреки доводам жалоб, оснований для освобождения осужденных от уголовной ответственности по Примечанию к ст. 126 УК РФ судебная коллегия не усматривает, поскольку П был отпущен только после того, как он выполнил все предъявлю иные ему требования.

Судом было правильно установлено, что изъятый из квартиры Прудникова В.В. пистолет использовался им и другим членом организованной группы при похищении П и поэтому суд обоснованно квалифицировал действия Прудникова В.В. по ч. 3 ст. 222 УК РФ как незаконные хранение и ношение пистолета с патронами в составе организованной группы.

Вместе с тем, судебная коллегия, соглашаясь с доводами Прудникова ВВ., считает необходимым исключить из его осуждения ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку данное преступление ему органами следствия не вменялось, и его действия в этой части полностью охватываются ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Выводы суда о виновности Прудникова В.В., Чикулева А.В. и Шилова Р.В. в самоуправстве, похищении П а также о виновности Чикулева А.В. и Шилова Р.В. в причинении тяжкого вреда здоровью П повлекшем по неосторожности его смерть, основаны на показаниях свидетелей В потерпевшей П свидетелей К Г К М., «С М протоколах осмотра места происшествия, заключениях судебно-медицинских экспертиз, статистике телефонных соединений и других доказательствах, подробный анализ которым дан в приговоре.

Показаниями свидетеля К о том, что П разговаривал с М и В опровергаются утверждения Чикулева А.В. и Шилова Р.В. о приведении этими лицами потерпевшего в бессознательное состояние, а также и о том, что они якобы ожидали осужденных у магазина « » с телом П находившимся в багажнике их автомобиля без признаков жизни.

Вопреки доводам жалоб, суд рассмотрел настоящее уголовное дело всесторонне, полно и нарушений норм уголовно-процессуального закона которые могли бы повлиять на принятое по делу решение, судебной коллегией не установлено.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ, в приговоре приведены мотивы, по которым суд согласился с аргументами обвинения и показаниями свидетелей К В «С М данных последним на предварительном следствии, и отверг доводы Прудникова В.В., Чикулева А.В. и Шилова Р.В. в свою защиту, а также показания О Ц Щ иЗ М П Ч Н Л А Л свидетельствовавших в пользу подсудимых.

В ходе судебного заседания тщательно проверялись показания свидетелей П Ш К Ч,

Т М отдыхавших вместе с Прудниковым В.В. в сауне, и ссылки осужденных на сведения, полученные от этих лиц правомерно признаны несостоятельными, так как они постоянно с Прудниковым В.В. не находились, и, следовательно, не могли слышать все его разговоры, в том числе и о потерпевшем П

Все исследованные в ходе судебного заседания доказательства были оценены судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, и оснований сомневаться в ее правильности у судебной коллегии не имеется.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, и в целом им дана надлежащая юридическая оценка.

В частности, действия Прудникова В В., Чикулева А.В. и Шилова Р.В в отношении П обоснованно были квалифицированы как похищение человека, совершенное организованной группой, то есть по п. «а»ч. Зет. 126 УК РФ.

Кроме того, действия Чикулева А В и Шилова Р.В. по похищению П правомерно были квалифицированы еще и как совершенные с применением насилия, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть человека, то есть по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ, а также и как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, организованной группой, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, то есть по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как реальная совокупность этих преступлений.

Самоуправные действия Чикулева А.В. и Шилова Р.В. в отношении П совершенные с применением насилия, обоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 330 УК РФ, и доводы защиты об излишней квалификации в этой части признаются судебной коллегией несостоятельными.

Что касается Прудникова В.В., то суд правильно установил, что он сам непосредственно не участвовал в похищении П не применял к нему насилие в целях решения имеющихся между ними имущественных вопросов, но организовал это преступление, а когда «прибыл в отдельное помещение», и, увидев, «что П находится в бессознательном состоянии, и выдвижение ему имущественных требований невозможно», он уехал.

Таким образом, из приведенных выше обстоятельств следует, что Прудников В.В. не являлся соисполнителем преступного самоуправства в отношении П П. Учитывая диспозицию ст. 330 УК РФ, в которой отсутствует признак совершения преступления в составе организованной группы, судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Прудникова В.В. на ч. 3 ст. 33 и ч. 2 ст. 330 УК РФ как соучастие в самоуправстве в отношении П в форме организатора совершенное с применением насилия.

При такой квалификации действий осужденного не нарушаются положения ч. 2 ст. 252 УПК РФ, поскольку Прудников В.В. обвинялся в создании и руководстве организованной группы, и этот факт был установлен судом первой инстанции.

Что касается оправдания Прудникова В.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК РФ, а Чикулева А.В. и Шилова Р.В. - в совершении преступлении, предусмотренных ч. 2 ст. 209 и ч. 3 ст. 222 УК РФ, то суд, руководствуясь положениями ст. 14 УПК РФ правомерно истолковал в пользу осужденных все имеющиеся по делу сомнения в этой части, и обоснованно постановил по указанным обвинениям оправдательный приговор. Вопреки доводам апелляционного представления, оснований сомневаться в правильности такого решения у судебной коллегии не имеется.

Психическое состояние Прудникова В.В., Чикулева А.В. и Шилова Р.В. проверено (т.6 л.д.243-244, т.7 л.д.142-143, 239-240), и они обоснованно признаны вменяемыми.

Наказание Прудникову В.В., Чикулеву А.В. и Шилову Р.В. назначено с учетом содеянного, их личности, рецидива преступлений, обоснованно признанного обстоятельством, отягчающим их ответственность, а также с учетом наличия на их иждивении детей и матери-пенсионерки у Чикулева А.В., признанных обстоятельствами, смягчающими наказание.

Вопреки доводам жалобы осужденного Чикулева А.В., на момент начала совершения преступления (02.04.2014) сроки погашения его судимостей по приговору Исакогорского районного суда г. Архангельска от 19.02.1999 г. и Ломоносовского районного суда г. Архангельска от 20.09.2007 г., в соответствии с положениями п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ, не истекли, и в его действиях, а также в действиях Прудникова В.В. и Шилова Р.В. суд правомерно установил особо опасный рецидив преступлений.

Обстоятельств, позволяющих суду изменить категории совершенных преступлений на менее тяжкие в порядке ч. 6 ст. 15 УК РФ, иных смягчающих обстоятельств, на которые в своих жалобах ссылаются осужденные, а также для применения к ним положений ст. 64 и 73 УК РФ судебная коллегия не усматривает.

Назначенное Прудникову В.В., Чикулеву А.В. и Шилову Р.В наказание не является чрезмерно мягким, как об этом утверждается в апелляционном представлении государственного обвинителя, либо чрезмерно суровым, как об этом указывается в апелляционных жалобах осужденных и адвоката Еремеева В.В.

Вопреки доводам апелляционного представления, судебная коллегия не находит оснований для признания отягчающим наказание обстоятельством совершение осужденными преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 330 УК РФ, «в составе организованной группы поскольку оно было отражено в приговоре при описании фактической стороны этих деяний, и, следовательно, учтено судом при определении степени их уголовной ответственности за. данные преступления.

Что касается доводов представления об «использовании оружия» в отношении П то именно по этому эпизоду Прудников В.В осужден по ч. 3 ст. 222 УК РФ, и, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 6,

ч. 2 ст. 63 УК РФ, это обстоятельство не может дополнительно учитываться по данному же эпизоду еще и в качестве отягчающего наказание.

Также оно не является отягчающим для Чикулева А.В. и Шилова Р.В поскольку они оправданы в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ, за отсутствием в их действиях состава преступления, а действия с гранатой РГД-5 по этому эпизоду инкриминировались только одному Прудникову В.В.

При таких данных оснований для удовлетворения апелляционного представления судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 20 , 389 26 ,389 28 , 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Архангельского областного суда от 31 мая 2016 года в отношении Прудникова В В изменить:

исключить его осуждение по ч. 1 ст. 222 УК РФ в связи с излишним вменением;

переквалифицировать действия Прудникова В.В. с ч. 2 ст. 330 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 330 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ. по совокупности преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 330 (в отношении П п. «а» ч. 3 ст. 126 (в отношении П ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 330 (в отношении П п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в отношении П.),

путем частичного сложения наказаний, назначить Прудникову В.В наказание в виде лишения свободы на срок 12 (двенадцать) лет;

в соответствии со ст. 70 УК РФ, по с овокупности приговоров, путем частичного присоединения к наказанию, назначенному по настоящему приговору, наказания, не отбытого по приговору Исакогорского районного суда г. Архангельска от 24 июля 2009 года, и окончательно назначить Прудникову В.В. наказание в виде лишения свободы на срок 14 (четырнадцать) лет, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор в отношении Прудникова В В а также тот же приговор в отношении Чикулева А В и Шилова Р В оставить без изменения, апелляционное представление и апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта